Главная / Аналитика / Материалы / История

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ОРГАНИЗАЦИИ

Политическое пространство организации

 

Оглавление

Скачать: [fb2] [epub]

  1. Переворот 1971 г. и конец публичной политики
  2. Восстановление политического пространства
  3. Формирование РПК
  4. Политическое пространство организации
  5. Дискуссия и выводы

 

Политическое пространство организации

Люди в группе, которые в конечном итоге станут РПК, решили организовать себя по-другому. Они сформировали плотно структурированную и хорошо дисциплинированную, но полуоткрытую сеть, в основном занимающуюся дискуссиями (Kaytan, 2006; Karasu, 2006; Kalkan, 2008). Для других сеть была открыта по приглашению, главным образом через беседу с Абдуллой Оджаланом. Члены группы встречались тайно на квартирах, где они жили, и вели там долгую и интенсивную дискуссию с друг другом. На турецком языке этот процесс был концептуализирован в понятии «yoğunlaşmak» – типичный термин для РПК, буквально означает «сосредоточиться» (Jongerden and Akkaya, 2012). На практике это был (и действительно продолжает быть) интенсивный процесс размышления, обсуждения, самокритики – своего рода целенаправленное групповое исследование. Иногда проводились два или три собрания в день, в которых участвовало от 10 до 30 человек. Частые, продолжительные и интенсивные дискуссии на этих собраниях способствовали выработке самобытной идеологии, привлечению новобранцев и формированию тесного товарищества (Jongerden and Akkaya, 2012: 22). Кемаль Пир будет позже говорить об этом периоде так: «Мы были вынуждены убеждать людей работать с нами; это была та работа, которой я был занят (...) Если для убеждения людей понадобилось три часа, мы были бы заняты в течение трех часов, если бы потребовалось 300 часов, чтобы убедить их, мы бы занимались этим в течение 300 часов. Мы работали над тем, чтобы убедить людей (...)»[1].

Новички приглашались в группу через личные контакты. Первоначально, эти контакты устанавливались в университете или через политическую деятельность:

 

«В Анкаре было очень большое молодежное движение. Каким образом люди встречались? Они встречались на занятиях. В то время в университете происходило размежевание между революционерами и фашистами. Революционно настроенные студенты знакомились с друг другом на факультетах. Когда они встречались на мероприятиях и узнавали о стремлениях друг друга, это создавало ощущение близости. Таким образом, мы узнавали друг друга. Вот таким же путем мы узнали друг друга – «Революционеры Курдистана» вышли из практики»

Дуран Калкан, личная беседа, 28 октября 2014 г.

 

Университет, общежития, классы и столовые были важными местами для встреч и набора людей. Другие места, где также проводились наборы, были ассоциации и профсоюзы:

 

«ВДОАА было важным местом, офисы Союза преподавателей Турции, ТМММО (палата архитекторов и инженеров), факультет политологии (Анкарский университет) и общежития юристов, студенческие квартиры, а позже профсоюзные офисы и другие площадки. Это все были общественные места (...) На факультете политологии [Университет Анкары] левые студенты занимали сильные позиции. Рядом с факультетом политологии находился юридический факультет. У них были свои общежития. Посередине находилась журналистско-издательская школа. Во всех этих местах левые студенты находились под контролем. Это была большая территория, где левые студенты могли собираться вместе»

Дурен Калкан, личная беседа, 28 октября 2014 г.

 

Таким образом встретились Дуран Калкан, Джемиль Байык и Кемаль Пир. Калкан и Байык совместно проходили подготовительный класс университета в 1971 году, а Байык и Пир начали учиться на факультете языков, истории и географии, где они встретились с левыми группами:

 

«Мы начали учебу в университет в одни и те же годы. Мы встретились во время драки с фашистами в университетской столовой. Наша дружба начала развиваться с этого момента и превратилась в политические отношения. Поскольку он доверял мне, он однажды сказал мне, что у него были друзья, у которых были соображения по курдскому вопросу. Он спросил меня, хочу ли я встретиться с ними. «Почему бы и нет?» – сказал я (...) Однажды после занятий мы вместе отправились туда (...) После обеда он [Абдулла Оджалан] спросил меня, что я думаю о курдском вопросе. В то время мои мысли о курдском вопросе были крайне ограниченными. «Если в Турции произойдет революция, курды также получат свободу» – сказал я (...) После этого он говорил со мной о курдском вопросе в течение четырех-пяти часов (...) Это изменило мою точку зрения»

Джемиль Байык, личная беседа, 30 октября 2014 г.

