Главная / События / Материалы / Творчество

«СТАЛИН. ТРУДЫ» - КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ? ЧАСТЬ V

«Сталин. Труды» - как это делается? Часть V

Содержание:

Часть 1. Смоленский, Рольд, Милц...

Часть 2. Почему 35 томов?

Часть 3. В идейном и культурном пространстве.

Часть 4. «Так как времени мало, пишу коротко и по пунктам…»

Часть 5. «В день какой — не ведомо, в никаком году…»

ЧАСТЬ V. «В ДЕНЬ КАКОЙ — НЕ ВЕДОМО, В НИКАКОМ ГОДУ…»

В предыдущем очерке мы говорили о тех днях в жизни нашего автора, когда из-под его пера выходили десятки текстов. Бывает, однако, иначе: текст есть, а вот с днём его выхода — проблемы. Одна из самых неприятных ситуаций при подготовке издания — недатированный документ.

Что в этом случае делать? Выручает содержание: сопоставление описываемых событий иногда позволяет датировать текст довольно точно (в этих случаях при публикации дата берётся составителями в скобки).

Расскажем о нескольких таких документах периода Гражданской войны.

 

«ПОДПИСАЛИ ЧЛЕНЫ ВОЕНСОВЕТ…»

22 июля 1918 года Приказом Наркомвоена Л.Д. Троцкого был создан Военный Совет Северо-Кавказского военного округа. Этому событию предшествовала интенсивная переписка, в ходе которой Сталину удалось убедить Москву в том, что прежняя система военного управления царицынской обороной ненадёжна и на неё нельзя полагаться в виду сгущавшихся вокруг города туч (дальнейшие события наглядно это подтвердили).

«Штаб Севкаокра оказался совершенно неприспособленным к условиям борьбы с контрреволюцией, — писал Сталин в Москву 11 июля. — Дело не только в том, что наши “специалисты” психологически неспособны к решительной войне с контрреволюцией, но также в том, что они как “штабные” работники, умеющие лишь “чертить чертежи” и давать планы переформировки, абсолютно равнодушны к оперативным действиям, к делу снабжения, к контролированию разных командармов и, вообще, чувствуют себя как посторонние люди, гости. Военкомы не смогли восполнить пробел… Все это, а также тот факт, что продовольственный вопрос на юге (моя сфера) упёрся в военный, заставил меня вмешаться в дела штаба».

С конца июля Военный Совет СКВО берёт оперативное управление обороной Царицына и его окрестностей в свои руки.

В Российском государственном архиве социально-политической истории (Ф. 558. Оп. 1. Д. 454) сохранился листок бумаги, на котором от руки записано распоряжение Военного Совета СКВО:

«Себряково. Миронову.

Воропоново. Ворошилову. Харченко.

Баку. Петрову.

Порт-Петровск. Доходаеву

Всем комфронтам

 

Спешно

 

Военный Совет предлагает все опера-

тивные и разведывательные донесения

адресовать Царицын Военсовет Севкавокр.

Копия. Начштаба Севкавокр. № 130

 

подписали члены военсовет

Сталин, Минин, Ковалевский»

Текст написан одним почерком, включая фамилии подписантов. Судя по опискам («Себряково» вместо «Серебряково») и исправлениям на ходу (Харченко вместо Ворошилова), писался он под диктовку. Дата написания отсутствует. В архивной карточке значится «22 июля 1918 года». Но почему? Это не ясно.

Между тем, локализовать день написания распоряжения можно без особого труда.

Во-первых, известен период, когда пост члена ВС СКВО занимал один из подписантов — бывший полковник А.Н. Ковалевский: с 24 июля по 4 августа 1918 года. В начале августа Ковалевский, его коллега — также бывший полковник, начальник штаба СКВО А.Л. Носович и ряд других военных специалистов были заподозрены в измене и при самом непосредственном участии Сталина арестованы. Вопреки мифам, до сих пор кочующим из статьи в статью, никаких массовых расстрелов и утопленных барж в Царицыне по этому поводу не случилось. Те же Носович и Ковалевский, по итогам расследования, живые и здоровые, были затем за недостатком доказательств освобождены. Однако, в ноябре, когда Носович (по собственному его позднейшему признанию служивший белым всегда) всё-таки перебежал со всеми оперативными документами командующего Южным фронтом П.П. Сытина, Ковалевский был арестован вновь и по результатам повторного следствия расстрелян.

