Участие Артема в борьбе за победу социалистической революции на Украине

Момент революционного взрыва неотвратимо приближался. 7 октября 1917 г. из Финляндии в Петроград для непосредственного руководства подготовкой восстания прибыл В. И. Ленин. 10 октября он выступил на историческом заседании ЦК РСДРП (б) с докладом, в котором характеризовал положение в стране, как совершенно созревшее для перехода власти в руки пролетариата и беднейшего крестьянства[1]. По предложению Ильича в Петроград, где решалась судьба социалистической революции, были вызваны все члены ЦК для непосредственного участия в подготовке и проведении Октябрьского переворота. Артем прибыл в Питер в середине октября 1917 г. Как член ЦК, он в эти дни твердо отстаивает ленинскую установку на организацию немедленного вооруженного восстания и завоевание власти, а также активно поддерживает решительную борьбу Ленина против колеблющихся и открытых капитулянтов типа Каменева, Зиновьева, Рыкова.

30 октября 1917 г., когда восстание в Петрограде победило полностью, Артем возвращается в Харьков, где присутствие наиболее авторитетного партийного руководителя в эти бурные дни было крайне необходимо.

Победа Октябрьского восстания в Петрограде была той искрой, которая зажгла по всей нашей необъятной Родине пламя революционного пожара. Рабочие, солдаты, крестьяне Украины горячо приветствовали первое в мире Советское правительство, возглавляемое В. И. Лениным, настаивали на немедленном претворении в жизнь решений II съезда Советов.

Во многих промышленных центрах Донецко-Криворожской области, где пролетариат своей численностью и организованностью превосходил буржуазию и ее агентов, Советы сами брали власть в свои руки. Уже в октябрьские дни власть Советов была установлена в Луганске, Макеевке, Щербиновке, Лисичанске и некоторых других городах и поселках Донбасса. Однако это не было характерным явлением для всей Украины в целом. Борьба за власть Советов осложнялась здесь до крайности тем, что, разгромив органы Временного правительства, пролетариат и беднейшее крестьянство Украины в своем стремлении к повсеместному установлению власти Советов встретили ожесточенное сопротивление украинской националистической контрреволюции, возглавляемой Центральной Радой и ее Генеральным секретариатом.

Захватив власть в Киеве и на значительной части территории Украины, Центральная Рада сразу же показала свое контрреволюционное лицо, установив жестокий террористический режим, спекулируя на национальных чувствах украинского народа. После свержения Временного правительства Центральная Рада становится центром всех контрреволюционных сил России, тем самым превращая Украину в общероссийский контрреволюционный плацдарм. Входя в соглашение с русскими контрреволюционными силами, Рада в то же время стремилась изолировать украинский народ от великого русского народа, чтобы облегчить себе разгром революционных рабочих и крестьян Украины. С этой целью, заявив о своем непризнании Советского правительства и заняв по отношению к нему резко враждебную позицию. Центральная Рада объявила 7 ноября 1917 г. об образовании самостоятельной так называемой Украинской Народной Республики.

Большевики Украины разоблачали стремление буржуазных националистов посеять вражду между братскими украинским и русским народами и призывали рабочих и крестьян крепить неразрывную дружбу трудящихся масс России и Украины, ибо эта дружба являлась решающим условием победы социалистической революции на Украине. Большевики разъясняли рабочим и крестьянам неопровержимую истину ленинских слов о том, что только «при едином действии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единства о ней не может быть и речи»[2].

Руководствуясь указаниями В. И. Ленина, областной комитет партии Донецко-Криворожского бассейна сразу же занял правильную позицию по отношению к Центральной Раде. В своих многочисленных выступлениях Артем резко критиковал политику разобщения Украины с Россией, проводимую Центральной Радой. «К украинскому вопросу мы должны «подходить с двух сторон», — говорил Артем в своем докладе на Харьковской общегородской конференции РСДРП (б) 11 ноября 1917 г., — 1) со стороны лозунга самоопределения национальностей и 2) со стороны домогательств контрреволюционных слоев украинского населения. В такой постановке вопроса мы не разойдемся с украинскими рабочими и крестьянами, но неизбежно столкнемся с националистическими элементами»[3].

Характеристика этих «националистических элементов» была дана В. И. Лениным еще в 1913 г. в работе «Критические замётки по национальному вопросу», где Ленин указывал, что украинские буржуазные националисты, ставя превыше всего национальный вопрос, пытаются тем самым отвлечь украинских пролетариев от участия в революционной борьбе. «Пролетарская справа — прежде всего..., — говорил В. И. Ленин, — ибо она обеспечивает не только длительные, коренные интересы труда и интересы человечества, но и интересы демократии, а без демократии немыслима ни автономная, ни независимая Украина»[4].

Исходя из этого ленинского положения, Артем в своем докладе на конференции указал, что в борьбе с украинскими националистами надо правильно оценивать обстановку и не преувеличивать влияния националистических идей в рабочей и солдатской среде украинского народа. При решении украинского вопроса, говорил Артем, необходимо прежде всего ориентироваться на рабочий класс Украины, который уже давно связал свою судьбу с судьбой общероссийского пролетариата. Украинские рабочие знают, что судьба рабочего движения Юга решается не только здесь, но и на Севере. Конечный результат борьбы определяется именно там[5]. Характерно, что к числу рабочего класса Артем относит не только рабочих промышленных предприятий, но и многочисленный отряд сельских пролетариев. «Неправильно указание, — говорит он, — что на Украине 80% крестьян; здесь сельского пролетариата больше, чем в Центральной России. А сельские пролетарии в союзе с городскими рабочими и солдатами образуют такой союз, который не в состоянии победить никакая сила»[6].

Вопрос о борьбе с украинским буржуазным национализмом был одним из сложнейших для большевиков Украины, и не случайно поэтому Артем уделял ему очень много внимания. В своих многочисленных выступлениях, статьях и письмах он дал глубокий анализ националистического движения на Украине, показав и классовый характер и источник его — оно питает свои корни не за счет широких масс трудящихся, а за счет «определенных кругов украинской буржуазной интеллигенции, которые борются за расширение рынка труда для сынов мелкобуржуазой Украины, ибо украинизация управления, школы, театра и пр. создала бы сразу обширный район для приложения их труда». Что именно эти слои (мелкая и средняя буржуазия) возглавляют националистическое движение, говорил Артем, видно из политики Центральной Рады. «Еще не обеспечив условий существования свободной Украины, созданных свободной революцией Петрограда, они уже перепугались и образуют союзы с калединской республикой Дона и др. в целях борьбы с большевизмом, с рабоче-крестьянской революцией»[7].

Артем неоднократно подчеркивал, что самым серьезным препятствием к осуществлению революционных преобразований на Украине является именно Центральная Рада. В выступлении на экстренном заседании Харьковского Совета 19 ноября 1917 г. Артем на конкретных фактах еще раз показал антинародный характер Рады.