 

Джемиль Байык присоединился к группе и остался с Абдуллой Оджаланом и Хайдаром Кайтаном жить в одной квартире. Со своей стороны, Джемиль Байык представил группе Дурана Калкана. Хаки Карер рекрутировал, среди прочих, Мазлума Догана[2].

Фундамент для создания РПК был заложен в октябре или ноябре 1972 г., когда Абдулла Оджалан встретился с Кемалем Пиром и Хаки Карером. Ранее в апреле 1972 г., Оджалан был арестован и заключен в тюрьму за участие в организации университетского бойкота в знак протеста против убийства руководителей НОПТ-Ф в перестрелке в Кызылдере. Он был освобожден в конце октября. До своего заключения, Оджалан жил в студенческом общежитии, но в результате его участия в политической деятельности и из-за своих убеждений он не смог вернуться туда (Дуран Калкан, личная беседа, 28 октябрь 2014 г.).

Ища квартиру, он поговорил с Доганом Фыртына, который учился в Анкарском университете с Оджаланом и с которым он был вместе заключен в тюрьму. Фыртына сказал Оджалану, что у него есть два друга, как и он, родом из причерноморского региона Турции, имеющие симпатии к левым. Кемаль Пир был симпатизантом НОПТ-Ф, а Хаки Карер – НОАТ. Фиртина дал Оджалану адрес в районе Эмека Анкары (Джемиль Байык, личная беседа, 30 октября, 2014 г.).

 

Абдулла Оджалан в центре, Джемиль Байык – крайний слева

Абдулла Оджалан в центре, Джемиль Байык – крайний слева

 

После того, как они встретились, Кемаль Пир, Хаки Карер и Абдулла Оджалан жили на одной квартире около года до конца 1973 года или начала 1974 года, после чего они разошлись по квартирам в других частях Анкары. В первый год после того, как Пир, Карер и Оджалан встретились, в квартире в Эмеке сформировалась группа, занимающаяся самообразованиями и дискуссиями :

«В начале у нас была одна квартира. Позже мы арендовали еще одну. Все кадры получили образование в этих двух квартирах. Мы использовали их как образовательные центры. Конечно, приход и перемещение людей могли привлечь внимание и создать беспокойство среди соседей, которые могли проинформировать полицию. Мы приняли это во внимание. Люди приходили вместе в квартиру не в любое время когда соседи могли их видеть. Они приходили в то время, когда соседей не было дома или на балконах своих квартир. Мы также сказали соседям, что мы были студентами, и что нам необходимо совместно с друзьями из университета заниматься. Мы также следили за тем, чтобы мы не создавали неприятностей и вели себя скромно. Через год мы сняли новые квартиры»

Джемиль Байык, личная беседа, 30 октября, 2014 г.

 

Абдулла Оджалан

Абдулла Оджалан

 

К. Пир, М. Доган, Х. Дурмуш.

К. Пир, М. Доган, Х. Дурмуш.

 

Встречи проводились ежедневно:

«Мы встречались каждую ночь. Мы обсуждали социализм, а также работу Сталина по национальному вопросу, которая была переведена только на турецкий язык. Мы дискутировали по колониальному статусу Курдистана. Иногда в собрании участвовало 15 человек, иногда 20 или 30. Существовало постоянное ядро людей, а другие присоединились по приглашению постоянных членов. Приглашенными могли быть друзья из университета или дома. Некоторые из них стали членами группы, другие ушли»

Аноним, личная беседа 30 декабря 2010 г.

