Коммунизм и свобода. Размышления

Само собой разумеется в общественном сознании, что капитализм и рынок тесно связаны с понятием «свобода», а вот коммунизм в любом его проявлении — строго наоборот. Это как бы очевидная для всех вещь. Настолько очевидная, что даже защитники советского строя, например, говорят: да, свободы не было, но зато... и перечисляют преимущества, которые были в Советском Союзе «зато», взамен свободы. Более того, многие просоветские «мыслители» с иронией относятся к самому понятию свобода: при капитализме, говорят они, конечно, есть свобода — сдохнуть под мостом, умереть без медицинской страховки, от голода, сесть на иглу, попасть в долговую кабалу.

И все это в общем и целом тоже верно.

На Западе даже на понятийном уровне каждому «ясно», что коммунизм/социализм в любом проявлении — это несвобода, свобода появляется лишь с рынком и деньгами.

Истоки этой идеи в общем понятны — фон Хайек и прочая неоавстрийская школа, считающая любое вмешательство государства в Свободный Рынок проявлением «социализма», а социализм — ограничением Свободы.

На самом деле это очень серьезное заявление. Стремление к свободе — одна из фундаментальных основ человеческой психики, и утверждение, что коммунизм ограничивает свободу, очень сильно бьет по самой идее коммунизма. Изначально борьба за коммунизм как раз и связывалась с борьбой за свободу: «В царство Свободы дорогу грудью проложим себе!» И вдруг оказалось, что проложили дорогу отнюдь не в царство свободы, а наоборот — к порабощению (как уверяют антикоммунисты), и сейчас коммунисты не думают даже заикаться о свободе, обещать ее, призывать к ней. А это отталкивает наиболее сильных, независимых, мужественных людей, для которых свобода — не пустой звук.

Рассмотрим основные «свободы», которые, по мнению широкой общественности, дает капитализм в сравнении с социализмом/коммунизмом.

 

1. Свобода предпринимательства

Действительно при социализме практически не существует (может существовать на начальном этапе, при допуске частного сектора, который, как предполагается, со временем будет вытеснен более эффективным социалистическим производством).

Однако нетрудно видеть, что свобода "предпринимательства" — это подвид такой свободы одного, которая ограничивает свободу других. Скажем, никто не считает "свободой" право индивида убивать и насиловать, с ограничением такой "свободы" люди охотно мирятся даже при самом разнузданном капитализме. Подобные "права" - ограничивать возможности других членов общества - вообще не следовало бы относить к позитивному понятию "свободы", ведь даже самый убежденный либерал все же думает, что "ваша свобода заканчивается там, где начинается кончик моего носа".

Эксплуатация чужого труда - это по сути преступление против эксплуатируемого, ограбление его на сумму прибавочной стоимости, эксплуатируемый при этом, как правило, не улучшает или ухудшает свое материальное положение, имея возможность лишь не умереть с голоду, эксплуататор же присваивает произведенные деньги, улучшая свое положение с каждым годом.

Такого рода преступления против других людей при социализме запрещены, и это не ограничение свободы, а наоборот - расширение свободы большинства людей не быть эксплуатируемыми. Аналогично тому, как запереть преступника в тюрьму - это увеличить количество свободы для всех остальных людей: свободы выйти вечером без страха на улицу.

В России среди простых людей почему-то очень популярна идея "работать не на ДЯДЮ, а на себя", и это заявляется как высшая степень свободы. В самом деле, ведь при социализме можно было работать только на безличное государство, а сейчас - либо "на дядю", либо "на себя", и вроде как это свобода выбора. На практике "работа на себя" оборачивается зависимостью от клиента, при этом во многих отраслях клиент — тот же самый абсолютно ДЯДЯ, только этот дядя еще и не должен работнику ни социальных выплат, ни пенсии, ни страховок, ни соблюдения трудового законодательства. Зачастую фрилансер или мелкий предприниматель работает на одного-единственного "дядю", но даже если клиентов и много, положение такого мелкого буржуа в среднем не лучше положения обычного пролетария (который работает "на дядю"): при более высоких доходах получаются и более высокие расходы — от рекламы и самостоятельного поиска клиентов до личных вложений в пенсионный фонд, поскольку работодателя, обязанного это делать, нет. Посему данная свобода в принципе мало что значит для ее носителя: это просто две разные формы эксплуатации, и можно выбрать, какой на данный момент удобнее подвергаться (кстати, при нормальном, а не позднесоветском социализме, имеются также как государственная, так и кооперативная собственность, и тоже можно сделать выбор, в какой сфере работать).

