Главная / Аналитика / Материалы / История

КРАСНЫЕ ГЕНЕРАЛЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. ЧАСТЬ 3.

Красные генералы гражданской войны. Часть 3.

Содержание:

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

К числу первых мероприятий Высшего Военного Совета после заключения Брестского мира относится создание так называемой завесы или Западной завесы. В современной литературе не без основания пишется об этой завесе как важнейшем фронте Советской республики в период с весны – лета 1918 г. Ее создание совпало с формированием Красной Армии на добровольческих началах71. К создателям завесы относят М.Д.Бонч-Бруевича, а к ее руководителям также и ряд других бывших генералов – В.Н.Егорьева, Д.П. Парского, А.А. Самойло, К.К. Баиова, П.П. Сытина, А.А. Свечина, В.В. Чернавина, А.В. Шварца, Б.В. Геруа, А.В. Новикова, Н.Г. Семенова72.

В начале сентября 1918 г. Высший Военный Совет был упразднен, а его штаб переформирован в Штаб Революционного военного совета Республики, новый орган созданный 6 сентября, осуществлявший непосредственное руководство армией и флотом, а также всеми учреждениями военного и морского ведомств. В состав руководства Реввоенсовета, наряду с другими, вошли два бывших полковника – И.И. Вацетис и С.С Каменев, один адмирал В. Альтфатер и ни одного бывшего генерала. Но зато Полевой штаб возглавляли бывшие генералы Н.И. Раттэль, Ф.В. Костяев, М.Д. Бонч-Бруевич и П.П. Лебедев. В современной литературе, со ссылкой на А.А.Брусилова, даже пишется, что П.П. Лебедев, вступивший в Красную Армию в 1918 г. «являлся, по сути дела, подлинным организатором и руководителем армии»73.

В 1918 г. в состав Красной Армии вступило значительное число бывших генералов

Помощником начальника Полевого штаба был бывший генерал Г.Н. Хвощинский, начальниками управлений Генштаба бывшие генералы В.И. Михайлов, М.М. Загю, начальниками отделов – бывшие генералы В.А. Афанасьев, С.М. Волков, Н.Г. Мыслицкий, С.Н. Савченко, К.М. Ушаков, среди помощников начальников отделов был и бывший генерал В.К Петерсон, а среди начальников отделений генералы А.А.Незнамов, С.К. Сегеркранц. Инспектором снабжения при начальнике Полевого штаба был бывший генерал Н.А. Сулейман. И это, не считая работавших там же ряда офицеров74.

Вообще, в 1918 г. в состав Красной Армии вступило значительное число бывших генералов. Так, в мае этого года добровольно вступил в Красную армию бывший генерал-лейтенант, который в 1917 г. был избран командиром 9-го армейского корпуса А.Е. Снесарев, известный путешественник и ученый-востоковед. Он первоначально станет военным руководителем Северо-Кавказского военного округа, примет участие в обороне Царицына, затем будет командовать Западной армией, а с лета 1919 г. возглавит Академию Генштаба. В 1928 г. он станет Героем Труда75.

Еще раньше, в марте 1918 г. вступил в Красную Армию уже упоминавшийся Ф.Ф. Новицкий, участвовавший в Русско-японской и Первой мировой войнах. Он был генерал-майором, командиром корпуса, а в Красной Армии занимал ряд командных должностей. Во время Великой Отечественной войны Ф.Ф.Новицкий был преподавателем Военной академии им. Фрунзе. Его старший брат В.Ф. Новицкий дослужился до генерал-лейтенанта. В Красную Армию он тоже вступил добровольно, в октябре 1918 г. Преподавал в Военной академии, а в 1922 г. являлся военным экспертом советской делегации на Гаагской конференции. В.Ф. Новицкий оставил ряд крупных работ по военной истории, из которых особенно выделяется его двухтомник по истории Первой мировой войны76.

Генерал от инфантерии Н.А. Данилов командовавший на Северо-Западном фронте армией тоже вступил в Красную Армию в 1918 г. Он станет профессором Военной академии РККА, а в начале 30-х гг. будет инспектором штаба РККА. В этом же году, в феврале месяце вступил в Красную Армию и генерал-майор А.А. Самойло, начальник штаба 10-ой армии. В Гражданскую войну он будет командовать армией и затем Восточным фронтом. Он скончался в 1963 г. в возрасте 94 лет, прожив более других старых генералов, служивших в Красной Армии. А.А. Самойло оставил подробные воспоминания, где, среди прочего, писал: «Переход мой на службу Советской власти волне отвечал и моим политическим убеждениям»77.

