Письма об «информационной экономике». Версия 2.0

Письмо первое: «Информационное производство как особое звено материального производства»

Начатая недавно польскими товарищами на «Пропаганде» дискуссия по вопросу об «обобществлении информации» заставила и меня вспомнить про свою серию статей 2009 года «Письма об информационной экономике», в которых, собственно, вопрос об обобществлении информации был самым обстоятельным образом разобран. Сама же та работа представляет собой «выжимку» из первой и второй глав первой книги «Капитализм – система без будущего», со дня выхода которой «в бумажном виде» прошло 10 лет.

В указанных работах мною сделана попытка разработать теорию информации как политэкономической категории, информации как товара и объекта собственности – и показана фундаментальная противоречивость товара «информация», специфическое противоречие этого товара, которое углубляет общее противоречие товара, открытое К. Марксом. Показано, что информация-то по самой природе своей товаром и объектом частной собственности быть не может, – однако товарная оболочка ныне навязана ей извне капитализмом, превращающим любой продукт труда в товар. 

Теория разрабатывалась мной в 2000-х годах в результате осмысления информатизации и «интернетизации» общества, бурно происходивших на переломе тысячелетий, – и в особенности в результате осмысления уроков т. н. «кризиса доткомов» 2000 года, в котором впервые воочию проявилась вся противоречивость информационной революции, внедрения новейших технологий при капитализме. Мы неустанно доказываем, что как раз те принципиально новые, потенциально могущественные производительные силы, что рождаются буквально в наши дни, совершенно несовместимы с капиталистическими производственными отношениями, «прорывая» их. Эти новые производительные силы составляют материально-техническую базу уже нового общества, которое должно прийти на смену капитализму, – такой принципиальнейший вывод следует из нашей «информационной теории», наперекор представлениям буржуазных технократов о том, что капитализм может быть «улучшен» благодаря успехам «цифровизации».

Технически вся значимая информация обобществляется уже сегодня – с изобретением и широким внедрением компьютера и компьютерных сетей. Дело стоит лишь за сменой производственных, общественных отношений. Ныне проблема обобществления информации – проблема не кибернетики и, вообще, технических наук, но проблема всецело политэкономическая.

Полагаю, что мощные мировые экономические кризисы 2008–09 и 2020 годов служат убедительным подтверждением моей теории, и в обстановке Мегакризиса как «Письма об информационной экономике», так и в целом «Капитализм – система без будущего» (ч. 1) получают новую актуальность. 

Поэтому мы решились повторить «Письма...» ещё раз, спустя 12 лет после их первой публикации – с небольшими дополнениями и изменениями. Ясно, что моя теория требует более глубокой дальнейшей разработки, но в данное время, в связи с выходом на финишную прямую работы над второй книгой «Капитализма», сделать это невозможно – это вопрос будущего.

С самого начала XXI века стало чрезвычайно модно говорить и писать об «информационной экономике», «инновационной экономике», «экономике знаний» и т. п. На эти темы написано множество статей и книг. В них содержится немало ценных фактических данных, интересных наблюдений, верных обобщений. Но и откровенной ерунды там можно встретить изрядно. И чего не хватает, на мой взгляд, практически всем авторам – так это глубины проникновения в предмет, недостаёт вскрытия противоречий «информационной экономики» капитализма.

Поэтому и я осмелился выставить на суд думающей публики свою теорию «информационной экономики», изложив её в виде большой серии статей-писем. Разумеется, это моё исследование никак не может претендовать на полноту и «всеохватность» – ибо предмет его крайне сложен и многосторонен. Предметом настоящего исследования является информация как экономическая категория – информация как продукт труда и средство труда, информация как особого рода, специфический товар и, наконец, информация как объект собственности и капитал (вернее – объект, в котором «воплощено» общественное отношение под названием «капитал»).Надеюсь, мне удалось изложить свою точку зрения достаточно обстоятельно и ясно. Начинаю я, казалось бы, с очевидных и даже скучно-банальных положений – ибо это необходимо для определения понятий и дальнейшего развёртывания теории, – но в результате рассуждений я прихожу к неожиданным и порою даже парадоксальным выводам. На «истину в последней инстанции» не претендую, жду критику в свой адрес. Но я, во всяком случае, верю, что даже мои заблуждения и догадки помогут другим учёным – тем, кто грамотнее меня, – лучше разобраться в экономической природе информации и решить те проблемы, которые поставил, но, возможно, так и не смог решить я…