 

2. Свобода потребления

Человеку, вышедшему из позднего СССР, действительно представлялось, что при капитализме на свои деньги (неважно, большие или нет — главное, свои) он гораздо легче может выбрать покупки. Например, купить автомобиль можно просто накопив деньги, а не дожидаясь в очереди (а кое-где, в некоторых соцстранах, например, автомобили еще и выделялись в первую очередь членам партии, что, безусловно, является уродливым извращением). Кроме того, полки магазинов предоставляют гораздо более широкий выбор различных товаров, пресловутые "сто сортов колбасы" или двадцать сортов зубной пасты. Это, конечно, не возвышенная Свобода, но тем не менее, тоже один из вариантов свободы.

Тут дело в том, что при капитализме тоже нет никакой "всеобщей свободы потребления", и деньги являются естественным ограничителем такой свободы. Полки магазинов потому и предоставляют "широкий выбор", что мало кто может купить все желаемое, большинство старается выбрать что подешевле. Вообще полная свобода потребления может наступить лишь в обществе абсолютного изобилия... и вот удивительный парадокс — такое общество может быть только коммунистическим. Почему - мы видим на примере, скажем, виртуальной продукции с себестоимостью, стремящейся к нулю (себестоимость одной копии фильма, электронной книги или музыки почти нулевая, если учитывать возможность бесплатно размножить эти копии хоть в миллиардных масштабах). Тем не менее, на Западе электронные копии книг могут стоить примерно столько же, сколько и бумажные (себестоимость которых сравнительно высока). Копирайт и частная собственность - чисто искусственные юридические понятия - позволяют формировать произвольные цены, никак не связанные с "ценностью"(стоимостью) по Марксу, то есть с трудозатратами. Людей искусственно ограничивают, причем ограничивают их свободу читать, учиться и развиваться, вводя произвольные, взятые с потолка цены, заставляя платить за то, что уже давно может быть почти бесплатным. Копирайт очевидное ограничение свободы! А ведь не за горами то время, когда и "реальная" продукция станет, благодаря автоматизации, крайне дешевой - но нас заставят ее покупать за те же самые деньги, что и сейчас, если не дороже - потому что капиталистам нужна прибыль.

На примере копирайта видно, что как раз для свободы потребления необходим коммунизм, общество, при котором целью производства будет не получение прибыли, а удовлетворение потребностей граждан.

Те же ограничения потребления — талоны, пайки, очередь на какие-то товары - которые мы видели на первом этапе коммунизма — вызваны не общественным строем, а банальным дефицитом продукции в обществе и стремлением обеспечить всех или как можно большее число людей. Наиболее жесткий пример: что было бы, если бы в Ленинградскую Блокаду жителей снабжали не пайками и распределениями, а предоставили бы им возможность покупать те же продукты "свободно", по рыночным ценам? Очевидно, что город вообще не выстоял бы, и был бы попросту уничтожен.

Но однако, иногда эти распределения были и неумными, в некоторых случаях можно было не вводить талоны, например, на масло и сахар, а просто поднять цены — ничего  с гражданами в позднем СССР не случилось бы в связи с этим, просто начали бы более бережно относиться к продуктам, не покупать по 3 кг масла, а как сейчас, по 200 граммов на неделю. Однако понятно, что ошибки руководства СССР вовсе не являются имманентными свойствами коммунизма в целом.

Аналогично и в капиталистических странах нередко вводили талоны и различные пайки и распределение (например, в Англии и многих других странах во время Второй Мировой войны), и  никто не видел в этом "ограничения свободы". Почему?

Да потому, что очевидно — свободным может быть только тот человек, который обладает определенными средствами для продолжения жизнедеятельности. Если у человека нет продуктов питания вообще, вся его деятельность посвящена добыче этих продуктов, и ему грозит смерть. О какой свободе тут может идти речь — тут уже простая биологическая необходимость.

Собственно говоря, именно из этого положения обычно исходили руководители социалистических государств, снабжая граждан едой и товарами первой необходимости. а также, скажем, жильем, внерыночными способами, по очереди или по распределению. Получив эти вещи первой необходимости, человек обретает некоторую степень свободы, может размышлять о том, как улучшать свое положение дальше, пойти учиться, переехать или совершать еще какие-то действия.