В марте 1918 г. в Красную Армию добровольно вступил генерал-майор начальник штаба одного из фронтов Первой мировой войны А.А. Свечин, ставший видным советским военным теоретиком и военным историком. Он был поначалу помощником начальника Петроградского укрепленного района, затем на различных штабных должностях. С октября 1918 г. А.А. Свечин преподаватель Академии Генштаба и затем и председатель Военно-исторической комиссии по использованию опыта Первой мировой войны. Также в марте месяце того же года вступил в Красную Армию и генерал – майор Ф.В. Костяев, который был назначен начальником штаба Псковского района, а несколько позднее, осенью 1918 г. стал начальником штаба Северного фронта. Позднее он был на преподавательской работе и подготовил ряд работ по военной истории и теории.

В 1918 г. перешли на сторону Советской власти бывшие генералы П.П. Лебедев, Д.Н. Надежный, А.В. Станкевич, В.И. Селивачев и многие другие. Переходили старые генералы в Красную армию и в 1919 г. Одним из них был генерал от инфантерии А.М. Зайончковский участник Русско-японской и Первой мировой войны, во время которой последовательно командовал дивизией, корпусом и армией. Во время службы в Красной Армии был начальником штаба армии, а с 1922 г. являлся профессором Военной академии РККА. Зайончковский - известный специалист по военной истории, автор работ по истории Крымской войны и Первой мировой войны. В том же 1919 г. в Красную армию вступил и бывший военный министр Временного правительства А.И. Верховский. Он тоже был участником Русско-японской и Первой мировой войны. После Февральской революции он, командующий войсками Московского военного округа был противником корниловского мятежа. Его последний чин в старой армии генерал-майор. После перехода на сторону Советской власти был на штабных должностях, а также на научной и преподавательской работе. В 1922 г. был одним из военных экспертов советской делегации на Генуэзской конференции. Вообще, в свое время считалось, что весной 1919 г. в Красной Армии всего насчитывалось немногим более 200 бывших генералов и около 400 бывших полковников и подполковников78.

Известен переход бывших генералов на сторону Советской армии и в более позднее время. В 1920 г. вступил в Красную армию один из самых выдающихся полководцев России того времени А.А. Брусилов. Он еще был участником Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. В Красной армии он был председателем Особого совещания при главнокомандующем Вооруженными Силами Республики, затем становится инспектором кавалерии Красной Армии. С 1924 г. Брусилов состоял при РВС СССР для особо важных поручений79. Вообще, в связи с нападением весной 1920 г. на Советскую Россию Польши последовал новый этап вступления в Красную Армию бывших генералов и офицеров. Такие генералы как А.А. Брусилов, А.М. Зайончковский, В.Н. Клембовский, А.Е. Гутор и другие обратились с воззванием «Ко всем бывшим офицерам, где бы вы ни находились», в котором призывали «добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию…»80.На это обращение и последовавшую волну нового вступления в Красную Армию, как известно, отреагировал В.И. Ленин, подчеркнувший, что «даже бывшие царские генералы признают несправедливыми притязания Польши и идут помогать нам»81.

Необычно сложилась судьба генерал – лейтенанта Я.А. Слащева. Первую мировую войну он закончил в чине полковника, затем был активным участником белого движения, командовал бригадой, дивизией, корпусом. Был одним из белых руководителей Крыма. Однако в августе 1920 г. вступил в конфликт с Врангелем и был отстранен от командования корпусом. Уже в эмиграции он публично выступил против Врангеля, был судим и разжалован в рядовые. В конце 1921 г. вернулся в Советскую Россию, получил амнистию, затем был преподавателем на известных курсах командирского состава «Выстрел». Благодаря обращению Слащева к бывшим солдатам и офицерам белой армии многие из них вернулись на родину. Вообще, только из Генерального штаба генералов, перешедших на сторону Советской власти, кого мы еще не назвали, следует упомянуть генералов от инфантерии Д.В. Баланина, П.С. Балуева, Л.Н. Бельковича, Н.П. Михневича, В.А. Олохова, А.А. Поливанова, Д.С. Шуваева. Кроме того, были значительные группы генералов от кавалерии, генерал-лейтенантов, генерал-майоров, список которых приводится в монографии А.Г. Кавтарадзе - лучшем и по сей день исследовании по данной проблеме, написанном сыном одного из военных специалистов82.

