Главная / Аналитика / Материалы / История

КРАСНЫЕ ГЕНЕРАЛЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Красные генералы гражданской войны

Содержание:

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Старая русская армия, отнюдь, не была ограждена от проникновения революционных идей и непосредственного участия в революционном движении. Когда говорят об истории революционного движения в самой армии то обычно начинают с декабристских организаций и восстания Семеновского полка в 1820 г., в свою очередь повлиявшего на возникновение ряда солдатских волнений1. В действительности, создание тайных антисамодержавных офицерских кружков началось еще раньше, в XVIII в. и наиболее из них известным был смоленский тайный кружок под руководством отставного полковника А.М.Каховского. Собственно это был даже не кружок, а несколько кружков организовавшихся в 1797 г. и состоявших из офицеров воинских частей располагавшихся в Смоленской губернии. Общее число членов этих кружков достигало почти ста человек и среди них называют будущего генерала, известного русского полководца. А.П.Ермолова. Эта организация, которая не без основания называется преддекабристской, ставила перед собой не только просветительские задачи, но и готовила активное выступление против Павла I. Не случайно ее члены были подвергнуты суровым наказаниям. Некоторые были осуждены на пожизненное заключение, другие сосланы в разные губернии страны, в том числе и в Сибирь2.

Декабристские кружки и организации вовлекли в свой состав сотни офицеров и ряд генералов. Генералами-декабристами были М.Ф.Орлов, С.Г.Волконский, М.А.Фонвизин, С.П.Шипов, А.П.Юшневский, В.А.Обручев, М.А.Менгден, П.П.Лопухин, Ф.Г.Кальм, Ф.В.Акинфов3. Поражение декабристских революционеров привело к заметному сокращению числа военных в русском освободительном движении и, вообще, к падению их удельного веса в этом движении. В постдекабристском движении основную роль в антисамодержавных кружках играют уже революционеры из гражданской среды4. Но, тем не менее, были среди его участников и офицеры. К ним относятся М.А.Бакунин - один из активных участников и руководителей революции 1848 г., В.А.Обручев, А.А.Потебня, Н.В.Соколов, П.А.Кропоткин и др. Три офицера, в той или иной степени, причастных к революционному движению 60-х гг. - В.А.Обручев, Н.Н.Обручев, М.Т.Чайковский впоследствии стали генералами. Из трех лидеров революционного народничества, возглавивших соответствующие народнические направления - М.А.Бакунина, П.Л.Лаврова и П.Н.Ткачева, первые двое были офицерами (Лавров был полковником). Особенно больших успехов в работе среди военных добилась народническая партия «Народная воля», создавшая свою Военную организацию, сеть которой распространилась по одним данным на 25 городов Европейской России, а по другим всего на 41 город, насчитывала не менее 50 кружков и включала до 400 офицеров5. Примечательно, что после разгрома в 1883 г. этой организации царскими властями уцелели ее группы в Западном крае, а также два-три кружка в Петербурге, в том числе в Морской академии6. Есть основание полагать, что ряд членов этих нераскрытых кружков продолжил службу и к 1917 г. имел уже немалые чины.

Один из руководителей этой военной организации подполковник М.Ю. Ашенбреннер был первоначально приговорен к смертной казни, замененной затем пожизненным заключением в Шлис-сельбургской крепости, откуда он был освобожден в 1904 г.7 Ашенбрен-нер дожил до Октябрьской революции и в 1924 г. ему как ветерану революционного движения в армии приказом РВС СССР было присвоено звание «старейшего красноармейца». Следующим этапом вовлечения представителей армии в революционное движение стало начало XX века, особенно события революции 1905-1907 гг., когда имели место десятки военных и военно-морских восстании в разных концах страны от Петербурга до Владивостока. Все это надо учитывать, когда идет речь о роли армии в 1917 г. Прежде всего нужно иметь в виду, что в этом году произошло три раскола в высшем командном составе. При этом необходимо учитывать, что всех генералов в апреле 1914 г., т.е. накануне Первой мировой войны было 1574.

