Забастовка на General Motors. Продолжение разговора

Перевод:

В ответ на организованное, хорошо координируемое международными финансовыми структурами, наступление капитала на права трудящихся по всему миру, предсказуемо нарастает и рабочее сопротивление.

Мы продолжаем разговор о крупнейшей забастовке в США на General Motors с Габриэлем Чангом, автором предыдущего материала о происходящих событиях на Рабочем Университете.

По просьбе редакции Габриэль Чанг дал развернутые ответы на наши вопросы о причинах забастовки, ее промежуточных результатах, солидарности с бастующими и т.д. Следует добавить, что товарищ Габриэль вновь встречался с забастовщиками, поэтому данное интервью вполне можно считать репортажем с места событий.


  1. 47 тысяч человек объявили забастовку 15 сентября. Как все организовано?

Объединённый профсоюз рабочих автомобильной промышленности (United Automobile Workers, UAW) представляет интересы более 150 тысяч работников автомобильной промышленности. Каждые четыре года UAW продлевает контракты с автопроизводителями «Большой тройки»: GM, Ford и Chrysler (теперь Fiat — Chrysler ). Профсоюз выбирает одного производителя для переговоров, а затем использует этот контракт как шаблон для двух других производителей. В этом году профсоюзники выбрали GM.

Многое изменилось со времени последних переговоров с GM. Прибыль за финансовый квартал до забастовки составила 2,4 миллиарда долларов. Генеральному директору GM теперь платят 21 миллион долларов. GM приносит прибыль, но работникам ничего не достается. Фактически, несмотря на прибыль, GM объявила о закрытии нескольких заводов: завода в Лордстауне, известного забастовкой 1972 года, в Балтиморе, в Уоррене и даже последнего завода в Детройте. UAW пытался договориться, чтобы заводы оставались открытыми.

«Тесла» печально известен «разорением профсоюзов», низкой заработной платой и опасными условиями труда

В 2017 году UAW согласился на уступки в размере 118 миллионов долларов для сохранения завода в Лордстауне, и GM заверила профсоюз, что завод спасен. Однако в прошлом году GM объявила, что в конце концов закроет Лордстаунский завод и продаст его новой автомобильной компании Lordstown Motors. Работники UAW могут подать заявку на рабочие места, но новая компания не намерена разрешать «профсоюзный цех» [предъявляемое профсоюзами к предпринимателям требование о приёме на работу лиц лишь при условии, что они вступят в профсоюз и будут оставаться его членами в течение всего срока найма. – перев.], поэтому им придется подавать заявки в индивидуальном порядке. («Лордстаун Моторс» только что нанял Рича Шмидта из «Тесла Моторс». «Тесла» печально известен «разорением профсоюзов», низкой заработной платой и опасными условиями труда.)

Последний раз UAW вел переговоры с GM в 2007 году, когда экономика была на грани краха. GM находился на грани банкротства и нуждался в «финансовой помощи» федерального правительства (администрация Обамы купила 50 миллиардов долларов акций, которые впоследствии была продана GM с убытком в 11 миллиардов долларов).

Из-за экономического кризиса UAW согласился на «многоуровневую» структуру контрактов, и это означает, что в зависимости от стажа, работники будут заключать разные контракты. Это напрямую противоречит традиционной профсоюзной идеологии, поскольку возникает иерархия. Но GM был в отчаянии, и UAW хотел помочь. Профсоюз также допускал расширение числа «временных работников». Это члены UAW, у которых нет постоянных должностей. Хотя GM всегда использовал временных работников, этот контракт давал корпорации возможность нанимать их больше, не создавая для самих работников возможности устроиться на полный рабочий день.

После пересмотра контракта в 2015 году сформировалось четыре уровня условий:

Уровень 1: Работники, нанятые до 2007 года, получают в среднем 31 доллар в час и имеют пособия по болезни и полную пенсию.

Уровень 2: Рабочие «в процессе», нанятые после 2007 года, получают зарплату начиная с 17 долларов, но могут получать 29 долларов в час через 8 лет. У них есть льготы по здравоохранению и пенсия.

Уровень 3: Работники, нанятые после 2015 года, получают минимально 17 долларов. Они получают медицинское обслуживание, но не имеют тех же пенсионных прав, пока не перейдут на уровень 2.