Объявив себя высшей властью на Украине, Центральная Рада ни в коей мере не выражает интересов широких масс трудового народа, говорил Артем. Наоборот, она стала опорой контрреволюции, тормозящей развитие социалистической революции на Украине. «Обещая на бумаге демократическую украинскую республику, она лишает целые полки избирательных прав. Обещая землю без выкупа, она признает платежи по закладным и охраняет помещичью и кулацкую собственность на землю. Обещая мир, она тормозит все начинания Совнаркома по ведению мирных переговоров. Учитывая все это, отношение большевиков к Раде должно быть только таким же, как и к бывшему правительству Керенского»[8]. Позиция Артема по отношению к Центральной Раде отражала точку зрения всего областного комитета партии Донецко-Криворожской области.

Несмотря на огромные усилия националистических банд Центральной Рады, действовавших почти на всей территории Украины, и калединских отрядов, бесчинствовавших в Донбассе, подавить революционную борьбу рабочих и крестьян Украины, остановить триумфальное шествие Советской власти они были не в состоянии. Пролетариат Донецко-Криворожской области, возглавляемый своей большевистской организацией, шел в авангарде борьбы за установление Советской власти на Украине. Центром революционных сил в этом районе продолжал оставаться Харьков.

Борьба за установление Советской власти в Харькове до некоторой степени облегчалась тем, что в городе были сравнительно слабы силы националистов. Закаленный в революционных битвах пролетариат Харькова без особого труда справлялся с националистическими течениями. Кроме того, положительно сказывалась непосредственная связь харьковских рабочих с пролетариями Донбасса и Криворожья, всегда готовыми оказать им решительную поддержку, а также прочная связь с Москвой и Петроградом, гарантирующая в случае необходимости помощь трудящихся Советской России.

Тем не менее в Харькове окончательный переход власти к Советам произошел в результате хотя и не кровопролитной, но очень упорной борьбы. Известие о свершении Октябрьского переворота в Петрограде пришло в Харьков в ночь на 26 октября. «Донецкий пролетарий», первый номер которого вышел в эти дни, торжественно сообщал: «Мощным усилием рабочих, солдат и крестьян прежнее правительство — правительство бесконечной войны, срыва Учредительного собрания, саботажа и помещичьего ига — наконец, низложено... Во главе нового Рабоче-Крестьянского правительства — испытанный вождь российского пролетариата т. Ленин. В историю революции вписана новая прекрасная страница, которая должна открыть первую главу активной борьбы за социализм»[9].

26 октября на совместном заседании исполкомов Харьковского городского Совета рабочих и крестьянских депутатов, губернского Совета крестьянских депутатов и областного Совета Донецко-Криворожского бассейна вопреки предложению большевиков о немедленном переходе всей власти в руки Совета по настоянию объединившихся меньшевиков, эсеров и националистов был создан Харьковский объединенный военно-революционный комитет из 56 представителей всех «демократических партий». Сущность этого маневра станет ясной, если учесть, что 30 из них представляли буржуазно-националистические организации. Естественно, что такой состав ВРК определил его соглашательскую, примиренческую тактику. Военно-революционный комитет не только не принял никаких мер против деятельности контрреволюционного «Комитета спасения революции», распространявшего в Харькове воззвания о поддержке Керенского, но даже вступил с ним в переговоры о совместной деятельности.

В состав исполнительного органа ВРК (бюро в количестве 9 человек) вошли от большевиков Артем и М. Рухимович. Председателем бюро был назначен украинский эсер А. С. Северо-Одоевский.

Руководство Харьковской большевистской организации ясно понимало, ч.то образование коалиционного ВРК, с самого начала своего существования выступившего в роли пособника контрреволюционной Центральной Рады, не является установлением Советской власти в городе. В первый же день после своего возвращения из Петрограда 30 октября 1917 г. Артем на заседании Совета вторично ставит вопрос о передаче власти в руки Совета и о подчинении исполнительного бюро военнореволюционного комитета Совету. Но и на этот раз Совет отверг резолюцию большевиков. По этому поводу газета «Донецкий пролетарий» писала: «В то время, когда во всех почти отсталых городах, как это предписывал декрет съезда от 26 октября, власть уже перешла в руки Советов, в Харькове, где контрреволюция была совершенно бессильной, такого перехода власти не совершилось. Это произошло благодаря преобладанию в Совете меньшевиков и эсеров, именующих себя интернационалистами... Ближайшая задача харьковских рабочих привести Харьков к общероссийскому знаменателю»[9]. К этому газета призывала из номера в номер.

В этот напряженный и ответственный момент борьбы большевиков Донецко-Криворожской области за переход всей власти в руки Советов возобновление выхода боевого органа пролетариев области — газеты «Донецкий пролетарий» — сыграло исключительную роль. Редакторами газеты, первый номер которой вышел 2 ноября 1917 г.[10] , был А. Сурик от областного комитета и Д. Эрдэ от городского комитета партии. В состав редакции входили В. Межлаук, М. Рухимович, Н. Данилевский и другие большевики.

Донецко-Криворожский областной комитет партии, Харьковский городской комитет и лично Артем даже в самые напряженные дни революционных битв не оставляли свою газету без заботливого внимания и руководства. Так, спустя всего две недели после выхода газеты, 15 ноября 1917 г., на заседании Харьковского городского партийного комитета был заслушан доклад о деятельности редколлегии «Донецкого пролетария». Здесь выяснилось тяжелое материальное положение газеты и необходимость дальнейшего расширения ее деятельности. Немедленно были намечены конкретные мероприятия по улучшению сложившегося положения. В связи с этим 25 ноября Артем, как секретарь областного комитета РСДРП (б), выступил на страницах газеты со специальным обращением «К членам партии», в котором призывал всех трудящихся распространять газету, участвовать в ее работе, ибо «каждый новый подписчик рабочей печати — новый борец за дело рабочей революции. Революция не бывает каждый послевисокосный год, — писал
Артем. — Куйте железо пролетарской сознательности, пока оно горячо. Связывайте пролетариев цепями пролетарской печати, пока рабочие массы остро ощущают необходимость этой связи»[11].

13 декабря 1917 г. областное бюро Донецко-Криворожского большевистского комитета вновь обсудило вопрос о положении дел и постановке редакционной работы в «Донецком пролетарии». Такой постоянной заботой руководящих партийных органов в значительной мере объясняется растущий успех газеты среди широких масс трудящихся Харькова, Донбасса, Криворожья. Об авторитете «Донецкого пролетария» достаточно красноречиво свидетельствует тот факт, что в течение ноября—декабря 1917 г. на его страницах было опубликовано свыше 500 корреспонденций и писем рабочих. В газете регулярно печатались получаемые редакцией из центра статьи и выступления В. И. Ленина. Среди авторов, выступавших в газете, были Н. К. Крупская, В. Быстрянский (Ватин), А. Ольминский, В. Межлаук и многие другие. На страницах газеты неоднократно появлялись и страстные, полные решимости и революционного оптимизма статьи Артема.