Первый раскол произошел в период Февральской революции, когда нужно было выразить свое отношение к отречению императора Николая П. Командующий Северным фронтом - Н.В.Рузский, Западным - А.Е.Эверт, Юго-Западным - А.А.Брусилов, Румынским - В.В.Сахаров, Кавказским - Николай Николаевич и начальник штаба верховного главнокомандующего - М.В.Алексеев высказались за отречение Николая II от престола. Из высших кругов армии против отречения высказалась командиры корпусов - генералы Ф.А.Келлер и Хан-Гуссейн-Нахичеванский. Второй раскол наступил в период корниловского мятежа. Как пишет видный военный историк А.Г.Кавтарадзе:

«Корниловщина внесла раскол в среду офицерства, разделив его на сторонников военной диктатуры и ее противников, образовав непреодолимую пропасть между командным составом и солдатской массой, вызвав ненависть ко всем офицерам независимо от их служебного положения и социального происхождения»8.

Третий раскол произошел после Октябрьской революции. Обычно в общественном мнении этот раскол представляется как размежевание между белыми и красными. Ситуация, однако, была значительно более сложной и разнообразной. Да, деление на белых и красных было основным, но нужно учитывать, что в тогдашней России отмечены кроме них также розовые (эсеры и меньшевики), зеленые (лесные атаманы), черные (анархисты), а также двухцветные и многоцветные (национальные формирования). Кроме Красной и нескольких белых армий, свои армии создает Центральная рада Украины, Сфатул цэрий в Бессарабии (Молдавская Демократическая Республика), а также Грузия, Армения, Азербайджан, прибалтийские и другие республики. Все они имели своих офицеров, как правило, вышедших из старой русской армии.

Что касается военных специалистов Красной Армии, которым мы посвятили данную статью, то в литературе можно встретить самые различные оценки их роли в создании и становлении советских вооруженных сил. А.И.Деникин в своих «Очерках русской смуты» утверждал, что армия красных строилась «исключительно умом и опытом старых русских генералов» и что во главе органов центрального военного управления находились генералы-специалисты. Примерно в том же духе и даже более категорично пишут и некоторые современные авторы. Один из них , говоря о кадровых офицерах, служивших в Красной Армии, подчеркивает: «Занимая посты начальников штабов и помощников командующих, именно они и были подлинными руководителями фронтов, армий, корпусов и дивизий». И далее этот же автор утверждает:

«Именно они и явились организаторами побед Красной Армии и Гражданской войны. И, повторяю, именно им так называемые герои Гражданской войны и обязаны своей славой военачальников»9.

Кроме этого мнения, в литературе высказываются также суждения иного плана, можно сказать противоположные. Так, И.З. Хасанов, специально занимавшийся вопросом военных специалистов, тем не менее подчеркивает, что после Октябрьской революции «подавляющее большинство офицеров и генералов царской армии выступило против Советской власти»10. Существует в литературе и третье историографическое направление, где вопрос о военных специалистах просто замалчивается. В недавно вышедшей книге В.Шамбарова, довольно обширной и весьма тенденциозной о военных специалистах Красной Армии почти не говорится. Автор лишь как бы попутно замечает, что «на командные и штабные должности в каждую большевистскую армию насаждался штат генштабовских военспецов»11. Как отмечается в литературе, для трудов изданных за рубежом характерен акцент на принудительном привлечении военспецов в Красную Армию, не подтвердившийся отечественными исследованиями как прошлыми, так и настоящими12.

Не ставая перед собой задачи написания подробного историографического обзора данного вопроса, следует отметить необходимость взвешенной, лишенной какой-либо субъективной оценки роли военных специалистов и, прежде всего, старых генералов. Обращение к их роли не должно исказить заслуг других красных командиров, вышедших из низов - из унтеров и даже простых солдат. Гражданская война, действительно, выдвинула выдающихся народных самородков, таких как В.И.Чапаев, Г.И.Котовский, С.М.Буденный, В.К.Блюхер и многих других. Из низов выдвинулся и самый крупный большевистский полководец М.В.Фрунзе. Даже антисоветчик Шамбаров, касаясь Фрунзе, подчеркивает: «Полководцем он был, конечно, гениальным - от природы». А несколько далее, он же признает: «Военного таланту у Фрунзе, конечно, не отнять»13. Но особенно важны свидетельства людей хорошо знавших Фрунзе. Среди них бывший генерал старой армии Ф.Ф.Новицкий, работавший вместе с Фрунзе и в своих воспоминаниях о нем писавший:

«Но таков уж был этот человек, обладавший удивительной способностью быстро разбираться в самых сложных и новых для него вопросах, отделять в них существенное от второстепенного и затем распределять работу между исполнителями сообразно со спо собностями каждого»14.