 

В период ВДОАА, в 1974 году квартира в Эмеке, где жили Пир, Карер и Оджалан, была оставлена. Затем Абдулла Оджалан, Али Хайдар Кайтан и Джемиль Байык арендовали квартиру в Юкари Айранджи, недалеко от парламента Турции. Хаки Карер, Кемаль Пир и Дуран Калкан переехали в квартиру в Дикимеви. Эти две группы поддерживали связи в ходе регулярных встреч и собраний. В следующем году они снова переехали из квартиры в Дикимеви в новую квартиру в Аниттепе (Аккаya, 2005, 2016: 134). Три квартиры в Эмеке, Юкары Айранджи и Дикимеви были ключевыми объектами для формирования и набора идеологической группы, предоставив пространство для развития группы с конца 1972 года до начала 1975 года. «Революционеры Курдистана» арендовали квартиры недалеко от Анкарского университета, но они не предпочитали жить в тех районах, которые, как известно, были «алевитскими», «курдскими» или «революционными», поскольку это были кварталы, находящиеся под пристальным вниманием турецких сил безопасности и спецслужб:

 

«Ашагы Айранджы был хорошим районом для того чтобы остаться там. Дикимеви был недалеко от факультета политологии (Анкарского университета). Ближе к Джебеджи. Мы предпочитали квартиры в подвальных этажах. Мы исходили из того, сколько мы могли заплатить. Единственным нашим доходом были стипендии. Наши семьи иногда присылали нам еду. В свою очередь, каждую неделю двое из нас работали носильщиками, чтобы заработать немного денег. Так мы обеспечивали нашу жизнь и делали нашу революционную работу. Мы выбирали квартиры, в которых мы жили на произвольной основе. Это привлекло бы внимание, если бы мы были бы придирчивыми. Мы предпочли не останавливаться в алевитских и революционных кварталах. Эти районы находились под постоянным полицейским наблюдением. Полиция могла бы определить, кто приходит и покидает этот район. Поскольку мы только начали, мы не хотели привлекать внимание со стороны полиции. По этой причине мы не создавали ассоциацию или журнал, и мы не снимали квартиры в местах, которые привлекли бы внимание полиции»

Джемиль Байык, личная беседа, 30 октября 2014 г.

 

Анкарский университет

Анкарский университет

 

Первоначально «Революционеры Курдистана» не селились в районах, известных как левые, потому что они находились под пристальным наблюдением государства. Тем не менее, эти районы стали важными центрами набора новых людей после первого формирования группы и организации, стремящейся к дальнейшему развитию. Одним из первых районов, где РПК начала развертываться и набирать людей, был Тузлучайир. В 1970-х годах это был район «геджеконду» в Анкаре с большой долей алевитов и курдов среди местных жителей (Аккаya, 2016: 147).

 

«В Анкаре были такие районы, как Тузлучайир, Абидинпаша и Мамак, где жило много курдов-алевитов и левых. В этих районах развивались фашистские организации при поддержке полиции. Кемаль Пир был первым, кто занимался организационной работой в этих районах. Он организовал борьбу с фашистскими организациями и очистил эти три квартала. В этих кварталах господствовали левые»

Джемиль Байык, личная беседа, 30 октября 2014 г.

 

Рыза Алтун, который был членом Центрального комитета РПК и Совета председателей и остается высокопоставленным членом РПК, жил в Тузлучайире. В то время он был сторонником НОАТФ и часто посещал организацию, близкую к НОАТ, которая находилась по соседству[3]:

 

«Наш дом ... У нас было курдское прошлое. Дерсим. Но нас изгнали из Дерсима в Кайсери. Дата нашего изгнания неизвестна. Мы не знаем, когда нас депортировали, но мы были переселены в Сарыз, район Кайсери. Однако наша курдская идентичность продолжала существовать. Дома мы всегда говорили на курдском языке. Позднее мы переехали в Анкару. Это было в 1960-х годах.