Уровень 4: Временные работники получают 16 долларов в час. Они не могут стать постоянными работниками. Они не получают ни медицинской помощи, ни пенсии, ни заработанных выходных. У них нет контракта, поэтому они могут быть наняты на неделю, месяц или всего на несколько дней. Но это может измениться; многие рабочие ожидают месячной работы, которая будет освобождена только через неделю.

«Многоуровневая» структура долгое время использовалась компаниями для уничтожения профсоюзов. Они создают иерархию и предотвращают солидарность. «Рядовые» члены UAW всегда были против этой идеи. Но GM, руководство UAW и правительство США убедили их в том, что «мы все едины». Конечно, это ложь, и многие рабочие знали это. Но они не смогли остановить все в 2007 году. Теперь они уже не бессильны.

GM, несмотря на рекордные прибыли, отверг эти требования. Руководство UAW, мнение которого расходится с рядовыми членами профсоза, казалось, было готово пойти на компромисс. Обычные участники профсоюза дали понять, что их требования должны быть выполнены. Последней каплей стало то, что уборщики Aramark, которые работают на заводах GM и интересы которых представляет UAW, объявили забастовку раньше, чем рабочие. UAW приказал авторабочим покинуть пикет, потому что их контракт еще не истек. Многие работники автомобильной промышленности отказались или объявили себя больными. Рабочие были так разгневаны, что руководство UAW осознало, что больше не может одобрять плохие контракты. Рядовые члены профсоюза заставили руководство нанести удар. Это отразилось на том, насколько неподготовленными были многие местные отделения UAW. Рабочие сами создавали плакаты или покупали их. А руководство UAW всегда ожидало, что может быть забастовка, воинственность их рядового состава была неожиданностью, даже для них. Я не хочу сказать, что UAW препятствовал проведению забастовки, но профсоюз надеялся и верил, что GM удовлетворит требования, поскольку он был достаточно умеренным. Но GM отказался от стольких обещаний, что рядовые члены профсоюза отказались терпеть.

2. Каковы результаты забастовки?

Пока нет никаких соглашений с GM, поэтому переговоры продолжаются. Крупнейшие бои ведутся за то, чтобы временные работники смогли получить постоянную работу, и за то, чтобы сохранить фабрики в США. Я подозреваю, что эти требования настолько спорны, потому что GM знает, что они могут платить больше денег, пока работников первого уровня не заменят постоянными работниками. И в компании хотят привлечь внешних подрядчиков в Мексике не просто из-за более дешевой рабочей силы (примерно 1/10 стоимости), а и потому, что там можно не соблюдать строго экологические нормы. UAW сделал встречное предложение в субботу, но GM еще не ответил. Ранее GM отказывалась от предложений сохранить несколько американских заводов.

3. Поддерживают ли забастовщиков рабочие других отраслей?

Да, поддержки гораздо больше, чем во времена забастовки 2007 года. Уборщики в GM (которые тоже состоят в UAW, но нанятые Aramark, подрядчиком) на самом деле объявили забастовку за день до всех остальных. Эта забастовка продолжается. На пикетах их поддерживают многие профсоюзные работники, в основном из таких компаний, как Walmart, Starbucks, Target & Amazon, где у них низкая заработная плата. Профсоюзы учителей, профсоюзы государственных и городских служащих, союзы медсестер и бригадиров поддерживают их. Например, в Лангхорне рабочие и члены профсоюза пожертвовали еду и деньги, чтобы помочь бастующим рабочим. 13 октября в 12 часов утра UAW 677 объявил забастовку на заводе Mack Truck в Макунги, штат Пенсильвания, примерно в 100 км от завода GM в Лангхорне (UAW 2177). Рабочие поддерживали связь и выражали солидарность друг с другом.

UAW 2177 сегодня отправляет рабочих на пикет в Mack Truck. Хотя они и не связаны напрямую, уборщики и работники сферы обслуживания в Центр-Сити (центр города Филадельфия, градоуправление и деловой район), проголосовали за забастовку, если соглашение не будет достигнуто завтра. Они являются членами SEIU 32BJ [Самый большой профсоюз работников сферы услуг в Соединенных Штатах], и многие из их работников выразили солидарность с UAW. В местных новостях работники филиала Национальной общественной радиостанции также объявили о создании профсоюза. Радиостанция отказалась признать его, поэтому Национальный совет по трудовым отношениям должен провести официальное голосование. Рабочие организовывались в течение нескольких месяцев, но сказали, что их вдохновила забастовка UAW. В других частях страны местные профсоюзы и профсоюзы поддержали забастовку UAW, но большинство лидеров национальных профсоюзов были «нейтральны».