Особый разговор об инженерных кадрах старой армии и военно-морского флота, а также об артиллеристах. В литературе отмечается, что в артиллерии процент генералов-дворян был еще выше, чем в других родах войск и достигал 98%. К Октябрьской революции основная масса офицеров-артиллеристов отнеслась с недоверием83. Но еще в октябре 1917 г. Всероссийская конференция представителей заводов единогласно избрала временным директором – распорядителем бюро съезда начальника 2-го отдела технических артиллерийских заведений генерал-майора В.С. Михайлова. В 1918 г. он избирается начальником Главного артиллерийского управления, а в 1919 г. становится директором-распорядителем Центрального правления артиллерийских заводов84. В.М. Михайлов - автор весьма примечательной монографической работы «Очерки по истории военной промышленности».

Примечательно и то, что 23 февраля 1918 г. вступила в ряды Красной Армии в полном составе Михайловская артиллерийская академия. Во главе Инспекции артиллерии был поставлен генерал Ю.М. Шейдеман, находившийся на этой должности до 1921 г. Более того, перейдя на строну Советской власти, продолжало свою работу почти полностью в дореволюционном составе Главное артиллерийское управление. В мае 1919 г. всего в нем работало 29 генералов и всего 184 бывших офицера85. С Советской властью сотрудничали и некоторые другие генералы, служившие по инженерной части: Н.Г. Высочанский, В.Н. Деханов, Н.В. Шульга86.Военными инженерами были бывшие генералы В.П. Апышков, М.А. Богдановский, К.И. Величко, Н.Л. Кирпичев, В.А. Пыхачев, А.А. Саткевич, И.П. Ставицкий, С.А. Цабель, А.В. Шварц, А.П. Шошин, В.В. Яковлев87. По данным современных исследователей, потенциал военспецов-артиллеристов был использован даже более полно, чем в Белой армии88.

С Советской властью сотрудничал также и ряд видных военно-морских деятелей. Кроме уже упоминавшегося контр-адмирала В.М. Альтфатера, участника Первой мировой войны, помощника начальника Морского генштаба, первого командующего Морскими силами Советской республики, следует упомянуть и ряд других адмиралов. Контр-адмирал А.В. Немитц, демократические взгляды которого проявились еще во время революции 1905-1907 гг., когда он отказался участвовать в расстреле революционных матросов, в конце 1917 г. был командующим Черноморским флотом и перешел на сторону Советской власти вскоре после Октябрьской революции. Интересно, что во время Гражданской войны он одно время принимал участие в сухопутных военных действиях, являясь начальником штаба Южной группы войск 12 армии под командованием И.Э.Якира. Эта группа проделала известный в истории Гражданской войны Южный поход, план которого был разработан прежде всего Немитцем. Затем он вернулся во флот и с 5 февраля 1920 по 22 ноября 1921 гг. являлся командующим Морскими силами Советской республики. Впоследствии был преподавателем военных академий89.

Интересно сложилась судьба М.В. Иванова, участника Первой мировой войны, капитана 1-го ранга, с лета 1917 г. ставшего командиром 2-ой бригады крейсеров Балтийского флота. 27 октября 1917 г. по старому стилю он становится членом Верховной морской коллегии, затем 4 ноября назначается также товарищем морского министра, а 7 ноября он уже управляющий Морским министерством. 21 ноября (4 декабря) того же года 1-ый Всероссийский съезд военного флота постановил присвоить М.В. Иванову «за преданность народу и революции» чин контр-адмирала. Это было первое такое присвоение после Октябрьской революции. Он провел большую работу по налаживанию работы Морского министерства уже в условиях Советской власти. В дальнейшем работал в штабе Южного фронта, инспектор войск ВЧК, занимался охраной морских границ Страны Советов. В 1936 г. М.В. Иванов стал Героем Труда. Также в 1917 г. перешел на сторону Советской власти капитан первого ранга Е.А. Беренс, ставший в ноябре того же года начальником Морского Генштаба. С 24 апреля 1919 по 5 февраля 1920 он командовал морскими силами республики90. Беренс был еще участником Русско-японской войны, плавал штурманом на легендарном крейсере «Варяг», на борту которого воевал в известном сражении у Чемульпо. Вначале 20-х гг. он состоял для особо важных поручений при Революционном Военном Совете Республики, а в 1924 г. был военно-морским атташе СССР в Англии и Франции.