Понятие информации само по себе очень сложно и многогранно, так что даже дать содержательное определение «информации» совсем непросто. Самое простое, хоть и явно неполное, определение состоит в том, что информация «в широком понимании – новые сведения об окружающем мире, получаемые в результате взаимодействия с ним. В процессе использования информация может быть объектом хранения, передачи и преобразования» [Украинская Советская Энциклопедия, 2-е изд., 1980, т. 4, с. 305]. Информация, прежде всего, есть совокупность сведений, знаний о чём-либо, которые люди хранят, передают друг другу и используют в своей деятельности. Она – результат активного отражения объективно существующего мира человеком; информация при этом – объективируемый продукт труда, особого, специфического труда. Причём специфический труд по выработке, передаче, обеспечению хранения и дальнейшему преобразованию информации тесно и неразрывно связан с трудом, направленным на преобразование материального мира, на создание окружающего нас мира вещей, – связан с трудом в материальном производстве.

Ведь с чего начинается трудовая деятельность человека, направленная на производство какого-либо конкретного продукта? Она всегда начинается с выработки идеи, с идеального образа этого изделия, с проекта («прототипа», «прообраза») вещи, способной удовлетворить некоторую потребность человека, предварительно осознанную им. Перед тем как изготовить что-либо, неважно что – примитивный каменный топор, табурет или сложнейший космический корабль, – человек попервоначалу должен осознать потребность в этой вещи, причём сама эта человеческая потребность определяется наличным уровнем развития производительных сил; затем – идеально представить себе будущий продукт своего труда, его внешний облик, внутреннее устройство и т. д. Далее человеку необходимо разработать – на основании проекта вещи и с учётом наличия у него средств производства – процесс её изготовления. А для этого нужно, опять же, идеально представить себе, мысленно «проиграть» в уме весь процесс изготовления данной вещи от «А» до «Я». Необходимо разработать технологию (по определению – совокупность производственных методов и процессов) производства изделия, а потом уже применить её практически.

Чтобы избежать обвинений в философском идеализме, сразу замечу, что здесь мы смотрим на вопрос не с философской точки зрения, но с точки зрения производственно-экономической. Мы рассматриваем не процесс познания как отражения человеком объективной действительности в ходе его материально-практической деятельности, – но процесс труда по изготовлению конкретной вещи. Вообще, философски, идея вторична, но в каждом конкретном случае производства каждой конкретной вещи она становится «впереди телеги». Никто ведь не станет спорить с тем, что каждому конкретному самолёту предшествует его идея в виде чертежей и прочего? Однако идея самолёта вообще, разумеется, есть результат всей многовековой практически-познавательной деятельности человека, начиная с наблюдения его с древнейших времён над полётом птиц.

Короче говоря, человек должен перво-наперво ответить на вопросы: Что мне нужно? (Какова потребность?) и Что делать? И далее – на вопрос: Как это сделать? Перед тем как начать воздействовать посредством орудий труда на вещество природы с целью изготовить нужный ему предмет потребления (в чём состоит классическое определение труда), человек должен осознать свою потребность в нём, разработать далее проект вещи, удовлетворяющей данную потребность, и технологию её производства. В этом всём, в «подготовительной работе ума», предваряющей «работу рук», – одно из отличий человеческого труда от «труда» животных, движимого в основном врождёнными инстинктами.