В Анкаре, в нашей семье, я вырос с симпатией к левому движению. Я симпатизировал НОАТ. По соседству я нашел левые организации и встретился с левыми активистами. В 1975 г. я услышал о группе, называемой «Apocular». Но то, что мы слышали о них было отрицательным. Их сравнивали с [турецкими националистами] МHP и называли курдскими фашистами, т.е. людьми которые были крайне агрессивными, не разговаривали, а сражались. Такой образ и пропаганда были созданы внутри левого движения. Вначале я не уделял им большого внимания, но они постоянно находились на повестке дня. Однажды я встретил Кемаля Пира, а через него остальных. Образ, созданный вокруг них, не соответствовал тому, что я увидел. Они обсуждали право курдов на самоопределение, и я сразу почувствовал симпатию к этому»

Рыза Алтун, личная беседа 30 октября 2014 г.

 

Рыза Алтун присоединился к движению, и семейный дом, в котором он жил, впоследствии станет одним из мест собраний движения. Эта расширяющаяся сеть домов, часто меняющаяся для предотвращения обнаружения, стала основой для развития группы, которая в конечном итоге создала РПК. Не только в Анкаре, но и в других городах Турции и в Курдистане, частные места стали центрами политического образования, публичные места, такие как университеты, общежития и ассоциации функционировали как места встречи и набора новых членов.

 

Современная карта Анкары

Современная карта Анкары

 

  1. Ближневосточный технический университет
  2. Район Эмек, где группа «Революционеры Курдистана» снимала квартиру
  3. Анкарский университет
  4. Район Аннетепе, где группа «Революционеры Курдистана» снимала квартиру
  5. Район Дикимеви, где группа «Революционеры Курдистана» снимала квартиру
  6. Район Абидинпаша, где группа «Революционеры Курдистана» рекрутировала людей
  7. Район Тузлучайир, где групп «Революционеры Курдистана» рекрутировала людей
  8. Район Мамак, где группа «Революционеры Курдистана» рекрутировала людей
  9. Айранджы, где группа «Революционеры Курдистана» снимала квартиру
  10. Юканджи Айранджы, где группа «Революционеры Курдистана» снимала квартиру

Примечания

[1] http://www.diyarbakirzindani.com/index.php?Itemid=39&id=65&option=com_content&task=view (last date of access, August 20, 2008).

[2]Мазлум Доган родился в 1955 году в селе Теман в районе Каракочан, провинции Элязыг. Доган проходил обучение по специальность учитель в Эскишехире и Балыкесире перед началом курса по экономике в университете Хаджеттепе в Анкаре в 1974 году. Он совершил самоубийство, повесившись в Навруз 21 марта 1982 года. В историографии PПК говорится о том, что, прежде чем убить себя, он зажег три спички, символизирующие пожар Навруза – крупного праздника для курдов, публичное празднование которого было запрещено в Турции. Его самоубийство прославляется как акт сопротивления пыткам, которые он и другие заключенные подверглись в тюрьме Диярбакыра. Его поступок рассматривается как отказ от сдачи перед ежедневной тиранией или унизительным тюремным режимом (заключенные РПК отказались носить тюремную униформу, петь национальный гимн или повторять клятву «Как я счастлив, что турок»).

[3] Название организации – Народная культурная ассоциация Тузлучайыра («Tuzluçayır Halk Kültür Derneği», THKD). Такое название было выбрано из-за близости НАСТ к НОАТ(Akkaya, 2016: 147).


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ. НЕВЫУЧЕННЫЕ УРОКИ
РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ: ОРЁЛ, ВЗЛЕТЕВШИЙ ВЫСОКО
ВЕЛИКИЕ ДЕЛА ПОТОМКА КАРЛА ВЕЛИКОГО
ПИСЬМО ИЗ ТЮРЬМЫ
ШТУРМАНЫ БУДУЩЕЙ БУРИ
100 ЛЕТ НАЗАД БЫЛА СОЗДАНА БРЕМЕНСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА



НАШИ КНИГИ

Описание

КРУЖКИ

Учитесь вместе с группой Engels!

ЗА ПРОДОЛЖЕНИЕ ДЕЛА УГО ЧАВЕСА

За продолжение дела Уго Чавеса
2 февраля мы проводим митинг-встречу с сотрудниками дипмиссии Венесуэлы в Москве с выступлением чрезвычайного и полномочного посла Боливарианской Республики Венесуэла товарища Карлоса Рафаэля Фариа Тортоса.
Подробнее...