Роль старых генералов в Гражданской войне была, несомненно, весьма значительна. Некоторые из них - А.А. Самойло, П.П. Лебедев, В.А. Ольдерогге, Д.Н. Надежный, П.П. Сытин, В.Н. Егорьев, Д.П. Парский командовали фронтами. Они же командовали армиями. Кроме того, армиями также командовали бывшие генералы А.А. Балтийский, М.Н. Васильев, Н.А. Жданов, Е.А. Искрицкий, А.В. Новиков, С.И. Одинцов, А.К. Ремезов, А.Е. Снесарев, Н.В. Хенриксон, В.В.Чернавин. Бывшие генералы еще чаще служили начальниками штабов фронтов и армий, а также находились и на других командных должностях. По-разному сложилась их судьба. От рук белых кроме генерала А.А. Таубе пали А.В. Станкевич, А.П. Николаев, А.В. Соболев. Известно, что А.В. Станкевич, добровольно вступивший в Красную Армию в 1918 г. и командовавший там 55-ой стрелковой дивизией из-за предательства начальника штаба этой дивизии бывшего генерала А.А. Лаурица был захвачен в плен белогвардейцами и на предложение перейти на их сторону ответил категорическим отказом. А.В. Станкевич был ими повешен, но тогда же в 1919 г. по постановлению Реввоенсовета был перезахоронен на Красной площади. В 1920 г. он посмертно был награжден орденом Красного Знамени.

Похожая судьба ожидала и бывшего генерала А.В. Соболева, командовавшего 7-ой стрелковой дивизией и награжденного орденом Красного Знамени в 1919 г. В феврале следующего, 1920 г. он тоже был захвачен в плен белыми и, отказавшись перейти к ним на службу, был расстрелян. Другой бывший генерал-майор А.П. Николаев, командовавший бригадой попал, в плен к белым в мае 1919 г., также за отказ перейти к ним на службу был ими убит. В 1920 г. он посмертно был награжден орденом Красного Знамени. А бывший генерал-лейтенант А.П. Востросаблин, перешедший на сторону Советской власти в 1918 г., скончался после тяжелого ранения в 1921 г.

Некоторые бывшие генералы погибли в боях Гражданской войны или как Д.П. Парский скончались от болезней. Известны и некоторые примеры ухода к белым. Кроме уже указанных случаев можно упомянуть измену первого начальника Всероссийского Главного Штаба генерал-лейтенанта Н.Н. Стогова, перешедшего на сторону белых и затем игравшего заметную роль в эмиграции91. К белым перебежал и один из руководителей военной разведки бывший генерал П.Ф. Рябиков92. Были и такие, кто подвергся репрессиям конца 20-х гг., например, В.С. Михайлов, Н.Г. Высочанский, В.Н. Деханов, Н.В. Шульга. В литературе приводится статистика арестов 1930-1931 гг. в ходе так называемой операции «Весна». Тогда было арестовано 20 бывших генералов, а всего 172 бывших военных специалистов. Некоторые из них были даже расстреляны. Но большинство получило небольшие сроки, а некоторые были вообще отпущены. Впоследствии ряду видных артиллеристов, в том числе и арестованных по делу «Весна» будет присуждена Государственная премия93.

Еще больше военных специалистов подверглись репрессиям 30-х гг. – А.Е. Снесарев, А.А. Свечин, А.И. Верховский и др. Но известны и бывшие генералы, которые прожили большую жизнь и умерли естественной смерть. Советскими генерал - лейтенантами стали М.Д. Бонч-Бруевич, Н.Ф. Дроздов, А.А. Игнатьев, Ф.Ф. Новицкий, А.А. Самойло, а вице-адмиралом А.В. Немитц. А.В. Немитц скончался на 88 году жизни в 1967 г. и видимо был последним ушедшим из жизни старых генералов и адмиралов, связавших свою судьбу с Красной Армией. Любопытно, что называя наиболее авторитетных и признанных лидеров советской военной элиты 20-х гг., и выделяя семерку командиров, современный автор С.Т. Минаков упоминает, наряду с М. Тухачевским и С. Буденным, А. Брусилова, А. Снесарева, А. Зайончковского, А. Свечина и П. Лебедева, то-есть пять генералов94. Оставляя в стороне и сомнительный термин элита, применительно к руководителям Красной Армии и конкретную семерку (автор не включает в ее состав М.В.Фрунзе, признавая, однако, его военный талант и то, что он был выдающимся военачальником95) нельзя не признать несомненный авторитет в Красной Армии ряда старых генералов, снискавшими к себе уважение своими несомненными деловыми и человеческим качествами.