Таким образом, пайки, распределение, даже пресловутый гипотетический БОД — все это отнюдь не ограничения свободы. Когда вам что-то дают — это что, ограничение вашей свободы? Нет, конечно. Вот дефицит товаров — это да, ограничение свободы, но понятно, что он не присущ коммунизму имманентно, а был в определенных странах на определенных этапах, в связи с какими-то событиями, он же очень часто наблюдается и при капитализме. Поэтому никак нельзя сказать, что капитализм обеспечивает свободу потребления, а вот коммунизм — нет. Это либо ошибка, либо пропагандистская фигура речи. По сути же, в этой области (см. о копирайте) все обстоит ровным счетом наоборот. 

 

3. Свобода выбора места жительства

По сути, это частный случай пункта 2 — свободы потребления. Поэтому здесь можно сказать то же самое: в принципе естественным ограничителем такой свободы являются деньги, и так будет до тех пор, пока не будет построено общество абсолютного (или стремящегося к абсолюту) изобилия.

Но здесь все обстоит более жестко, потому что при социализме жилье никогда и не было предметом торговли, предметом частной собственности (да вероятно, и не должно быть). То есть жилье всегда не продавалось, а распределялось по принципу очереди, нуждающимся. Это объясняется тем, что при реально существовавшем социализме до сих пор всегда - в связи с объективными обстоятельствами — изобилия жилья не было, а был его дефицит. При дефиците же не только социалистическое, но и разумное капиталистическое правительство старается удовлетворить жизненные потребности граждан нерыночными способами.

И как раз это - поддержка свободы, потому что свободен только тот человек, который не находится в тисках жестких биологических императивов, не боится умереть с голоду и имеет крышу над головой. Недостаток же жилья - явление временное и связанное с вполне объективными обстоятельствами.

При капитализме вопрос жилья решается рыночным способом: с одной стороны, часть более обеспеченных граждан могут взять кредиты и купить квартиру или дом (правда, вот парадокс, не случайно ипотеку называют "долговым рабством" - выходит, у человека при капитализме действительно есть "свобода" продать себя в рабство!).

С другой стороны, рынок жилья все больше захватывают и делят между собой монополии.Здесь действует тот же закон монополизации, вытеснения мелких предпринимателей крупными "акулами". Например, в Германии около 400 тысяч квартир принадлежит маклерской конторе "Воновия", продолжающей поглощать более мелких конкурентов. "Дойче Вонен" с их 160 тысячами квартир стоит далеко позади. Те, кто не может или не хочет взять ипотеку - попадают в буквальное рабство к квартиросдателям, крупным или мелким (зачастую у единичного хозяина-квартиросдателя жить еще тяжелее).

Съемная квартира — это очень сильное ограничение свободы в сравнении с пусть маленькой, но собственной. На ней нельзя вообще или можно лишь ограниченно держать животных, заводить детей или даже начинать совместную жизнь с партнером (сдавали квартиру на одного, а теперь живут двое? Непорядок!) Квартиросъемщик обязан следить за состоянием квартиры, при этом ремонт и дизайн не должен выходить за определенные "общепринятые" рамки, да что там, просверливая любую дырку в стене, квартиросъемщик должен переживать — а имел ли он на это право, и не придется ли в итоге за это дорого заплатить! Даже чистоту и порядок в квартире он обязан поддерживать не для себя, а для "дяди". Что же касается, например, остекления балкона и прочего оформления "наружности" — здесь нет прав не только у квартиросъемщиков, но даже у владельцев собственных квартир.

Таким образом, "рынок жилья" отнюдь не увеличивает степень свободы: некоторые в результате этого "рынка" оказываются вообще на улице, другие попадают в долговое рабство, третьи —  в рабство жилищное. Степень свободы тут как раз может быть увеличена лишь одним способом и только при социализме: мощное жилищное строительство и выделение новых квартир нуждающимся.

Но кроме вопроса рынка жилья, здесь необходимо еще и рассмотреть вопросы туризма и миграции, которые при капитализме как бы - как это всем представляется — более свободны. Ведь каждому понятно, что если у мужика в Сирии разбомбили дом, то он совершенно свободен взять семью и переехать, например, в Германию, снять там жилье... это, если кто не понял — ирония. А если серьезно, то миграция отнюдь не является благом в 90% случаев. Лишь очень незначительное число людей мигрируют в другие страны из соображений "хочется посмотреть что-то новое, изменить свою жизнь". Удивительным образом, именно это незначительное число широко представлено среди мигрантов в интернете (впрочем, ничего удивительного в этом нет).

Большинство же гонит в чужие края нужда. "Дивлюсь я на небо тай думку гадаю", как и грустные песни ирландских эмигрантов — вот это точное выражение проблем народной миграции. Кроме "свободы миграции" должна быть свобода жить на Родине — а вот ее-то у нас зачастую и нет. Свобода сдохнуть на Родине или того хуже — обременять и мучить родственников на Родине, вместо того, чтобы им помогать, посылая деньги с чужбины - вот это есть, да.