По словам Маркса, «паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил её в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении работника, то есть идеально» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 5]. Но этот «идеальный результат» сам есть результат труда! «Постройка “ячейки” в своей голове» – это тоже труд, труд, предшествующий труду по постройке материальной «ячейки» и составляющий с ним, по сути, один единый процесс.

Проект вещи может содержаться непосредственно в голове её творца, либо, если изделие достаточно сложно, так что его облик и устройство невозможно «удержать» в памяти, и если производство данного изделия требует развитой кооперации труда, проект должен быть перенесён из головы на внешний по отношению к индивидууму носитель информации, став при этом достоянием всего общества или хотя бы его части. Например, он может быть перенесён на бумагу или в память ЭВМ. В этом случае будущий продукт труда существует в виде чертежей, эскизов, описаний, инженерных расчётов и прочей технической документации – в виде объективированной информации, существующей теперь уже независимо от сознания конкретных людей-носителей. Естественно, что по мере усложнения производственной деятельности – и развития в связи с этим кооперации труда – объективируется всё больше нужной в труде информации. 

Итак, мы рассматриваем здесь информацию как совокупность нужных человеку в труде сведений (знаний). Информация – такой продукт отражения действительности и фактор её целенаправленного преобразования, который может объективироваться – т. е. получать независимое от индивидуального сознания существование – и благодаря этому она может в широких масштабах передаваться (распространяться) в пространстве и во времени, становясь достоянием общества. Таким образом, становится возможным дальнейшее движение информации между участниками общественного производства –  возникает информационный поток. Благодаря объективированию информации становится возможным и применение особого рода машин, осуществляющих передачу и переработку информации без непосредственного участия человека.

Только после того как создан идеальный прототип вещи, то есть вещь уже «изготовлена идеально», начинается, собственно говоря, процесс материального производства. Идеальный образ облекается во плоть, овеществляется. Образ табурета в голове столяра его руками превращается в реальный табурет. На основе чертежей трудом рабочих создаётся космический корабль, способный летать в реальном космическом пространстве, а не в воображении фантаста. Но любая «рукотворная» вещь, прежде чем получить материальное бытие, должна, так или иначе, пройти сначала «личиночную» стадию бытия идеального.

Разумеется – повторимся, да! – первичность проекта («идеи») создаваемой человеком конкретной вещи относительна. Ведь идея вещи не рождается в голове человека ex nihilo («из ничего»), сама по себе. Все идеи генерируются в человеческом мозге на основе знаний, полученных во всём предшествующем процессе отражения материального мира – мира, существующего объективно, до и независимо от сознания человека. Идеи рождаются в мозге как результат комбинирования представлений, возникших ранее в процессе человеческого познания и преобразования действительности, в процессе практики, в процессе труда. Уже сама способность человека комбинировать в своей голове различные представления и на этой почве рождать идеи новых, не существующих пока ещё в природе предметов, есть продукт длительной и сложной эволюции человека.

Повторимся, при рассмотрении предмета нашего исследования нужно смотреть на него не возвышенным взором философа, а приземлённым взглядом экономиста и «производственника», – отвлёкшись, именно в данном случае, от основного вопроса философии. Ибо речь у нас идёт не о знаниях (информации) как результате познания объективного мира человечеством. Речь здесь идёт всего лишь об информации как продукте труда, как продукте трудовых усилий конкретных работников. Эти люди затратили труд, затратили своё жизненное время и энергию, и создали своим трудом некий информационный продукт, который затем фиксируется на вещественных носителях информации, становясь предметом обмена и – в условиях господства товарно-денежных отношений – товаром. Здесь важно именно лишь то, что информация – продукт труда, а то, откуда, с точки зрения философской теории познания, берутся в голове знания, – от этого в нашем экономическом исследовании вполне можно отвлечься.