И несколько далее, подчеркивая роль Фрунзе в разгроме Колчака, старый генерал подчеркивает:

«Колчак был сломлен, и в полуторамесячный срок благодаря энергии и полководческому искусству Фрунзе вся стратегическая конъюнктура на Восточном фронте обернулась в пользу Красной Армии и Советской власти»15.

Армия, как известно, сыграла большую роль в Октябрьской революции, под которой мы разумеем не только Петроградское вооруженное восстание, но и одновременный переход власти к Советам и в ряде других городов России - Иваново-Вознесенске, Орехово-Зуево, Минске, Тарту, Луганске, Брянске и т.д. Власть к Советам там тоже перешла 25 октября 1917 г. Этим событиям предшествовало закрытое гарнизонное совещание в Петрограде 18 октября, участники которого в большинстве своем выступили за поддержку вооруженного восстания. Это предложение поддержали делегаты Егерского, Московского, Волынского, Павловского, Кексгольмского, Семеновского полков, а также и ряда других частей Петрограда и его окрестностей. Более того, после этого ВРК направил своих комиссаров во многие воинские части, где они были приняты. Таким образом, комиссаром Семеновского полка стал Ю.М.Коцюбинский, Преображенского - Г.И.Чудновский, Финляндского - Я.М.Рудник, Волынского - Л.В.Горбатенко, Измайловского - Д.И.Медведев, Егерского - И.Е.Зайцев, Гренадерского - А.Ф.Ильин-Женевский16. Еще до событий 25 октября в полках принимались резолюции о поддержке Петроградского совета. Так, 24 октября по докладу комиссара гвардейского Егерского полка Зайцева за поддержку совета выступили не только солдаты, но и офицеры этого полка во главе с его командиром17.

Таким образом в революции приняли участие легендарные полки русской армии, часть из которых вела свою родословную еще со времен Петра I. Однако ни один генерал непосредственно в революции участия не принял. Власть к Советам перешла в это время без помощи старых генералов. Без них был подавлен и мятеж Керенского-Красного, значение которого отметил еще современник тех событий Джон Рид в своей знаменитой книге18. Правда в этих событиях значительную роль сыграл одноногий полковник, командир 2-го Царскосельского стрелкового полка П.Б.Вальден, будущий советский генерал19. Еще один полковник, первый полковник ставший большевиком еще в мае 1917 г. М.С.Свечников в том же году был избран начальником 106 дивизии, бывшей оплотом большевиков в Финляндии, то есть в непосредственной близости от Петрограда. Это было тем более важно, что в соответствующих документах того времени прямо писалось: «Отсутствие офицеров у Рабочей Гвардии сказывается»20. Роль же прежних генералов в вооруженных формированиях Республики Советов станет заметной несколько позднее.

По имеющимся на сегодняшний день данным первым из старых генералов наладившим связь с большевиками был генерал-лейтенант Н.М.Потапов. В справочной литературе отмечается, что он еще с июля 1917 г. сотрудничал с Военной организацией Петербургского комитета РСДРП (б)21, то есть с известной военкой. Согласно устной традиции, дочери Потапова рассказывали о его связях с руководителем военки Н.И.Подвойским, о чем поведала автору данной статьи дочь одного из военных специалистов Н.И.Хитрова, занимавшаяся деятельностью Н.М.Потапова в Черногории, где он до 1915 г. был главным военным советником черногорской армии22.

Однако, кроме устной традиции имеются архивные и опубликованные источники. Еще в декабре 1936 г. Е.Н.Городецкий взял интервью у Н.М.Потапова, которое было затем передано в архив Института истории АН СССР и опубликовано только в 1968 г. Хотя Потапов родился в Москве, но его отец - гражданский чиновник происходил из вольноотпущенных крепостных крестьян. Известно, что подавляющее большинство царских генералов были дворянского происхождения и выходцы из бывших крепостных были редким исключением. Уже одно это отличало Потапова от типичных генералов. Второй важный момент, который не может не привлечь внимания, заключался в его знакомстве еще в 90-е гг. со студентами-революционерами. Одним из них был М.С.Кедров впоследствии видный большевик. Сам Кедров по этому поводу вспоминал:

«...после июльских дней генерал Потапов Н.М., помощник начальника Главного штаба и генерал-квартирмейстер, предложил через меня свои услуги Военной организации большевиков (и оказывал их)».