С точки зрения сохранения собственной жизни служить у красных тоже было перспективнее

В целом говоря о военных специалистах Красной Армии нужно учитывать как общее их число, так и удельный вес по отношению к бывшему офицерскому корпусу старой армию. В литературе было принято считать, что в Красной Армии служило примерно 75 тыс. военных специалистов. Из них – 775 бывших генералов, 980 полковников, 746 подполковников96. Если учесть, что в октябре 1917 г. весь офицерский корпус старой армии составлял примерно 250 тыс. человек, то в Красную Армию вступило около 30%. Это очень большой процент, учитывая социальный характер Октябрьской революции и то, что потомственные дворяне среди генералов составляли 87,5%, штаб-офицеров – 71,%, а обер-офицеров – 50,4%97. В 1913 г. процент дворян среди генералов был еще выше, составляя среди генералов 89,2%, штаб-офицеров – 72,6%, обер-офицеров – 35-50%98. В последнее время в литературе стали фигурировать и несколько иные данные о числе военных специалистов в Красной Армии. С. Волков оперирует общей цифрой в 276 тыс. офицеров, включая и тех, кто к моменту Октябрьской революции не вернулся в строй. У белых по его мнению было 62% , большевиков соответственно только 19 – 20%, но без учета взятых в плен бывших белых офицеров, 5-6% служило в армиях новообразованных государств и только 10% не участвовало по разным причинам в Гражданской войне. Он также произвел подсчеты потерь среди офицерского корпуса. По его мнению в рядах белых погибло свыше 60% офицеров, свыше 10% у красных, 4-5% в национальных армиях и 22-23% пали жертвами антиофицерского террора99.

Какие цифры ближе к истине - А. Кавтарадзе или С. Волкова, сказать трудно. Необходимы новые, беспристрастные и основательные подсчеты. Во всяком случае, если в Красной Армии было только 20% прежнего офицерства, а к ним нужно отнести и тех, кто перешел от белых к красным, то и этот процент, учитывая классовый состав прежнего офицерства был довольно высоким. А то, что в рядах Красной Армии погибло в 5-6 раз меньше офицеров, чем в белой тоже говорит о многом. С точки зрения сохранения собственной жизни служить у красных тоже было перспективнее, не говоря уже о том, что именно они одержали убедительную победу.

Причины вступления в Красную Армию прежних офицеров и генералов уже неоднократно привлекали внимание исследователей. Порой делались разного рода обобщения. Делаются они и в современной литературе. В одной из книг специально посвященной советским управленцам, отмечается «трагизм людей, вынужденных защищать чуждую им власть, к тому же под контролем и присмотром не доверявших им политических комиссаров. Большинство из них с колебаниями и переживаниями вступали на службу Красной Армии понуждаемые материальными лишениями или под угрозой репрессий. Известная часть военных специалистов переходила на сторону «красных», восприняв большевистские идеи, поверив, что Советская власть сражается за «счастье народа»100.

Как понять, что 775 бывших генералов то-есть, как писал Бонч-Бруевич, «лучшие генералы царской армии», вступили в Красную Армию, будучи почти на 90% дворянского происхождения? Конечно, была и материальная нужда, и потребность в привычной службе, были и подозрения со стороны комиссаров. Но нужно видеть главное. Чем дальше, тем больше бывшие генералы убеждались в том, что большевики ратуют за воссоздание великой страны и что их, при всех сложностях и даже, порой, недовольстве все-таки поддерживает людская масса. Не случайно даже А.И. Деникин писал, что он все более убеждался в том, что против них, то-есть против белых был сам русский народ. Поддержка народа, нацеленность на воссоздание великой страны, прогрессивные преобразования в разных сферах и убедила этих старых генералов в правильности их выбора.