4 ноября 1917 г. в «Донецком пролетарии» была опубликована статья Артема «Власть Советов и власть ликвидаторов», гневно разоблачающая меньшевиков и эсеров в их стремлении во что бы то ни стало помешать переходу власти к Советам. Статья начиналась приветствием первому в мире правительству рабочих, революционных солдат и беднейшего крестьянства. Но врагам трудящихся, подчеркивал Артем, это правительство не нравится, причем среди этих врагов не только рябушинские, Третьяковы, родзянки и Корниловы, но и те, «кто когда-то сами называли себя друзьями народа. Те, кто унизил святое имя социализма и красное знамя революции, вытирая сапоги у сподвижников Корнилова... Они стремятся объединить всех, кто против власти Советов, чтобы дать решительный бой и задушить революцию. Но нет у них сил! — с твердой уверенностью писал Артем. — Советское правительство — это смерть соглашателям. Им нужно иное правительство, которое бы отменило и декрет о мире, и декрет о земле, и вырвав власть из рук рабочих, солдат и крестьян, вновь передало бы ее лакеям и прихвостням помещиков, капиталистов и попов. Так покажем же, что и мы понимаем их игру; станем как один на защиту власти Советов, за мир, за землю, за хлеб, за свободу и сор вем игру соглашателей»[12]. 7 ноября «Донецкий пролетарий» помещает в качестве передовой статью Артема «Лгунам и предателям», в которой еще раз вскрывается подлая предательская роль соглашателей и выражается твердая, непоколебимая уверенность в неизбежной победе над всеми врагами революции. Статья заканчивается торжественными, зовущими к решительной борьбе словами: «Загорается заря лучшего будущего. Рокот рабочего восстания звучит все громче, все ближе слышится топот пролетарских батальонов революции. Да здравствует Революция!»[13].

Огромная агитационно-пропагандистская работа большевиков давала день ото дня все более ощутимые результаты. С небывалым ранее единодушием рабочие Харькова поддерживали предложение большевиков о перевыборах Совета. Там, где перевыборы были произведены, они принесли большевикам внушительную победу. Только на ХПЗ из 3734 избирателей за большевиков голосовали 2459 человек (65,8%). Всего по заводу избрано 19 большевиков, 4 украинских социал-демократа, 2 эсера и 2 меньшевика-интернационалиста.

Однако и эти перевыборы не принесли большевикам абсолютного большинства в Совете, хотя и значительно облегчили их работу. Общегородская партийная конференция, проходившая в Харькове 9 и 11 ноября под председательством Артема, поставила задачу во что бы то ни стало добиться передачи всей власти в городе в руки Совета. Конференция заслушала также вопрос о выборах в Учредительное собрание, об усилении работы среди крестьянства, доклад Артема по украинскому вопросу. Делегаты конференции гневно осудили дезертирство Каменева, Зиновьева, Рыкова, Ногина и Милютина, расценив их действия как дезорганизаторские, считая, что ЦК должно поступить с ними «так, как со всякими дезорганизаторами рабочего дела и пролетарской партии»[14].

По решению конференции 10 ноября 1917 г. на заседании Совета был вновь поставлен вопрос о власти. Опираясь на поддержку беспартийных делегатов и рядовых членов левоэсеровской партии, большевики в этот день добились принятия своей резолюции о провозглашении Советской власти. Даже враждебная буржуазная газета «Южный край», закрытия которой за постоянную травлю большевиков и революции дружно требовали рабочие, вынуждена была признать полную победу большевиков. 11 ноября она сообщала своим читателям: «В Совете... принята резолюция о признании правительства Ленина и переходе всей власти в руки Советов»[15].

Однако принятие большевистской резолюции на пленарном заседании Совета было важным, но не окончательным шагом по пути установления Советской власти в Харькове. Этот процесс можно было считать завершенным лишь после переизбрания исполкома Совета, где большинство пока оставалось за соглашателями. На решение этой задачи и направляют все свои усилия большевики, возглавляя борьбу рабочего класса и широких масс трудового крестьянства против соглашателей и буржуазно-националистической контрреволюции.

Большевики выступают на рабочих митингах и в солдатских казармах; в деревни и села области отправляются десятки агитаторов, благодаря проводимой ими большой разъяснительной работе крестьяне многих волостей и уездов принимают на своих митингах резолюции, приветствующие новое Советское правительство и требующие передачи всей власти в руки Советов. На политических вечерах, организуемых агитационной комиссией Совета, выступают Артем, В. Межлаук, М. Рухимович, Е. Тиняков и другие руководящие партийные работники.

Одновременно областной комитет партии все более активизирует подготовку к вооруженному взятию власти. Через Г. И. Петровского Артем обращается к В. И. Ленину с просьбой помочь Донецко-Криворожской области в столь серьезный и ответственный момент борьбы за взятие власти[16]. В то же время он направляет письмо в Московский военно-революционный комитет с просьбой прислать оружие для усиления красногвардейских отрядов в борьбе с калединцами и Центральной Радой.

В. И. Ленин, внимательно следивший за событиями на Украине, постоянно подчеркивал, что большевики навсегда покончили с кровавой и грязной политикой русских капиталистов угнетателей, но они готовы в любую минуту прийти на помощь украинским братьям в их борьбе с контрреволюцией. «Мы скажем украинцам, — писал Ильич, —...вы можете устраивать у себя жизнь, как вы хотите. Но мы протянем братскую руку украинским рабочим и скажем им: вместе с вами мы будем бороться против вашей и нашей буржуазии».

И действительно, на просьбу Артема русские товарищи отозвались немедленно. Из Петрограда в Харьков прибыл отряд рабочих и моряков Балтийского флота во главе с Р. Ф. Сиверсом. Спустя несколько дней доживающий свои последние часы
«Южный край» с тревогой сообщал, что большевиками опять получена крупная партия оружия, в том числе около 2000 винтовок и 150 000 патронов1. Помощь, оказанная братским русским народом, изменила политическое положение в городе в пользу большевиков.

С 19 по 21 ноября в Харькове проходило экстренное заседание Совета, обсуждавшее самые животрепещущие вопросы революции: об отношении к Центральной Раде, об организации власти на Украине, о выборах на краевой (украинский) съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и о перевыборах исполкома Харьковского Совета. От фракции большевиков с яркой речью выступил на заседании Артем, подчеркнувший, что пооеда социалистической революции в Петрограде впервые в истории человечества создала условия для полного раскрепощения всех национальностей России. Однако Центральная Рада пытается воспользоваться этими условиями в своих корыстных целях, чтобы превратить Украину в очаг контрреволюции. Требуя от имени большевиков передачи всей власти на Украине в руки Советов и отвечая на притязания соглашателей, Артем в заключение сказал: «Демократии, кроме той, которая представлена в Советах, не существует».