По свидетельству Потапова, с Кедровым, которого он называет свои другом, неоднократно встречался и впоследствии, в том числе и после Февральской революции. Будучи членом военки именно Кедров познакомил Потапова с Подвойским23.

Но дело не только в том, что на сторону Советской власти перешел генерал-лейтенант, один из опытнейших разведчиков русской армии, полиглот и военный исследователь. Чрезвычайно важен был его пример для многих офицеров и генералов старой армии. Еще один руководитель военки К.А.Мехоношин в этой связи писал:

«...я должен особенно подчеркнуть то большое политическое значение, которое имел для нас безоговорочный переход на сторону Советской власти Николая Михайловича Потапова тотчас же после Октябрьской революции. Н.М.Потапов - один из крупнейших специалистов старой армии - пользовался среди лучшей части ее специалистов большим авторитетом, и поэтому прямой переход его на сторону рабочего класса в первые же дни после захвата власти не мог не повлиять в нашу пользу на политическое настроение широких кругов военных работников и облегчил использование старых кадров и их знаний и опыта в строительстве Красной Армии»24.

Авторитет и заслуги Н.М.Потапова также повлияли на то, что на сторону Советов почти в полном составе перешел центральный аппарат русской военной разведки25. Это было особенно важно в тех сложных условиях, когда государственные учреждения старой России объявили самую настоящую забастовку. Сам Потапов возглавил Главное управление Генерального штаба, в которое входил Отдел 2-го генерал-квартирмейстера, являвшийся центральным органом разведки и контрразведки вооруженных сил России. Естественно, что русские военные разведчики лучше других знали кто такие большевики, в частности то, что никакими германскими агентами они не были. Впоследствии Потапов составил специальные записки о становлении новой армии, являющиеся ценным источником по истории Красной Армии26.

Потапов по-видимому был первым генералом старой армии перешедшим на сторону Советской власти. Почти одновременно с ним с новой властью стал сотрудничать и генерал-майор С.И.Одинцов, несколько позднее ставший командующим 7-ой армией, оборонявшей Петроград, одним из первых кавалеров ордена Красного Знамени. Одинцов сразу после Октябрьской революции являлся посредником между Народным комиссариатом по военным делам и управляющим Военным министерством генералом А.А.Маниковским. В октябре 1917 г. перешел на сторону Советов генерал-лейтенант, барон А.А.Таубе, участник Первой мировой войны, в то время начальник штаба Омского военного округа. Впоследствии он станет начальником Главного штаба командования Красной Армии в Сибири, примет участие в борьбе с белочехами, войсками атамана Семенова. В сентябре 1918 г. он будет арестован белогвардейцами и приговорен к смертной казни. Умрет в Екатеринбурге в январе 1919 г. от тифа, находясь в камере смертников.


1. См.: Федоров В. А. Солдатское движение в годы декабристов (1816-1825 гг.). М., 1963.

2. Семенова А.В. Временное революционное правительство в планах декабристов. М., 1982, с. 103-105; Светлов Л. А.Н.Радищев и политические процессы конца ХУШ века, Из истории русской философии ХУШ - XIX веков. Сб. ст., М., 1952, с. 66-71.

3. См.: Декабристы. Биографический справочник.М., 1988.

4. См.: Дьяков В.А. Освободительное движение в России 1825 - 1861 гг. М., 1979.

5. Волк С.С. Народная воля 1879 - 1882. М. - Л., 1966, с.329. Троицкий Н.А. Крестоносцы социализма. Саратов, 2002, с. 298; См. также: Ашенбреннер М.Ю. Военная организация «Народной воли» и другие воспоминания (1860-1904), М.,1924.

6. Волк С.С. Указ. соч., с. 334.

7. Троицкий Н.А. Указ.соч., с.298, 339.