В этом отношении очень показательна эволюция взглядов М.Д. Бонч-Бруевича, который считал, что «Гражданская война в России началась еще до Великой Октябрьской социалистической революции»101. И далее он писал: «Мне всегда был ясен антинародный характер всех этих белых формирований, являвшихся лишь ширмой для иностранного вмешательства во внутренние дела России»102. И, говоря о себе как о старорежимном генерале, он показал в своих подробных воспоминаниях как пришел к пониманию идей Ленина и Октябрьской революции. Именно убежденные старые генералы, служившие в Красной Армии, разгромили белых генералов. И их заслуги признавал В.И. Ленин подчеркивавший роль десятков тысяч старых офицеров и «только при помощи их, - как он подчеркивал, - Красная Армия могла одержать те победы, которые она одержала». Более того, он также писал, что «без них Красной Армии не было бы»103. Это была высокая оценка роли бывших военных специалистов, составивших значительную часть командного состава Красной Армии. В 1918 г. военные специалисты составляли 75% командного состава Красной Армии, в 1919 – 53%, в 1920 – 42% и в конце 1921 – 34%104. Среди них, как можно было убедиться, особую роль сыграли старые генералы, внесшие существенный вклад в создание и становление новой армии, на долю которой затем выпала ответственная миссия разгрома мирового фашизма.


71. Стрекалов И.И. Строительство Красной Армии в войсках завесы (весна – лето 1918 года). Автореф… к.и.н. М., 2001, с. 3.

72. Егорьев В.Н. Из жизни западной завесы // Этапы большого пути. Воспоминания о Гражданской войне. М., 1962, с. 138; Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с.201.

73. Минаков С.Т. Советская военная элита 20-х годов (состав, эволюция, социокультурные особенности и политическая роль). Орел, 2000, с. 28.

74. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с.199.

75. См.: Дудник В., Смирнов Д. Вся жизнь – науке // Военно–исторический журнал. 1955, № 2.

76. См.: Леонидов В.Ф. Василий Федорович Новицкий (к столетию со дня рождения) // Военно-исторический журнал. 1960, № 3.

77. Самойло А. Две жизни. М., 1958, с.182.

78. Цит. по: Федюкин С.А. Советская власть и буржуазные специалисты. М., 1965, с. 68.

79. См.: Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 1943.

80. Федюкин С.А. Указ. соч., с. 70.

81. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.41, с. 121.

82. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с.236-258.

83. Савченко О.И. Указ. соч., с. 11, 13.

84. Генерал В.С.Михайлов…, с. 4-5, 25.

85. Савченко О.И. Указ. соч., с.14-15.

86. Генерал В.С.Михайлов…, с. 81-82.

87. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с.179.

88. Савченко О.И. Указ. соч. с. 15.

89. См.: Командующий морскими силами республики // Морской сборник. 1969, № 5.

90. Гимпельсон Е.Г. Указ. соч., с.112.

91. Молодцыгин М.А. Указ. соч., с. 97; Русская военная эмиграция…Т.4, с. 277, 297, 329.

92. Колпакиди А., Прохоров Д. Указ. соч., с.58.

93. Савченко О.И. Указ. соч., с. 21.

94. Минаков С.Т. Советская военная элита 20-х годов: состав, социокультурные особенности и политическая роль. Автореф. дис… д.и.н. Орел, 2000, с.34.

95. Там же, с.34, 43-44.

96. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с. 176-178; Гимпельсон Е.Г. Указ. соч., с. 112.

97. Кавтарадзе А.Г. Указ. соч., с. 21, 178.

98. Цит. по: Федюкин С.А. Указ. соч., с. 51.

99. Волков С. Трагедия русского офицерства. Офицерский корпус России в революции, Гражданской войне и на чужбине. М., 2002, с. 398.

100. Гимпельсон Е.Г. Указ. соч., с. 113.

101. Бонч-Бруевич М.Д. Указ. соч., с. 233.

102. Там же, с.234.

103. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 40, с. 199, 218.

104. Великая Октябрьская социалистическая революция. Энциклопедия. М., 1987, с.91.


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
ГОЛОС ДРУГА НАШИХ ДРУЗЕЙ
ШТУРМАНЫ БУДУЩЕЙ БУРИ
МИЛИТАРИЗМ И АНТИМИЛИТАРИЗМ
ПИСЬМО ИЗ ТЮРЬМЫ
ВЗЛЕТ И ТРАГЕДИЯ ГЕРМАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
РАБОЧАЯ ПАРТИЯ КУРДИСТАНА И КУРДСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В 1970-Е ГОДЫ



НАШИ КНИГИ

Описание

КРУЖКИ

Учитесь вместе с группой Engels!

ЗА ПРОДОЛЖЕНИЕ ДЕЛА УГО ЧАВЕСА

За продолжение дела Уго Чавеса
2 февраля мы проводим митинг-встречу с сотрудниками дипмиссии Венесуэлы в Москве с выступлением чрезвычайного и полномочного посла Боливарианской Республики Венесуэла товарища Карлоса Рафаэля Фариа Тортоса.
Подробнее...