Во-вторых, телеграмма со следующим порядковым номером — № 131 была отправлена из Царицына 3 августа (Там же. Ф. 558. Оп. 1. Д. 295.).

Учитывая это, можем заключить, что интересующий нас документ появился в начале августа, и дата, указанная в архивной карточке, не может быть верна.

Обратим внимание также на одного из адресатов — «Доходаева». Фамилия Магомеда-Али Дахадаева записана с орфографической ошибкой. Партийная кличка этого профессионального революционера, яркого руководителя дагестанских большевиков и организатора Дагестанской Красной Армии, убитого белыми спустя два месяца, была «Махач» (уменьшительное от Магомед). В 1922 году город Порт-Петровский, в котором в 1918 году разворачивалась деятельность М.-А. Дахадаева, переименован в его честь в Махачкалу.

 

«РАСПОРЯЖЕНИЕ РЕВСОВРЕСПУБЛИКИ…

СТАВИТ НАС… В НЕВЫНОСИМОЕ ПОЛОЖЕНИЕ»

Обратимся к другому документу. В отличие от первого, это — машинописная заверенная копия. В ней излагаются переговоры по прямому проводу И.В. Сталина с членом РВСР С.И. Гусевым (Там же. Д. 1291. Л. 1–2.):

«Что тов. Гусев, у аппарата? Здесь тов. Сталин.

Сию минуту будет здесь, на момент только отошел. Здесь тов. Гусев.

[Сталин] Первое. Получили ли мое письмо на имя Склянского и оперативные донесения Ревсовзапа о положении у нас? Второе. Если получили, что намерены предпринять в удовлетворении нашей просьбы? Третье. Распоряжение Ревсовреспублики об изъятии военокругов из-под влияния Ревсовзапа ставит нас в настоящую минуту в невыносимое положение. При отсутствии резервов и при не подходе пополнений с тыла округа были для нас единственным источником питания фронта, но ваши распоряжении связывают нас по рукам и ногам, и мы остаемся положительно без живых ресурсов. Передача нам несуществующих Виленской и Ковенской губерний звучит насмешкой…»

И вновь текст не содержит даты. В архивной карточке значится 12 августа 1919 года. Однако оснований для подобной датировки в тексте нет. Вернее, они есть, но не позволяют указать дату переговоров с такой точностью.

Дело в том, что военные округа были выведены из подчинения фронтов Приказом Реввоенсовета Республики № 1239/245 от 6 августа. На последствия именно этого переподчинения и жалуется член РВСР и член Военного Совета Западного фронта Сталин другому члену РВСР, командующему Московским сектором обороны, военкому Полевого штаба Реввоенсовета Республики Гусеву (псевдоним Якова Давидовича Драбкина).

Таким образом, мы лишь имеем основания утверждать, что разговор этот происходил после 6 августа 1919 года.

 

«ОЧЕВИДНО, ВАШЕГО СТАНКЕВИЧА ПРИДЁТСЯ СМЕНИТЬ…»

Разговор И.В. Сталина с реввоенсоветом 13 армии (там же. Д. 1143, Л. 1–3). Незаверенная машинописная копия, без даты. Примерная датировка в архивной карточке — 1 октября 1919 года (очевидно, не верна).

«У аппарата т. Розенгольц.

Одну минутку не уходите, сейчас Сталин подойдет. Здесь у аппарата тов. Сталин. Приехал Солодухин с двумя десятками работников, среди них имеются комбриги и прочие по военной части. Думаю, что если мы дадим ему 55 дивизию, он поставит на ноги [в] кратчайший срок. Он заявляет, что готов взять самую дрянную дивизию, чтобы выправить её. Очевидно, вашего Станкевича придется сменить. Для меня ясно, [что] старые военные генштабисты и прочие могут управлять вполне благоустроенной дивизией, что же касается развалившейся дивизии, они, старые военные, совершенно не в силах управлять ими, даже не умеют ладить с ними. Надеюсь, со стороны вашего Ревсовета возражений не будет.

Что значит это. Разве Розенгольца там нет?