. Цит. по: Зайончковский П.А. Русский офицерский корпус накануне Первой мировой войны, Зайончковский П.А. 1904-1983 гг. Статьи, публикации и воспоминания о нем. М., 1998 г., с.33.

8. Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917 -1920 гг.М., 1988, с.31.

9. Мартиросян А.Б. Сталин и репрессии 1920-х- 1930-х гг. М., 2008, с.358.

10. Хасанов И.З. Борьба партии за привлечение военных специалистов (1918-1920 гг.) Вестник ЛГУ. 1971, № 2. История. Язык. Литература. Вып. 1,с.34-35.

11. Шамбаров В. Белогвардейщина. М., 2007, с.232.

12. Савченко О.И. Исторический выбор и судьбы офицеров-артиллеристов русской императорской армии. 1917 - 1941 гг. Автореф. дис. канд. ист. наук. СПб., 2005, сб.

13. Там же, с.230, 272.

14. Новицкий Ф.Ф. Он ценил деловитость О Михаиле Фрунзе. Воспоминания, очерки, статьи современников. М., 1985, с.133.

15. Там же, с. 137.

16. Соболев Г.Л. Петроградский гарнизон в борьбе за победу Октября. Л., 1985, с.239,245.

17. Донесения комиссаров Петроградского военно-революционного комитета. М., 1957, с.309.

18. Рид Д. 10 дней, которые потрясли мир. М., 1957, с.174-175.

19. Поликарпов В. Подвиг полковника Вальдена Неделя, № 44 (608), 1971 год, с. 7; Раскольников Ф.Ф. Кронштадт и Питер в 1917 году. М., 1990, с.240, 249; Особую позицию занимает писатель О. Стрижак в своей
книге «И приснился мне сон...», вышедшей в СПб в 2007 г.

20. Петроградский военно-революционный комитет. Документы и материалы. В 3-х. т. Т.1., М., 1966, с.352.

21. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия, М., 1983, с.469; Колпакиди А., Прохоров Д. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки. Книга первая. М., 2001, с.51.

22. Потапов Н.М. Русский военный агент в Черногории. Том I. Донесения, рапорты, телеграммы, письма 1902-1915 гг. Москва - Подгорица, 2003, с.18-21.

23. Городецкий Е. О записках Н.М.Потапова Военно-исторический журнал. 1968, № 1, с.59, 62; От Февраля к Октябрю (Из анкет участников Великой Октябрьской социалистической революции). М., 1957, с. 174.

24. Городецкий Е. О записках Н.М.Потапова, Военно-исторический журнал. 1968, № 1, с.59, 62; От Февраля к Октябрю (Из анкет участников Великой Октябрьской социалистической революции). М., 1957, с. 60.

25. Колпакиди А., Прохоров Д. Указ.соч., с. 51-52.

26. Потапов Н. Краткая справка о деятельности Народного комиссариата по военным делам в первые месяцы после Октябрьской революции, Исторический архив. 1962, № 1, с. 84 -91; Его же. Записки о первых шагах советского военного строительства, Военно-исторический журнал. 1968, №1, с. 61-68.


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
ФАЛАНСТЕР НА УЛИЦЕ СЕН-ПЬЕР-МОНМАРТР
РАБОЧАЯ ПАРТИЯ КУРДИСТАНА И КУРДСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В 1970-Е ГОДЫ
ПИСЬМО ИЗ ТЮРЬМЫ
ШТУРМАНЫ БУДУЩЕЙ БУРИ
«ЕСЛИ Б НЕ БЫЛО ТЕБЯ…» 5 НОЯБРЯ ИСПОЛНИЛОСЬ БЫ 80 ЛЕТ ДЖО ДАССЕНУ
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ: ПРИЧИНЫ НЕ ПОНЯТЫ, УРОКИ НЕ ВЫУЧЕНЫ



НАШИ КНИГИ

Описание

КРУЖКИ

Учитесь вместе с группой Engels!

«СЛОМАЙ КЛЕТКУ»: ПРОТИВ ЧЕГО БОРЮТСЯ ИНДИЙСКИЕ СТУДЕНТКИ

«Сломай клетку»: против чего борются индийские студентки
8 октября студентки Делийского университета протестовали против сексистской политики в индийском образовании. Организовала протест автономная студенческая группа Pinjratod, что переводится как «Сломай клетку».
Подробнее...