По всем важнейшим вопросам заседание Совета приняло большевистские резолюции. На пленарном заседании Харьковского Совета, состоявшемся 24 ноября в присутствии представителя Совнаркома А. С. Бубнова, вновь был рассмотрен вопрос об отношении к Центральной Раде, а также вопрос о реорганизации Совета. Позиция старого исполкома по вопросу о власти была подвергнута резкой критике, совершенно четко и определенно Совет высказал свое отношение к Центральной Раде, которая как указывалось в резолюции, «не заслуживает ни малейшего доверия со стороны рабочих и крестьян». На заседании был заслушан и утвержден доклад о выборах нового состава исполнительного комитета. Теперь большинство в нем оказалось окончательно в руках большевиков. Этот день, 24 ноября (7 декабря) 1917 г., можно считать поэтому днем фактического установления Советской власти в Харькове.

В исторической и особенно в мемуарной литературе иногда встречаются попытки связать установление Советской власти в Харькове с прибытием сюда отрядов Антонова-Овсеенко в декабре 1917 года. Эта точка зрения получила распространение с легкой руки заместителя Антонова-Овсеенко левого эсера подполковника Муравьева, заявившего, что Советскую власть па Украину «мы принесли на штыках своих войск».

Такое явно великодержавно-шовинистическое утверждение было выгодным аргументом для буржуазно-националистической пропаганды на Украине, однако оно проникло и на страницы нашей литературы. Объясняется это тем, что сам Антонов-Овсеенко, явно преувеличивая собственные заслуги в установлении Советской власти в Харькове и стремясь затушевать деятельность местных партийных работников, в своей книге «Записки о гражданской войне» пытался доказать, что до прибытия его вооруженных отрядов Советской власти в Харькове не было. «Местные большевики в большой нерешительности, ищут коалиции с соглашателями и не решаются ни на какие серьезные меры... Во главе большевистской организации — член ЦК Артем (Сергеев). Сидит на проводах, разговаривая с «центром». Помаленьку соглашается с буржуазией». Так характеризует автор «Записок» положение в Харькове в конце декабря 1917 года. Конечно, такую позицию Антонова-Овсеенко иначе как тенденциозной назвать нельзя.

Надо отметить, что у Антонова-Овсеенко мы наблюдаем явное стремление свести на нет деятельность харьковских большевиков и лично Артема. Он прямо называет Артема и других руководителей харьковской партийной организации «соглашателями» и ставит в вину Артему его тесную связь с ЦК и с В. И. Лениным, что в действительности сыграло положительную роль в развитии событий в Донецко-Криворожской области.

Характерно, что В. И. Ленин, стремившийся быть в курсе всех событий в Донецко-Криворожском бассейне, сам неоднократно вызывал Артема к себе, откладывая до его приезда решение вопросов, связанных с положением дел в этом важнейшем промышленном районе Украины. В кабинете Ильича в Смольном в те же декабрьские дни 1917 г., о которых пишет Антонов-Овсеенко, впервые встретился с Артемом В. П. Затоиский, рассказывавший впоследствии, с какой любовью и уважением относился к Артему Ленин. Высокую оценку руководителю харьковских и донецких большевиков дал и сам Затонский, который писал о нем: «Товарищ Артем был прекрасным большевиком и подлинным революционером, умевшим ненавидеть классового врага, умевшим жертвовать собой, когда это нужно».

Такая характеристика прямо противоположна тому, что пишет Антонов-Овсеенко. Необъективное освещение событий и деятельности отдельных лиц в книге Антонова-Овсеенко приводит к искажению фактов об установлении Советской власти в Харькове.

Со времени фактического взятия власти Советами становится подлинно революционной и деятельность военно-революционного комитета, оказавшегося фактически в руках большевиков. Теперь ВРК уже не подчиняется органам Центральной Рады, а действует под руководством большевиков. Это подтверждается статьей «Правда о событиях под Белгородом», опубликованной в «Правде» 6 декабря. 1917 г. «Харьковский военно-революционный комитет, — говорилось в статье, — решил принять чрезвычайные меры к недопущению Корнилова на Дон... начальник гарнизона Чеботарев, украинский «с.-д.», занял чрезвычайно сомнительную позицию, ежедневно справляясь с Центральной Радой. Но ВРК действовал без него». Действия военно-революционного комитета в событиях под Белгородом направлялись непосредственно Артемом.

Возглавляя борьбу харьковских большевиков за установление Советской власти в городе, Артем пи на минуту не ослаблял внимания к событиям, происходящим в Донбассе, руководя всей деятельностью областного партийного комитета. 3 ноября 1917 г. областной комитет провел в Никитовке совещание представителей партийных организаций Донбасса, которое обсудило важнейшие вопросы момента: о готовности пролетариев Донбасса к вооруженной борьбе за власть Советов и о создании вседонецкого военно-революционного центра. Созданное по решению этого совещания Центрбюро ревкомов Донбасса оказало огромную помощь областному комитету РСДРП (б) в организации борьбы за утверждение Советской власти в крупнейшем угольно-металлургическом центре страны.

По инициативе Артема вскоре после совещания из Харькова в Никитовну, в адрес Центрбюро было отправлено 520 винтовок и 18 700 патронов для вооружения вновь создаваемых красногвардейских отрядов. Вопрос о деятельности Центрбюро специально рассматривался на заседании бюро областного и Харьковского городского комитетов партии.

По настоянию областного комитета партии областной Совет рабочих и солдатских депутатов вынужден был на своем пленарном заседании 16—17 ноября объявить о созыве областного съезда Советов Донецко-Криворожского бассейна, целью которого должна была стать фактическая передача всей власти в руки Совета. Открытие съезда было назначено на 7 декабря. Для выработки своей четкой линии на съезде Артем предложил предварительно собрать партийную конференцию.

Областная конференция РСДРП (б), проходившая 5—6 декабря 1917 г., рассмотрела вопросы об экономической политике в Донецком бассейне, об отношении к Центральной Раде и Учредительному собранию, а также другие важные проблемы текущего момента. Конференция отметила, что тяжелое экономическое положение в Донецком бассейне вызвано саботажем капиталистов, налетами калединских и гайдамацких банд, и предложила практические меры по преодолению трудностей: установление повсеместного рабочего контроля над производством, создание Экономического Совета Донецкого бассейна по образцу Высшего Совета народного хозяйства. С докладом на конференции выступил Артем, который подчеркнул, что если массы питают иллюзии в отношении Учредительного собрания, то коммунистам ясно, что оно «приемлемо лишь как орган, поддерживающий революцию. Попытки кадетов сорвать завоевания революции через Учредительное собрание будут полезны в том смысле, что помогут очень быстро изжить всякие иллюзии».

По докладу Артема конференция приняла резолюцию, в которой указывалось, что важнейшей задачей большевиков на данном этапе является решительная борьба за утверждение Советской власти в центре и на местах, борьба с различными проявлениями контрреволюционных выступлений против Советов. По вопросу об отношении к Центральной Раде в резолюции прямо заявлялось, что Центральная Рада является важнейшим орудием контрреволюции и потому ее необходимо «объявить врагом всех трудящихся и эксплуатируемых Украинской и Российской народных республик».

Учитывая, что обстановка на Украине требовала немедленного объединения всех революционных сил украинского народа и создания всеукрайнского советского центра в противовес Центральной Раде, конференция высказалась за образование Украинской Республики Советов и за немедленный созыв Всеукраинского съезда Советов.