Процесс производства конкретных вещных (состоящих из вещества, осязаемых) продуктов труда, процесс материального производства можно мысленно разложить на три последовательных стадии. Первая стадия – труд по познанию человеком объективного мира. Результатом этой первой стадии являются человеческие представления об окружающем мире, о строении и свойствах материи; знания о законах, обусловливающих явления природы, о сущности этих явлений. Иначе говоря, результатом этой первой стадии единого производственного процесса является информация – совокупность сведений об окружающей нас действительности, необходимых для её преобразования. Это –информация производственного назначения, или первичная производственная информация – так мы будем именовать её впредь. Информация как продукт отражения объективной реальности и необходимый исходный фактор производства. Без этого исходного фактора производство функционировать не смогло бы, так же, как не может оно осуществляться без наличия остальных необходимых исходных факторов, в частности – вещества природы, на которое воздействует человек в процессе труда, и без самого человека как субъекта производственной деятельности. Ибо человек может изготовить необходимые ему продукты (блага) лишь на основе познания окружающего мира, только на основе информации о нём – первичной производственной информации. 

Принципиальный вопрос политэкономии: что есть производительный труд? Производительный труд – это, по сути, труд, затрачиваемый на создание необходимых человеку материальных благ, или, иначе говоря, труд, создающий материальные условия бытия человека, создающий материальную среду его жизни; и это «…процесс, в котором человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 5]. Но регулирование и контролирование любого процесса предполагает сбор и обработку информации об объекте – как необходимый момент регулирования и контролирования. Собственно, контролирование и состоит в сборе, переработке и использовании информации для целенаправленного воздействия на объект (процесс). Поэтому выработка знаний о природе есть неотъемлемый момент комбинированного производительного труда, опосредствующего обмен веществ между человеком и природой и создающего из вещества природы материальные блага. Стало быть, специфический труд по выработке производственной информации сам есть производительный труд. Труд учёного – во всяком случае, естественника (оставим в стороне общественные науки, удовлетворяющие мировоззренческие и идеологические потребности общества), – должен рассматриваться как труд производительный, вовлечённый в формирование нашей материальной среды.

Да, этот труд также – пусть и опосредствованно – направлен на создание материальных благ, если, конечно, его результаты могут быть использованы для этого. Такой труд не только формирует общественное сознание и удовлетворяет духовные потребности людей (что составляет содержание непроизводительного труда в духовном производстве); продукты его и, далее, изобретательского труда – знания, сведения, информация – выступают необходимыми факторами именно материального производства. Однозначно: производство всей применяемой в материальном производстве информации включено как необходимый момент в само материальное производство. Это – «идеальное производство вещей», которое опирается на уже существующие производительные силы, направлено на удовлетворение возникающих и осознанных материальных потребностей, и оно предшествует собственно производству тех или иных материальных благ, вещей. Производство информации неразрывно связано с изготовлением вещей и составляет с ним единый процесс производства материального бытия человека – процесс материального производства. И чем теснее связана наука с созданием материальных жизненных благ, тем в большей степени наука сама является частью материального производства, тем в большей степени она становится, как давно уже принято говорить, «непосредственной производительной силой».

Раз уж мы говорим о науке, вообще – о познавательной деятельности человека, как об одной из сторон и отраслей материального производства, то мы обязаны впредь и описывать её в терминах материального производства. 

Процесс познания окружающего мира с целью использовать полученные сведения в производстве материальных благ есть, как показано выше, процесс производительного труда. «Простыми моментами» процесса труда являются: «…целесообразная деятельность, или самый труд, предмет труда и средства труда» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 5]. Предметом труда – тем, «на что направлен человеческий труд» [Большая Советская энциклопедия, 2-е изд., т. 34, с. 404] – в сфере познания выступает материальный мир, объективная реальность, с которой взаимодействует и которую отражает познающий субъект. Средствами труда являются те инструменты и приборы, вообще – комплекс вещей, посредством коих человек или запечатлевает объективную реальность во время наблюдения, или воздействует на неё в ходе эксперимента, дабы познать её. Продуктом труда в данном случае является знание, информация – пока что ещё «сырая информация», «сырой информационный материал», требующий приложения труда для его дальнейшей переработки и использования. 