Все другие причины миграции, кроме экономических и военно-политических (разбомбили дом, преследуют за цвет кожи) - настолько слабо и мало представлены, что и акцентировать внимание на них - это все равно что переживать о мелком жемчуге в то время, когда у большинства проблемы с жидким супом.

Когда мне начинают рассказывать, что мол, из ГДР в ФРГ переезжали "ради свободы", я спрашиваю, почему же, как только в ГДР реально настала "свобода", то есть ГДР была аннексирована и стала как бы одним государством со "свободной" ФРГ — оттуда уже не то, что переезжать, а начали валить толпами на запад, вплоть до того, что города становились пустыми. Чего ради? Ведь "свобода" в ГДР уже пришла! Никто так и не нашелся пока с ответом, начинают мямлить "ну это же совсем другое!". А почему — другое? Из ГДР точно так же многие желали свалить лишь по той причине, что имея хорошее образование, надеялись в ФРГ устроиться получше экономически. И понятно, что после аннексии, зачастую потеряв работу (ведь экономика ГДР была разрушена и распродана, производство уничтожено - ни к чему западным фирмам лишние конкуренты) — люди обрели гораздо больше поводов к миграции.

Как мигрант, я могу сказать, что миграция — это бедствие, прежде всего для самих мигрантов, это жизненное препятствие, которое нужно преодолеть, это жизненная проблема. Свобода терпеть бедствия? Ну не знаю. Я предпочла бы обойтись без этого. А свобода для немногих хорошо обеспеченных, имеющих подходящую специальность, любителей приключений — увы, это именно свобода для немногих.

Разумеется, реально существовавшая система социализма была несовершенной и находилась в перманентных условиях войны - холодной или уже горячей. С этим были связаны ограничения на туризм, которые опять же не являются имманентным свойством коммунизма. Наоборот, там, где туризм (да и миграция, кстати) не были скованы военно-политическими соображениями, это явление было распространено очень широко и ничем не ограничено. Скажем, туризм в пределах Советского Союза был широк и разнообразен, если советский человек ехал отдохнуть в Крым — то недели на три, сейчас для большинства трудящихся это нереально.

Очевидно, что при всемирном коммунизме никаких ограничений ни на туризм, ни на миграцию не будет и быть не может. Более того, только коммунизм обещает нам в итоге мир без войн и экономической отсталости разных регионов - что даст людям свободу как мигрировать куда угодно, так и жить там, где они родились и выросли.

 

4. Свобода выражения политических мнений

Тут опять же все кажется "очевидным". Ведь мы же знаем, что при капитализме можно быть националистом, монархистом, демократом, либералом, даже левым, а вот при коммунизме можно быть только коммунистом, а все остальное запрещено. При капитализме можно почитать Бердяева и Солженицына, но также и Маркса, а вот в СССР с первыми двумя авторами были проблемы.

Но увы, здесь опять та же очевидность, что и в случае с Солнцем, которое ходит по небу вокруг Земли. Потому что при капитализме, безусловно, можно выражать политические мнения, которые не выходят за определенные рамки, поставленные правящим классом буржуазии.

Этих мнений придумано даже довольно много. Можно, действительно, быть правым, можно левым, можно даже хотеть монархии. У всех этих мнений есть одно четкое ограничение: они должны быть, как говорят в ФРГ, "конституционными", то есть не призывать к обобществлению частной собственности и ломке буржуазного государства.

Именно поэтому они по сути своей не отличаются друг от друга. Нет, рядовые члены этих движений убеждены, что у них есть свои, отличные от других, идеи. Одни хотят, например, выйти из ЕС, другие — туда войти, третьи - вести войны, четвертые - отказаться от войн. Но при попадании в парламент все эти силы начинают вести себя так, как от них требует логика капитала. Так, партия Зеленых в ФРГ, которая формировалась как партия мира, отлично голосует за военные расходы и НАТО. Потому что альтернатива у них - просто вылететь из парламента за "недоговороспособность" и "неконституционность" (примеры были).

А поговорить можно, отчего же нет. Есть определенный набор тем, на который говорить дозволяется.

Да, в настоящий момент можно быть и коммунистом, то есть выходить за эти заданные рамки. Но — только у себя на кухне или в пивной в компании 10 человек. И это можно только сейчас потому, что коммунизм находится в фазе глубокого поражения, коммунисты маргинальны, у них нет шансов быть услышанными. Когда это было не так (и в будущем, когда это станет не так) - ситуация резко меняется, и коммунистов постигает весьма неприятная судьба, как, например, компартии в ФРГ и США после 2й Мировой. И это еще демократические развитые страны, я уж не говорю о фашистских режимах или ужасах вроде резни Сухарто в Индонезии.