Исторический I Всеукраинский съезд Советов, провозгласивший Украину Советской республикой и заложивший фундамент Украинского Советского государства, стал поворотным пунктом в истории украинского народа. К сожалению, документальная база для изучения работы I съезда Советской Украины очень незначительна. Стенограмма съезда не велась, протоколы его заседаний, материалы организационного бюро и мандатной комиссии не сохранились. Тем не менее на основе скупых архивных данных, сообщений печати, листовок, прокламаций, а также обширной мемуарной литературы украинским историкам удалось достаточно полно осветить вопросы, связанные с подготовкой и проведением съезда. Особая заслуга в этом принадлежит С. М. Короливскому, посвятившему I Всеукраинскому съезду Советов несколько работ.

Деятельность Артема в период подготовки и проведения I съезда Советов Украины до некоторой степени освещена в литературе о работе съезда. Однако в связи с тем, что в различных документах и особенно на страницах мемуарной литературы встречаются различные толкования позиции и взглядов Артема как руководителя большевистской организации Донецко-Криворожской области на I съезде, этот вопрос заслуживает более глубокого и детального рассмотрения.

Инициатором созыва I Всеукраинского съезда Советов, как и создания единого партийного центра на Украине, выступил областной комитет РСДРП (б) Юго-Западного края. Объясняется это тем, что в этом районе Украины, где пролетариат и большевистские организации были не так многочисленны и сильны, как в Донецко-Крнворожской области и где свила свое гнездо, захватив власть в октябрьские дни 1917 г., Центральная Рада, особенно остро ощущалась необходимость скорейшего объединения всех революционных сил для борьбы с растущей опасностью буржуазно-националистической контрреволюции.

Предложение о созыве съезда было поддержано большевистскими организациями и Советами всей Украины, а также ЦК РСДРП (б) и Советом Народных Комиссаров РСФСР. 17 ноября 1917 г. члену Юго-Западного областного комитета партии С. Бакинскому по прямому проводу была передана директива Центрального Комитета и рабоче-крестьянского правительства Советской России о необходимости созвать Всеукраинский съезд Советов и о том, что за это должны взяться большевики всей республики — «киевляне, одесситы, харьковцы, екатеринославцы и прочие».

В соответствии с волей украинского народа и указанием ЦК партии большевики Украины развернули энергичную работу по созыву съезда. По их предложению исполнительный комитет Советов Юго-Западной области 24 ноября 1917 г. принял постановление об открытии Всеукрайнского съезда Советов 3 декабря 1917 г. в Киеве. Было создано организационное бюро, которое начало проводить избирательную кампанию.

Руководимый областным комитетом партии пролетариат Донецко-Криворожского бассейна активно включился в подготовку к съезду. На страницах «Донецкого пролетария» регулярно печатались сообщения организационного комитета по созыву съезда, были опубликованы повестка дня и нормы представительства. Газета призывала рабочих, солдат и трудящихся крестьян избирать достойных депутатов, которые будут бороться за их интересы. Накануне открытия съезда, 2 декабря 1917 г., «Донецкий пролетарий» посвятил съезду специальную передовую статью «О созыве и задачах Всеукраинского съезда Советов в Киеве», в которой подчеркивалось, что только Советская власть сумела защитить интересы подавляющего большинства украинского народа. Вот почему украинский съезд Советов должен взять эту власть в свои руки. В «Донецком пролетарии» был напечатан также «Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к Украинской Раде», написанный В. И. Лениным 3 декабря 1917 года.

Для рассмотрения вопросов, связанных с подготовкой к съезду, областной комитет партии несколько раз собирал совещание ответственных партийных работников, на которых обсуждался порядок выборов и кандидатуры делегатов. Перед проведением областного съезда большевиков Донецко-Криворожского бассейна Артем на несколько дней выезжал в Петроград, где советовался с В. И. Лениным по ряду вопросов и, прежде всего, по проведению I Всеукраинского съезда Советов. Эта поездка Артема помогла выработать на областном съезде РСДРП (б) правильную тактическую линию по важнейшим вопросам текущего момента.

Так же активно развернули подготовку к съезду большевистские организации всей Украины. Центральная Рада, обеспокоенная энергичной деятельностью большевиков, сначала пыталась административными мерами противодействовать созыву съезда, но, убедившись, что это не даст желаемых результатов, решила подтасовать состав съезда и сорвать его работу.

Организационный комитет ожидал прибытия на съезд примерно около 200 делегатов, на самом же деле ко времени открытия в Киев съехалось около 3 тысяч так называемых «делегатов», которые представляли кулацкие «селянскі спілки» и воинские части Центральной Рады, приславшие на съезд по преимуществу офицеров-националистов. Таким образом, открывшийся 4 (17) декабря 1917 г. съезд был превращен фактически в сборище врагов пролетарской революции. Делегаты Советов потонули в общей массе съехавшихся со всей Украины •озверелых врагов Советской власти.

В этих условиях нормальная работа съезда стала невозможной. Делегаты Советов (127 делегатов от 66 Советов Украины), покинув съезд, устроили краткое совещание, на котором осудили собранное Центральной Радой контрреволюционное сборище и приняли решение о переезде в Харьков. Е. Бош, описывая эти события в своей книге «Год борьбы», утверждала, что среди других делегатов на этом совещании присутствовал и Артем, который «от имени областного комитета Донецко-Криворожской области предложил переехать в Харьков, в крупнейший пролетарский центр Украины, где рабочие прекрасно вооружены и смогут оказать сопротивление Центральной Раде. Это предложение было принято». Вслед за Е. Бош утверждение о том, что делегаты I Всеукраинского съезда Советов переехали в Харьков по предложению Артема, мы встречаем у Д. Эрдэ и некоторых других авторов.

Вполне вероятно, что предложение о переезде в Харьков исходило именно от делегатов Донецко-Криворожской области, которые, хорошо зная обстановку в своем городе, были уверены в возможности успешного проведения там съезда. Однако утверждение, что предложение было высказано Артемом, явно ошибочно, так как Артем в эти дни находился не в Киеве, а в Петрограде, откуда вернулся 4 декабря вечером, а 6 декабря он уже выступал с докладом на областной партийной конференции и, естественно, не мог в тот же день присутствовать на совещании делегатов в Киеве.

7 декабря представители Советов Украины и члены областного партийного комитета Юго-Западного края выехали в Харьков, где в это время должен был начать свою работу созванный по решению пленума областного Совета III съезд Советов Донецко-Криворожской области. Областной съезд Советов открылся 9 декабря 1917 года. По данным мандатной комиссии, на съезде присутствовали 77 представителей с решающим голосом и 66 с совещательным. Из 140 Советов области представлены были 46. Меньшевики отказались участвовать в работе съезда, утверждая, что он неправомочен, так как на нем представлено меньше половины Советов. Однако видя, что большевики «в силу исключительного политического момента» решительно настроены на проведении съезда, они не решились его покинуть.