В процессе познания используются, однако, и средства труда иного рода – «невещественные». «Извлечённую» из внешнего мира первичную, «сырую», эмпирическую информацию необходимо ещё зафиксировать средствами языка, упорядочить, привести в некоторую систему, согласовать с открытыми ранее и проверенными практикой научными истинами. Исследователи должны перейти с эмпирического уровня познания на уровень теоретический, и этот переход осуществляется путём переработки первичной эмпирической информации. Процесс переработки информации осуществляется, если покамест оставить в стороне вычислительные машины, расширяющие возможности мозга, в головах самих людей. Ясно, что, поскольку обработка предмета труда осуществляется в самой голове, то на него нельзя воздействовать посредством внешних вещей, т. е. вещественных средств труда. В этом процессе используются иные средства труда – информационные, «невещественные». К данному вопросу мы вернёмся ещё впоследствии. Пока же отметим, что научная информация о внешнем мире, переработанная в стройные научные теории, более не является уже «сырым информационным материалом». Теперь это – готовый уже информационный продукт, продукт, готовый к последующему производственному потреблению. 

Вторая стадия материального производства состоит в том, что на основе тех продуктов-знаний, что получены на предыдущей, первой стадии, создаются непосредственно идеи вещей, их идеальные образы, «матрицы», подлежащие воплощению; а также разрабатываются технологии изготовления этих вещей. Создаются проекты изделий – средств производства и предметов личного потребления – и схемы процессов. Конкретно: чертежи, технические описания, стандарты, маршрутно-технологические карты, рецептуры и прочие формы информации, непосредственно потребляемой в процессе производства вещей. На этой стадии как раз и осуществляется идеальное производство конкретной вещи, что предшествует собственно материальному производству. Выполняется обработка первичной информации и на этой основе вырабатывается вторичная, непосредственно производственная информация, которая является, опять же, фактором материального производства, – но теперь это уже не информация, просто отражающая мир, каков он есть, а информация, применяемая людьми для активного и целенаправленного преобразования действительности. Это, скажем так, – «движущая» информация, которая направляет труд по обработке вещества природы и определяет этим форму, внутреннее строение и свойства рукотворных вещей; и, следовательно, она – это непосредственный исходный фактор материального производства, необходимое условие процесса труда в вещном производстве. Она теперь: условие функционирования производства; она служит средством труда наряду с вещественными средствами труда.  

Это – информация как непосредственная производительная сила, как сила труда. Производственная информация, представляющая собой совокупность внешних по отношению к людям объектов («документов»), есть необходимый объективный фактор производства, его непременный «участник»; она является, вне всяких сомнений, одной из составляющих производительных сил общества. 

Итак, информация может служить и предметом труда, и средством труда. Информационные предметы и средства труда выступают вместе как средства производства, как особые информационные средства производства, которые вместе с вещными средствами производства составляют средства производства в их совокупности. И вещественные, и информационные средства производства суть прошлый человеческий труд, воплощённый в определённых объектах, которые используются людьми для осуществления «живого» труда, служат его необходимым условием, – применяя их, «живой» труд создаёт материальные блага. Средства производства не обязательно должны иметь вещественную природу, быть осязаемыми вещами – такое представление, по нашему мнению, ограниченно и ошибочно, оно должно быть отброшено экономической наукой. 