4. Есть ли международная поддержка рабочих?

В Силао, Мексика, рабочие пытались организовать забастовку солидарности, но лидеры были уволены. Это происходит одновременно с попытками мексиканских рабочих создать собственный профсоюз.

Работники профсоюзной федерации CSP Conlutas из Бразилии сняли видео солидарности. Южнокорейские работники GM, которые сейчас ведут переговоры с компанией, разослали письма солидарности. Кроме того, освещение в газетах иностранных рабочих, таких как La tribune des travailleurs, показывает, что в мире понимают эту борьбу.

Без социалистического, интернационалистского подхода борьба с аутсорсингом становится националистической

К сожалению, как и многие профсоюзы, руководство UAW часто отражает проамериканский, а не международный взгляд на трудовую борьбу. В этом есть некоторый смысл, поскольку «аутсорсинг» (передача производства в другие страны с более низкими затратами на рабочую силу) —  настоящая проблема. Без социалистического, интернационалистского подхода борьба с аутсорсингом становится националистической. Но рядовые рабочие понимают, что это глобальная борьба. У меня было много бесед с работниками UAW, которые выражали благодарность за международную солидарность и глубокую озабоченность увольнениями мексиканских рабочих [Хотя речь идёт о «макиладорах» — «отвёрточных» сборочных цехах в Мексике с дешёвой рабочей силой, куда американский автопром, включая GM вывел производство. То есть рядовые UAW воспринимают мексиканских рабочих как братьев, а не как конкурентов. — перев]. Один из работников, Джон, сказал: «Лучший способ бороться с аутсорсингом — сделать так, чтобы все и везде получали хорошую зарплату».

5. Испытывают ли работники, состоящие в профсоюзе, давление со стороны руководства?

Да. Самый позорный пример — то, как GM фактически лишила права на здравоохранение бастующих работников и членов их семей. Это было сделано, чтобы запугать их, заставить некоторых из них тратить сбережения на лекарства, принудить UAW возмещать платежи, которые опустошили бы финансовую кассу забастовки и создали бы атмосферу враждебности между работниками и профсоюзом.

Когда я впервые приехал на пикет, то узнал, что одна молодая мама на следующее утро должна была отвезти ребенка к врачу. У нее не было денег, чтобы оплатить счет. Она позвонила в страховую компанию, чтобы узнать, покроют ли ее расходы страховкой, но когда там обнаружили, что она бастует, то не дали ей никакого ответа.

Поскольку я работаю в отделе ремонта и обслуживания в больнице, я спросил отдел выписки счетов, что будет с пациентом из UAW. Никто не знал.

UAW организовал курсы, чтобы помочь работникам подать заявление на временное медицинское обслуживание COBRA. В США это означает, что сотрудники могут приобрести свою страховку по полной цене. Однако это очень дорого. Для одного человека это обычно более 300 долларов в месяц. Сумма для всей семьи — около 1000 долларов. UAW предложил возместить расходы, но не у каждого работника были деньги для первоначального платежа.

Это был худший пример давления GM на рабочих («применение силы», как мы говорим в США). Но были также случаи, когда GM вызывала полицию, чтобы сообщить о несанкционированных публичных собраниях «на территории, находящейся в частной собственности». В некоторых случаях рабочих арестовывали за пикеты. Когда стало холоднее и рабочие на пикетах стали разводить костры, представители компании иногда звонили в полицию или пожарную службу, чтобы сообщить об этом.

Но следует сказать, что это случалось довольно редко. И дело не в том, что сама GM не хочет использовать эту тактику, а в том, что эта забастовка разбудила общественность. GM боится, что освещение в СМИ массовых арестов повредит ценам на их акции.

Что касается здравоохранения, то был огромный общественный протест. Даже в больнице, где я работаю, врачи, которые не следят за политикой и профсоюзной борьбой, были возмущены. Многие сказали, что напрямую отправят любые счета в страховую компанию GM. Большинство профсоюзов и профсоюзов протестовали против таких действий компании, и освещение в СМИ было очень негативным

Поэтому после 10 дней общенационального возмущения GM пошла на попятную и возобновил оплату медстраховок работников.

Это ясно указывает на необходимость универсальной системы единого плательщика [бюджетной медицины, когда за всё платит государство. — перев.]. В США большинство работников получают медицинскую помощь через своего работодателя. Это делает организацию профсоюзов крайне рискованной.