В этот же день на областном съезде выступил представитель прибывших из Киева делегатов съезда Советов Украины, который сообщил о причинах, заставивших их покинуть Киев. Он предложил делегатам областного съезда Советов Донецко-Криворожского бассейна «объединиться для совместного обсуждения политических вопросов». Переговоры об объединении двух съездов затянулись на несколько дней. Против объединения решительно выступили меньшевистско-эсеровские руководители исполкома Совета Донецко-Криворожского бассейна Сандомирский, Голубовский и др. Среди противников объединения оказались и некоторые представители большевистских организаций Харькова и Екатеринослава, категорически отрицавшие необходимость преобразования Украины в отдельную республику Советов.

В мемуарной литературе вопрос об объединении съездов и роли Артема в решении этой задачи находит самое различное освещение. Е. Бош, например, стремясь сгладить все внутрипартийные разногласия, проявившиеся во время работы I Всеукраинского съезда Советов, пишет, что никаких противоположных мнений среди большевиков не было, и вся работа съезда проходила в «теснейшем единогласии революционных сил». Д. Эрдэ, отмечая, что во время съезда шли споры между «харьковцами и киевлянами», указывает на положительную роль Артема, который, по его выражению, «занимал не прямолинейную, а скорее несколько буферную позицию», постоянно стремясь к смягчению споров и примирению. В воспоминаниях Г. Лапчинского, отражающих прямо противоположную точку зрения, резко выпячиваются все имеющиеся разногласия, причем главным противником объединения объявляется Артем. «Делегатов из Киева «а Всеукраинский съезд очень плохо приняли в Харькове, — пишет Г. Лапчинский, — харьковчане нарочно не устроили их в нормальных условиях... И только после директивы, которую ЦК дал Артему из Петрограда, тог, наконец, согласился объединить делегатов Всеукраинского съезда с делегатами областного».

Ни одна из вышеизложенных точек зрения не соответствует действительному положению вещей. Разногласия на съезде, несомненно, имели место и в отношении объединения и по некоторым другим вопросам. Об этом свидетельствуют и материалы, публиковавшиеся в печати в те дни , и многочисленные воспоминания делегатов съезда. Однако нет оснований преувеличивать эти разногласия до степени откровенной враждебности, как это делает Г. Лапчинский. Тем более не обосновано обвинение Артема в организации противодействия объединению и созданию всеукраинского правительства, о котором вслед за Лапчинским пишет и делегат съезда от Елисаветградского Совета В. Н. Спренжин.

Самое активное участие Артема в работе съезда, а также его неоднократные выступления после съезда в поддержку вновь созданного Советского правительства Украины, приводят к совершенно противоположным выводам. Артем всемерно содействовал объединению двух съездов, что в значительной степени ослабило упорство его противников и в итоге привело к успешному завершению переговоров. Что же касается директивы ЦК, о которой упоминает Лапчинский, то она была совершенно четко сформулирована еще 17 ноября, во время переговоров С. Бакинского с народным комиссаром по делам национальностей И. Сталиным, изложившим мнение ЦК и Советского правительства по вопросу о власти на Украине.

Мнение ЦК для Артема, члена Центрального Комитета, постоянно и неуклонно проводившего в жизнь его решения, было, естественно, высшим критерием, определившим его отношение к этой проблеме еще задолго до начала работы съезда. Другое дело, что впоследствии Артем активно выступал за создание самостоятельной автономной Донецко-Криворожской области в рамках Российской Федерации, но это был уже следующий этап борьбы, и позиция Артема объяснялась не столько недопониманием особенностей государственного строительства на Украине, сколько своеобразием обстановки, сложившейся в тот период в Донбассе и Юго-Западном крае. На данном же этапе, несмотря на горячие дискуссии, съезд пришел к единому решению и объявил себя 10 декабря 1917 г. I Всеукраинским съездом Советов. И немалая заслуга в этом принадлежит Артему, занимавшему четкую, принципиальную позицию, отстаивавшему необходимость создания Всеукраииского Советского правительства.

Первый Всеукраинский съезд Советов начал свою работу вечером 11 (24) декабря 1917 г. в бывшем здании Дворянского собрания. На съезде были представлены делегаты почти от всей Украины, причем в основном это были большевики. Среди делегатов было небольшое количество представителей и от крестьянских Советов, что позволило именовать съезд «съездом Советов рабочих и солдатских депутатов при участии части крестьянских депутатов».
Съезд рассмотрел следующие вопросы: 1) о текущем моменте, 2) о самоопределении Украины, 3) о власти на Украине и 4) о Всеукраинском Учредительном собрании.

С докладом о текущем моменте выступил Артем. Текст его доклада, к сожалению, не сохранился. «Донецкий пролетарий» лишь очень скупо передает его содержание. Артемом была изложена платформа большевистской партии по важнейшим вопросам, затрагивающим жизненные интересы трудящихся масс Украины: о земле и рабочем контроле, об отношении к войне и миру, к гражданской войне и Учредительному собранию, к Центральной Раде и т. д.

Власть Советов на Украине, говорил Артем, — это бесспорно совершившийся факт, теперь необходимо, «опираясь на Советы и при их непосредственной помощи разрешить все стоящие на очереди вопросы». Прежде всего, должна быть правильно решена национальная проблема на Украине, для чего необходима упорная борьба с контрреволюционной националистической Центральной Радой, за спиной которой, как указывал в своем докладе Артем, «стоит всероссийская и всемирная буржуазия, ясно понимающая, что теперь дело идет о международной борьбе».

Против большевистской оценки текущего момента, с предельной четкостью и ясностью изложенной в докладе Артема, выступили на съезде меньшевики и эсеры, точку зрения которых отстаивали Попов (меньшевик) и Голубовский (эсер). Однако подавляющим большинством голосов по докладу была принята предложенная Артемом большевистская резолюция, которая правильно ориентировала массы по важнейшим вопросам текущего момента и была проникнута верой в творческие силы победившего народа и его боевого революционного органа — Советов.

Съезд признал единственной властью на Украине власть Советов н объявил низвергнутой власть Центральной Рады. «Украина объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и селянских депутатов, — гласила резолюция съезда «Об организации власти на Украине». — Власть на территории Украинской республики отныне принадлежит исключительно Советам рабочих, солдатских и селянских депутатов; на местах — уездным, городским, губернским и областным Советам, а в центре— Всеукраинскому съезду Советов рабочих и солдатских депутатов, его Центральному Исполнительному Комитету и тем органам, которые он создаст».

Эта историческая резолюция, провозгласившая Украину Советской Республикой, была принята съездом 12 (25) декабря 1917 г. — день, который навсегда вошел в историю украинского народа как праздник торжества социалистической революции на Украине, как величайшее событие, определившее дальнейшие пути ее развития.

В специальном решении «О самоопределении Украины» съезд отмечал, что последовательное проведение в жизнь права наций на самоопределение стало возможным лишь в результате победы Октябрьской социалистической революции и создания Рабоче-Крестьянского Советского правительства — Совета Народных Комиссаров. Для осуществления этого принципа на Украине, для полного устранения всяких национальных ограничений, национальной вражды и ненависти, для установления тесного союза трудящихся масс Украины с трудящимися массами Советской России съезд призвал рабочих и крестьян Украины к решительной борьбе против контрреволюционной националистической Центральной Рады.