[Розенгольц] Здесь... Приезду Солодухина рад. Довожу до вашего сведения, что Реввоенсовет приказал 55 дивизию считать расформированной и все остатки дивизионных учреждений использовать на укомплектование отдельной бригады бывшей и бригад 55 дивизии составе 3-х полков. Налицо имеется только остатки 3-х полков 489, 490, 492. Командиром этой бригады является Спижарный, я считал бы возможным замену Спижарного Солодухиным. Последний более энергичен, и спокоен, наконец, необходим начальник группы, прикрывающий железнодорожные направления Мценск — Орёл. Не предрешая, на какую должность будет назначен Солодухин, прошу направить его в наше распоряжение вместе с работниками. По последним сведениям Станкевич был взят в плен при нападении на штадив 55. Подробности нападения и условия сдачи в плен последнего батальона 88-го полка будут вам дополнительно сообщены. Все. У аппарата ли тов. Сталин?..»

В процессе общения члена РВСР, члена Военного Совета Южного фронта Сталина с членом Реввоенсовета 13 армии А.П. Розенгольцем упоминается факт атаки белыми штаба 55 дивизии. Бывший генерал-майор (с 09.10.1917), участник Первой мировой войны Антон Павлович Станкевич, добровольно вступивший в 1918 году в РККА, в начале октября назначается ВРИД комдива-55. Это в его способностях взять в руки «развалившуюся» (наспех созданную 30 сентября 1919 года из частей упраздненного Орловского укрепрайона) дивизию открыто сомневался Сталин, настаивавший на его смещении. Он по личному опыту имел веские основания вообще относиться к «военспецам» с сугубой осторожностью. Но в этом персональном случае оказался неправ.

13 октября 1918 года во время боёв под Орлом в селе Золотарёво Станкевич с группой комсостава попал в плен к белым. Это произошло в результате измены начальника его же штаба — А.А. Лаурица, 36-летнего бывшего подполковника Генштаба (с 15.08.17). Этот Лауриц, сдав врагу штаб и комдива, обезглавив дивизию, нашёл себя на службе у Деникина, а после войны осел в Эстонии, где числился в отделе вооружений министерства обороны. В результате измены Лаурица дивизия подверглась фактическому разгрому и уже 15 октября приказом войскам 13 армии № 369 была расформирована. Её разрозненные части вошли в состав 9 с.д. А 56-летний комдив-55, Антон Павлович Станкевич, оставшись верен присяге, был корниловцами повешен. Как видно, в отличие от большого количества своих коллег, он оказался вовсе не «штабным работником», годным для «черчения чертежей», а более чем неравнодушным и не посторонним, психологически готовым к гражданской войне. Очевидно, судьба генерала Станкевича в значительной мере легла в основу сценария замечательного фильма «Седьмой спутник» (1967).

Корректируя безосновательную архивную датировку, можем утверждать, что разговор Сталина с Розенгольцем не мог происходить ранее 13 октября 1918 года.

 

Это лишь несколько примеров того, как уточнение неизвестной даты документа удаётся осуществить с опорой на конкретные, указанные в нём события. Однако бывает так, что датировать приходится текст, доступный исследователям не целиком. Что это за ситуации и что при этом удаётся сделать, мы поговорим в следующем очерке.


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
КУПАНИЕ КРАСНОГО КОНЯ
К 165-ЛЕТИЮ ХОСЕ МАРТИ
КТО ВЫ, ТОВАРИЩ СТАЛИН?
ЧТО ОПРЕДЕЛЯЕТ СОЗНАНИЕ...
ЧЕТЫРЕ ТАНКИСТА И СОБАКА ШАРИК – ПОЛВЕКА В БОЮ
СНЫ ЛЕВАКА В ПЕРИОД РЕАКЦИИ



НАШИ КНИГИ

Описание

КРУЖКИ

Учитесь вместе с группой Engels!

ЗА ПРОДОЛЖЕНИЕ ДЕЛА УГО ЧАВЕСА

За продолжение дела Уго Чавеса
2 февраля мы проводим митинг-встречу с сотрудниками дипмиссии Венесуэлы в Москве с выступлением чрезвычайного и полномочного посла Боливарианской Республики Венесуэла товарища Карлоса Рафаэля Фариа Тортоса.
Подробнее...