6. Какой средний возраст работников, состоящих в профсоюзе?

Это интересный вопрос. «Средний» средний возраст составляет около 44 лет. Тем не менее, «медианный» возраст [по которому группа делится на «старших » и «младших» при неравномерном распределении в них. – перев.], вероятно, намного ниже — старше 30 лет. К сожалению, я не смог найти эту статистику

Вот причина расхождения.

Работники, занятые полный рабочий день UAW, выходят на пенсию с хорошей оплатой через 30 лет. Поэтому люди, которые получают эту работу, не часто уходят. Они знают, что никогда не будут богатыми и, возможно, даже не станут «средним классом». Но они могут обеспечить дом для семьи и хорошую жизнь для детей.

Многие из занятых полный рабочий день наняты до контракта 2007 года, многим из них за пятьдесят или немного больше. Например, работник мог быть нанят в 2002 году, когда ему было 40 лет.

Работники, нанятые после контракта 2007 года, получают более низкую заработную плату, но если они остаются в течение 8 лет, они становятся «равными». Таким образом, многие из этих работников остаются. Они, как правило, в возрасте от 40 или немного меньше.

Временным работникам и работникам, нанятым после контракта 2015 года, платят еще меньше. Этим работникам часто приходится уезжать, чтобы найти постоянную работу в других компаниях. Это потому что нет гарантии полной занятости, даже после многих лет работы.

Таким образом, временным работникам обычно по 20—30 лет. Их больше также из-за плохих контрактов в 2007 и 2015 годах. Число этих работников постоянно меняется и влияет на общий средний возраст.

(Примечание: похоже, что предварительное соглашение с GM обеспечит временным работникам путь для получения постоянной работы.)

7. Планируются ли ещё забастовки с учетом опыта предыдущей?

Да. В Mack Trucks теперь бастуют 3600 рабочих UAW . Филадельфийские уборщики и работники сферы обслуживания, организованные SEIU, проголосовали за забастовку на прошлой неделе. Страх перед этим заставил их работодателей выполнить требования без забастовки. Поскольку UAW бастовал, работники филиала Национального общественного радио в Филадельфии проголосовали за вступление в SAG — AFTRA .

Станция WHYY отказалась признать это, поэтому Национальный совет по трудовым отношениям договорился о дате официального голосования.

16 октября, несмотря на то, что они не имели прямого отношения, 36 тысяч учителей объявили забастовку в Чикаго. Забастовка UAW действительно стала национальным символом силы рабочих. Я работаю уже почти 20 лет и не могу вспомнить время с таким количеством забастовок и стараний по объединению.

Что еще важнее, была мощная общественная поддержка рабочих. Это началось с забастовок учителей, которые получили большую общественную поддержку. В течение многих лет не охваченные профсоюзом работники подвергались такой массированной пропаганде, что многие поверили в ненужность и даже преступность профсоюзов. Но поскольку капиталистическая система вступила в кризисный период, многие рабочие осознали важность организации и коллективной силы. Это критический момент для работников. Посмотрим, как это развернется в ближайшие годы.

P.S. Новости от 21.10.19 от Габриэля: Рядовые UAW сейчас рассматривают предварительное соглашение.

Я не уверен, что они одобрят это. В то время как GM предложила повышение подписного бонуса (выплаты компенсации за потерю заработной платы во время забастовки) и путь (условия) для временных работников к работе на полную ставку, это не гарантирует «гарантированность работы».

И мои подозрения были верны, что GM никогда не планировал поддерживать фабрики в Балтиморе, Уоррене и Лордстауне. Все они будут закрыты.

Лордстаун должен быть продан новой компании по производству электромобилей, которая не хочет, чтобы рабочие состояли в UAW.

Таким образом, предварительное соглашение вызывает споры среди рабочих.

Я подозреваю, что намерение состоит в том, чтобы разделить рабочих. Бедные временные работники могут быть соблазнены контрактом. Но более опытные работники могут понять, что это дает только краткосрочные результаты.

Mожно добавить, что забастовка стоила GM примерно 2 миллиарда долларов. Теперь бизнес и консервативные СМИ говорят, что предварительное соглашение может нанести ущерб GM. И когда придет время пересмотреть условия контракта, это повредит Fiat-Chrysler и Ford. Но, на самом деле, контракт не предлагает ничего, чего GM еще не делал до 2007 года. Просто класс буржуазии никогда не может смириться с меньшим, чем полная победа над рабочими.

Борьба продолжается.