Всеукраинский съезд Советов распространил на Украину действие директив II Всероссийского съезда Советов и одновременно вынес решение о недействительности всех распоряжений и постановлений Центральной Рады. Выражая волю украинского народа, съезд единодушно откликнулся на «Декларацию прав народов России» и принял решение об установлении самых тесных дружественных отношений с великим русским народом, с Рабоче-Крестьянским правительством Российской Федеративной Социалистической Республики.

Съезд принял также и специальное постановление о Донецко-Криворожском бассейне, в котором решительно протестовал против преступной империалистической политики кадетско-каледииской и украинской националистической верхушки, пытающейся поделить между собой Донецкий и Криворожский бассейны. В решении съезда отмечалось, что поскольку они «представляют собою область однородную в хозяйственном отношении и всякое разделение вредно отразится на развитии их производительных сил и ослабит единство и мощь пролетарской борьбы, Советское правительство Украины будет неуклонно1 добиваться единства Донецкого бассейна в пределах Советской республики»[17]. Такое решение съезда еще раз подтверждало правильность позиций партийного руководства Донецко-Криворожского бассейна, которое стремилось не к отделению области от Украинской Советской республики, а к сохранению целостности этого крупнейшего пролетарского центра в рамках Украины.

На заключительном заседании съезда был избран Центральный Исполнительный Комитет Советов Украины, который образовал первое Украинское Советское правительство — Народный Секретариат — и принял решение об издании официального органа ЦИК Советов газеты «Вестник Украинской Народной Республики» на украинском и русском языках. Из 41 человека, избранного в состав ЦИК, 35 являлись коммунистами, шесть принадлежали к левым эсерам, «левым» украинским эсдекам и меньшевикам-интернационалистам. 20 мест было оставлено для крестьянских депутатов, которых должен был избрать Всеукраинский съезд Советов крестьянских депутатов. Вечером 12 (25) декабря 1917 г. Всеукраинский съезд Советов закончил свою работу.

Трудно переоценить значение съезда в борьбе за победу социалистической революции и установление Советской власти на Украине. Провозгласив создание Украинского Советского государства и избрав первое Советское правительство Украины,, съезд тем самым еще раз подтвердил мудрость ленинской национальной политики и нанес большой удар международному империализму и его агентуре — украинским буржуазным националистам.

Работа I Всеукраинского съезда Советов находилась в центре внимания Центрального Комитета партии и Совета Народных Комиссаров. Многие важные вопросы, связанные с установлением Советской власти на Украине, рассматривались назаседаниях ЦК и Совнаркома. Украинский вопрос стоял в повестке дня заседаний ЦК 16, 18. 19, 25, 27 и 29 ноября и 2, 3, 5, 6. 7, 14, 16, 19 и 20 декабря 1917 г., которые проходили приличном участии и под председательством В. И. Ленина.

В ответ на телеграмму Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета в Совнарком РСФСР с сообщением об образовании центральных органов Советской власти на Украине и о полной солидарности с Советским правительством братской России, Совет Народных Комиссаров объявил о признании Украинского Советского правительства единственным законным правительством Украины и постановил оказать ему немедленную помощь в борьбе с Центральной Радой. В постановлении Совнаркома, переданном 16 (29) декабря в Харьков, говорилось: «Приветствуя образование в Харькове истинно народной Советской власти на Украине, видя в этой рабочей и крестьянской Раде подлинное правительство Украинской Народной республики, Совет Народных Комиссаров обещает новому правительству братской республики полную и всемерную поддержку в деле борьбы за мир, а также в деле передачи всех земель, фабрик, заводов и банков трудящемуся народу Украины».

19 декабря 1917 г. Советское правительство по предложению ЦК партии с целью оказания помощи вновь созданному Советскому правительству Украины назначило Серго Орджоникидзе чрезвычайным комиссаром Украины. Решение ЦК было подписано В. И. Лениным.

Решения I Всеукраинского съезда Советов встретили горячую поддержку и одобрение широких трудящихся масс всей Украины. Одними из первых откликнулись большевики Харькова. 16 декабря 1917 г. заседание Харьковского комитета РСДРП (б), обсудив вопрос об отношении к Центральному Исполнительному Комитету Украины, постановило: «Считать ЦИК правомочным органом революционно-демократических учреждений рабоче-крестьянских слоев Украины и всемерно поддерживать ЦИК в его работе». Выступая на этом заседании, Артем отмечал, что ЦИК еще не обладает всей полнотой власти на Украине, но эта власть должна принадлежать только ему. «Нельзя ничем нарушить единство революционной власти, — говорил Артем. — Наш долг — оказать содействие ЦИК в распространении его власти на всю Украину».

На другой день, 17 декабря, Артем выступил на заседании Харьковского Совета рабочих и солдатских депутатов с докладом о работе съезда, в котором подчеркнул, что важнейшим его итогом явилось провозглашение Украинской Советской республики и создание первого подлинно народного правительства Украины. Создание такого правительства в данный момент, указывал Артем, было вызвано необходимостью противопоставить его контрреволюционной Центральной Раде. «В противовес этой кучке узурпаторов, — говорилось в докладе, — мы создаем народную власть, власть, опирающуюся на рабочих, солдат и крестьян». Бурными аплодисментами было встречено предложение Артема приветствовать Центральный Исполнительный Комитет как представителя единственной законной власти на Украине.

Это выступление Артема полностью опровергает утверждение некоторых авторов о том, что на I Всеукраинском съезде Советов Артем выступал против создания единого Всеукраинекого правительства, а после съезда саботировал его работу, так как относился к ней крайне отрицательно. Факты свидетельствуют, что в действительности сразу же после создания ЦИКа Артем активно поддерживал его, борясь за укрепление его авторитета. Несомненно, что влияние Артема, мнение которого очень высоко ценили большевики Харькова и Донбасса, сыграло решающую роль в признании и поддержке ЦИК Харьковским комитетом РСДРП (б) и Харьковским Советом, где в это время уже высказывалась идея отделения от Украины и создания самостоятельной Донецко-Криворожской автономной области.

С первых же дней существования Советского правительства Украины Артем вел решительную борьбу с меньшевиками, эсерами и другими противниками Центрального Исполнительного Комитета. Выступая 25 декабря 1917 г. (7 января 1918 г.) на заседании Харьковского Совета, Артем еще раз призвал его к объединению вокруг ЦИКа Советов Украины, как «единственного органа власти на Украине, защищающего интересы рабочих и беднейших крестьян».