Как ни странно, примерно так же обстояло дело и при реальном социализме в СССР и странах соцлагеря.
Только там можно было выражать политические мнения, не выходя за определенные рамки, поставленные правящим классом пролетариата.

То есть не ставить под сомнение вопрос общенародной собственности.

Там, правда, чаще всего не формировались целые политические партии, выражающие "в рамках законности" различные идеи. Но иногда и формировались - например, в ГДР прекрасно действовали партии христианских демократов, националистов. В Польше католическая церковь была самостоятельной (причем даже криптоантикоммунистической) политической силой. В СССР, в силу исторических обстоятельств, таких партий и организаций не осталось (возможно, если бы левые эсеры и анархи, а также РПЦ с самого начала повели себя как-то иначе — все и сложилось бы иначе). Но однако откройте любые газеты советского времени — граждане постоянно вели там открытые дискуссии, в том числе, и политические; то есть частное выражение своего мнения никому не возбранялось и даже поощрялось, существовало множество общественных организаций - профсоюзы, женские организации, молодежные организации, клубы, ассоциации, союзы, общества. Все они могли иметь различные точки зрения на частные вопросы строительства социализма и свободно дискутировать. Если у человека и не было возможности организовать жесткую партийную структуру каких-нибудь "христианских либералов", то была прекрасная возможность создать своего рода кружок и действовать в нем, выражая определенную точку зрения - и мы даже знаем такие кружки и общества.

Репрессивность в отношении таких общественных кружков и организаций вызывалась тем, что они, в связи с неустойчивостью социализма и враждебным окружением, довольно быстро переходили как раз к тому, чтобы ставить под вопрос общенародную собственность и социалистический строй. Но повторяю, эта репрессивность в среднем не превышала репрессивности в отношении противоположной точки зрения при капитализме (а если учитывать капиталистические же фашистские режимы - сильно отставала от них).

Таким образом, мы видим, что свобода выражения мнения как при капитализме, так и при социализме всегда была ограничена тем, насколько при этом ставится вопрос собственности и государственной власти; что это ограничение в любом случае связано с репрессиями и запретами (причем в случае капитализма в среднем бОльшими ограничениями). И разумеется, после мировой победы коммунизма вопрос перехода обратно к частной собственности и эксплуатации станет настолько смехотворным, что как-то запрещать и ограничивать свободу разговоров на эту тему станет просто глупо.

 

* * *

Я понимаю, что пытаюсь возражать настолько "всем понятным" и "общепринятым" вещам, что это вызовет несомненную попоболь у множества граждан. Но тем не менее, начинать говорить об этом необходимо.

Потому что это возмутительно: пропаганда украла саму нашу цель, саму основу нашей борьбы — борьбу за свободу. Борьба за коммунизм - это борьба за свободу! Коммунизм — это свобода для большинства сразу, и для всего человечества в будущем. Сначала эта свобода будет связана с ограничениями для меньшинства, потом - станет стремящейся к абсолюту.

Капитализм, безусловно, допускает значительно бОльшую степень свободы для большего числа людей,  нежели предшествующая формация — феодализм. Но это далеко не конец истории. При благополучном исходе, если пролетариат в союзе со всеми трудящимися придет к власти, степень свободы расширится сначала частично, а потом — практически безгранично. Жизнь в мире без войн, без эксплуатации, с возможностью выбора любой профессии, любого жизненного пути, в мире, где все обеспечены едой, жильем и работой-социализацией, без ограничений и долгового рабства — это и есть свободная жизнь.

Но мы рассмотрели только "частное" измерение свободы, частично обеспеченное уже и при капитализме. Коммунизм же открывает НОВЫЕ СТЕПЕНИ свободы. Только при коммунизме человечество сможет осуществить большие проекты — например, исследование Космоса, океанских глубин, строительство вне Земли, достижение бессмертия. Думаю, не надо доказывать, что при капитализме это в принципе невозможно - просто по социальным причинам.

Осуществление же этих проектов откроет перед человеком воистине головокружительные перспективы свободы — свободы сверхчеловека, покоряющего само Мироздание; бессмертного, играющего со звездами, как ребенок — с кубиками.

Когда мы боремся за коммунизм — мы боремся не просто против нищеты и эксплуатации.

Мы — за свободу звездного Будущего!

И это не громкие слова - это реальность.