Продуктом первых двух стадий единого производственного процесса является информация как исходный фактор, как условие процесса труда в непосредственно вещном производстве – т. е. непосредственном производстве вещей. Указанные две стадии можно объединить под названием «производство информации», или «информационное производство». (Пока что под ним будет пониматься только производство производственной информации для нужд производства вещественных продуктов. Но вообще-то это – только лишь одна из отраслей информационного производства в широком смысле этого термина, хотя и имеющая, безусловно, наиважнейшее значение для жизни общества.) Неправомерно противопоставлять информационное и непосредственно вещное производство, объявляя первое «непроизводительной деятельностью». Они неразрывны как человеческие мозг и руки, составляя два звена единого процесса материального производства. В процессе всей своей материально-практической деятельности, опосредствующей обмен веществ с природой и создающей материальные условия своего бытия, человек черпает из природы и использует не только вещество, но также ещё энергию и информацию. В материальном производстве создаются, таким образом, – создаются трудом человека – и соединяются, взаимодействуя, три потока: обрабатываемого вещества природы; энергии, движущей орудия производства; и информации, целесообразно направляющей это движение. Информационное производство создаёт информационный поток и доводит его до непосредственного вещного производства, потребляющего информацию как своё необходимое средство. 

Своеобразную, хотя, конечно, весьма далёкую, аналогию мы обнаруживаем в мире живой природы. В живой клетке «производство» белков осуществляется согласно «производственной информации», записанной в структуре ДНК. Эта информация воплощается в молекулярной структуре «продуктов труда» – специфических белков. «Предметами труда» здесь выступают аминокислоты, из которых составляются макромолекулы протеинов; «средствами труда» – особые образования – рибосомы, буквально «штампующие» «изделия», – а нужную для этого энергию поставляют молекулы АТФ (аденозинтрифосфорной кислоты). Вещественный, энергетический и информационный потоки здесь соединяются, причём «производство» белков невозможно без любого из них. Реплицирование наследственной информации, записанной в ДНК, в ходе чего иногда происходят мутации и, таким образом, «производится» новая информация; размножение и распространение наследственной информации в виде копий, носителями коих служат молекулы РНК; применение этой информации в качестве матрицы в процессе биологического синтеза белков – всё это суть неотъемлемые моменты «производства жизни» на фабрике под названием «живая клетка». Точно так же неотъемлемыми моментами общественного материального производства (как материального производства общественной жизни, бытия человека) выступают производство и распространение необходимой производственной информации, создание и поддержание в системе производства информационного потока.

Непосредственное вещное производство является, стало быть, третьей и завершающей стадией материального производства в целом, на которой труд по обработке вещества природы, направляемый производственной информацией, воплощает её в разнообразных вещественных продуктах, – т. е. на этой стадии происходит овеществление информации. Информационный поток соединяется с вещественно-энергетическим потоком. На основе информационных «матриц» трудом, направленным на преобразование вещества природы, изготавливаются нужные человеку вещи (блага) – это есть конечный пункт всего процесса, ради которого всё, собственно, и начиналось, и которому всё подчинено. В общем, знание всегда выступает как начало труда, а труд – как завершение знания.

Особое информационное производство – производство, вырабатывающее информацию, на основе которой создаются новые, невиданные ранее вещи и организуется «производство нового» (иначе: «инновационное производство»), – имело место быть, во всяком случае, в его зародышевой форме, всегда, на протяжении всей истории человечества. Его впервые осуществил наш далёкий полуживотный предок, которому пришла в голову идея немного подправить камень, превратив его в рубило-«чоппер», – а ведь это была гениальнейшая идея, лежащая в основе наших ядерных реакторов, космических кораблей, смартфонов и всех прочих чудес техники! Однако значение информационного производства и его относительные масштабы, соотношение информационного производства с непосредственно вещным, соотношение «производства нового» с «воспроизводством старого» были неодинаковы на разных этапах развития цивилизации, на разных уровнях развития производительных сил. Значение информационного производства на протяжении большей части всемирной истории неуклонно, но очень медленно росло, и лишь в середине XX столетия, в эпоху научно-технической революции (НТР), информационное производство, наконец, приобрело особо важную роль. Это, по нашему мнению, означает достижение качественно нового уровня развития производительных сил и даже изменение самого характера их последующего развития – что не может, в свою очередь, не вести к коренному изменению всех производственных отношений.
 

Продолжение следует
 

Еще у автора