Меньшевики и эсеры резко критиковали выступление Артема, утверждая, что ЦИК не является правомочным органом власти, так как в нем недостаточно полно представлены Советы, что Рада не менее демократическое учреждение, чем ЦИК, но зато более представительное, и поэтому нужно признать именно ее законной властью на Украине. В противном случае соглашатели грозили немедленно покинуть заседание Совета. Однако Артема, человека решительного и целеустремленного, свято верившего в неизбежность победы правого дела, нельзя было запугать и заставить отступиться от занятой им позиции. «Пусть они уходят, мы будем продолжать без них, — заявил он под бурные аплодисменты всего зала. — Настоящее собрание действительно при всяком числе собравшихся». Оглашенная Артемом резолюция большевистской фракции Совета, в которой ЦИК объявлен «высшим органом власти на Украине», была принята 88 голосами против 9 при 10 воздержавшихся.

Благодаря активной агитационно-пропагандистской работе, развернутой большевиками Донецко-Криворожского бассейна среди рабочих, солдат и крестьян области, в поддержку первого Советского правительства Украины выступили не только пролетарский авангард — металлисты, железнодорожники и угольщики, но даже солдаты воинских частей, ранее поддерживавших Центральную Раду. Так, например, солдаты первого Украинского Чигиринского полка, заслушав доклад о Центральной Раде и ее контрреволюционной деятельности, постановили: «Выразить Центральной Раде порицание и проклятие за ее буржуазное и контрреволюционное деяние; с 27 декабря мы стоим на точке зрения защиты революции и признаем Центральный Исполнительный Комитет Украины и заявляем, что по первому кличу ЦИКа пойдем на защиту рабочих и крестьян».

Вновь созданное Советское правительство Украины сразу же после съезда разворачивает большую и плодотворную работу. В его составе было сформировано 13 секретариатов, которые возглавили Артем (торговля и промышленность), В. Аусем (финансы), Е. Бош (внутренние дела), С. Бакинский (межнациональные дела), В. Затонский (просвещение), Е. Лугановский (продовольственные дела), В. Люксембург (судебные дела), Н. Скрыпник (дела труда), Е. Терлецкий (земельные дела), В. Шахрай (военное дело), Г. Лапчинекий (управляющий делами Секретариата). Председателем Народного Секретариата несколько позже был назначен Н. А. Скрыпник, присланный Центральным Комитетом партии для работы на Украине в декабре 1917 года.

Решения I Всеукраинского съезда Советов, создание и деятельность Советского правительства резко изменили обстановку на Украине в пользу Советской власти. Силы контрреволюции таяли день ото дня. Но чем больше ускользала почва у нее из-под ног, тем ожесточеннее и яростнее становилось сопротивление. Победа социалистической революции была лишь началом большого и трудного пути, по которому пришлось пройти украинскому народу, как и другим народам нашей страны, в борьбе против кадетеко-калединской и буржуазно-националистической контрреволюции за окончательное установление и укрепление власти Советов.

И как всегда, в первых рядах борцов за великое дело трудящихся шел пролетариат Донецко-Криворожской области, руководимый большевиками, во главе которых стоял верный сын партии и народа, замечательный революционер Федор Андреевич Сергеев-Артем. Его самоотверженность и страстность в работе зажигали окружающих его людей такой же неукротимой жаждой деятельности и стремлением к преодолению любых трудностей во имя достижения поставленной цели. Он был всегда в гуще людей и событий. «Больше всего ему помогало то,— пишет в воспоминаниях об Артеме А. Френкель, — что он знал всех и все его знали. Он вносил в работу дух напористой настойчивости и товарищеского сотрудничества».

Еще большему возрастанию огромного авторитета Артема среди коммунистов, среди рабочих и солдат, шахтеров и крестьян способствовала его тесная связь с вождем партии и всех трудящихся В. И. Лениным. Частые встречи и беседы с Ильичей не могли не наложить отпечаток на деятельность Артема, а следовательно, и всей областной парторганизации Донецко-Криворожского бассейна.

Чисто ленинскими были не только характер деятельности Артема, твердо и неуклонно отстаивавшего ленинскую линию партии, но и методы его работы. В этом смысле характерно и его постоянное общение с массами, и воспитание окружающих людей, прежде всего молодых коммунистов, на личном примере. Его стремление всегда быть там, где особенно трудно и опасно, его решительный выход навстречу трудностям были прекрасным примером для подражания. Там, где было засилье соглашателей, где одерживала верх националистическая демагогия и где большевикам приходилось особенно трудно, — обязательно появлялся Артем. Его примеру следовали верные ученики и боевые товарищи Н. Руднев, М. Рухимович, Е. Тиняков, С. Буздалин и многие другие.

Богатая революционная практика всегда подсказывала Артему главное звено в цепи событий и помогала быстро и безошибочно ориентироваться в обстановке, находить то единственно нужное решение, которое могло принести желаемые результаты. При этом его отличительной чертой, как вспоминают соратники, «была удивительная способность без колебаний останавливаться на избранной точке зрения и проводить ее в жизнь во что бы то ни стало». Поимером такой безошибочной ориентировки Артема, которая помогла большевикам Донецко-Криворожского бассейна сразу же занять правильную позицию, может служить решение вопроса об отношении к Украинской Центральной Раде.

Примечания

  1. См. В. И. Ленин. Полное собр. соч., т. 34, стр. 391.
  2. В. И. Ленин. Полное собр. соч., т. 24, стр. 128.
  3. «Донецкий пролетарий» № 11 от 14(27) ноября 1917 г.
  4. В. И. Ленин. Полное собр. соч., т. 24, стр. 129.
  5. «Донецкий пролетарий» № 15 от 18 ноября (1 декабря) 1917 г.
  6. ПА ИИП при ЦК КП Украины, ф. 18, оп. 18—1, ед. хр. 28, л. 28.
  7. «Донецкий пролетарии» № 15 от 18 ноября (1 декабря) 1917 г.
  8. ПА ИИП при ЦК КП Украины, ф. 18, оп. 18—1, ед. хр. 28, л. 48.
  9. «Донецкий пролетарии» № 1 от 2 (15) ноября 1917 г. ,
  10. Газет «Донецкий пролетарий» выходила вплоть до последнего момента, когда большевикам в апреле 1918 г. пришлось покинуть Харьков. Последний, 114-й, номер газеты вышел 7 апреля 1918 г., а 8 апреля в Харьков вступили немцы.
  11. «Артем на Украине», стр. 181.
  12. «Донецкий пролетарии» № 3 от 4 (17) ноября 1917 г.
  13. «Донецкий пролетарии» № 5 от 7 (20) ноября 1917 г. На следующий день в № 6 «Донецкого пролетария» была опубликована статья «Власть Советов или власть корниловская» за подписью – Том Сергеев. Автором статьи был Артем, подписавший статью именем под которым он долгие годы жил в Австралии («Воспоминания об Артеме» И. Вагина, музей Артема 36-й СШ, инв. № 2, оп. 2, ед. хр. 2, л. 1).
  14. «Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине», т. 11, стр. 146, 154-155.
  15. «Южный край»№ 14311 от 11 (24) ноября 1917 г. (утренний выпуск).
  16. Г. І. Петровський. З революційного минулого. К., 1958, стр. 119-120.
  17. «Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине», т. II. стр. 594.