Франция: Массовые судебные репрессии

8 700 человек взяты под стражу, возбуждено 2 000 дел, на подходе ещё 1 800, нарушителям грозит до трёх лет тюрьмы. В стране вводится «индустрия санкций» против протестующих, которая угрожает свободам всех граждан.

В Марселе один из протестующих был приговорён к десяти месяцам тюремного заключения за то, что бросил банку с паштетом в сторону стражей порядка. Житель Нарбонны угодил на шесть месяцев за решётку и на ближайшие три года лишился права участвовать в массовых выступлениях за то, что распространял в Facebook призыв к блокаде нефтезаводов. Полгода условно получил манифестант в городе Прива за то, что поджёг деревянные поддоны... С начала декабря движение «жёлтых жилетов» сталкивается с масштабным правовым преследованием, аналога которому не было в истории французских общественных движений со времён Второй мировой войны.

Последние данные, распространённые правительством, впечатляют: 8 700 человек взяты под стражу, вынесено 2 000 судебных решений, в том числе 1 475 – в исправительных судах без предварительного следствия, на подходе ещё 1800 дел. 40 % из тех, кому уже вынесен приговор, получили тюремные сроки (до трёх лет лишения свободы), 60 % подверглись другим наказаниям (условное осуждение, общественные работы, запрет на участие в манифестациях и т. п.). 390 человек были задержаны на месте на основании постановления о взятии под стражу. Несмотря на это, «правовое насилие» по-прежнему остаётся в тени, в отличие от полицейского произвола. А между тем его моральные и физические последствия не легче, чем следы от полицейской дубинки.

«Сначала мы были в ступоре», – говорит Филипп, член движения «жёлтых жилетов» из «Дома народа города Сен-Назер», бывшего здания супрефектуры, который манифестанты превратили в свою «крепость». В центре внимания оказалась группа людей, собиравшихся присоединиться к ближайшим выступлениям «жёлтых жилетов», организованным по всей стране по инициативе нескольких местных общественных организаций, призывавших блокировать работу нефтезаводов. Из тридцати человек, принимавших наиболее активное участие в акции, приговоры были вынесены четверым. Двое из них отправятся в тюрьму более чем на год, ещё трое ждут рассмотрения своих дел, находясь под надзором». Одно из ограничений, установленных в рамках судебного надзора над «жёлтыми жилетами», – запрет приходить в «Дом народа». «Они смогли развалить ядро группы, запретив людям видеться друг с другом», – подытоживает активист.

Во всех регионах Франции особое внимание приковано к тем, кого считают местными зачинщиками волнений. «Большинство осуждённых были лидерами наших выступлений. Накануне акций и во время рассмотрения дел в суде меня нередко вызывали в комиссариат криминальной полиции якобы для установления личности, а на самом деле для того, чтобы запугать меня», – рассказывает Филипп.

Уголовное право как инструмент поддержания общественного порядка

В арсенале уголовной полиции и прокуратуры такое правонарушение как «участие в составе группировки, созданной для совершения актов насилия и разрушения» – один из излюбленных поводов для обвинений. «Это презумпция виновности, введённая в действие в 2010 году, чтобы арестовывать молодых жителей пригородов ещё до того, как они совершат преступления, на основании не фактов, а намерений. Эту меру начали применять в 2016 году в отношении участников массовых выступлений», – объясняет Алис Бекер, адвокат «жёлтых жилетов» при Парижской коллегии адвокатов.

«В отличие от использовавшейся ранее формулировки «участие в составе антиправительственной группировки», новое обвинение позволяет ускорить судебное преследование за счёт возбуждения дела в исправительном суде без предварительного рассмотрения и поскорее отправить человека за решётку», – возмущается Анн-Софи Валлак, генеральный секретарь профсоюза работников суда. – Регулярное использование этой меры способствует массовой криминализации большого количества манифестантов. Та же логика прослеживается и в новом законе, направленном против так называемых «погромщиков», где правонарушением считается участие в массовых протестах с закрытым лицом без законных на то оснований. Раньше за это полагался штраф. Теперь же такое поведение рассматривается как некое расплывчатое правонарушение, что позволяет взять гражданина под стражу и организовать против него преследование в по ускоренному протоколу».

«Уголовное право используется как инструмент для поддержания общественного порядка», – говорит адвокат. Несмотря на то, что, согласно статье 66 Конституции, судебные органы призваны «защищать личную свободу», исполнительная власть оказывает на них давление и буквально выкручивает им руки. 2 декабря, после народных волнений в Париже, министр юстиции Николь Беллубэ лично приехала в дежурное подразделение парижской прокуратуры и потребовала «проявить твёрдость». Этот визит стал «большой неожиданностью». «Обычно взаимодействие политиков и судебных инстанций осуществляется при помощи циркуляров, таких, как документ об общественных выступлениях, подготовленный в сентябре 2016 года[1]. А это поступок поражает своей недалёкостью», – продолжает Анн-Софи Валлак.

12 января прокурор Парижа Реми Хайц, назначенный исполнительной властью, передал сотрудникам прокуратуры ряд указаний относительно продления сроков содержания арестованных под стражей, даже если они окажутся невиновными («чтобы у других не было соблазна пополнить собой ряды зачинщиков новых беспорядков»), а также распорядился внести соответствующие факты в уголовное дело каждого задержанного. Публикация этих подробностей в издании «Le Canard enchainé» в конце января вызвала возмущение и осуждение со стороны комиссара Совета Европы по правам человека.

Однако ледяной ветер расследований и судебных процессов не охлаждает пыл протестующих. В декабре на Facebook была создана группа «Чёрные мантии» и «жёлтые жилеты»[2]. Национальная петиция с требованием объявить амнистию «жёлтым жилетам», содержащимся под стражей или являющимся фигурантами судебных процессов, собрала 75 000 подписей[3].

С конца декабря в различных городах начали действовать «объединения по противодействию репрессиям», в состав которых входят активисты, привыкшие защищать свои права. Они распространяют листовки с рекомендациями для тех, кто был взят под стражу, организуют телефонные «горячие линии» и помогают «жёлтым жилетам» связаться с адвокатами. «Наша цель – поддержать людей, не оставлять их один на один с правосудием, вернуть им желание участвовать в протестных выступлениях!» – говорит член одного из парижских объединений, не пожелавший назвать своё имя. За три месяца они приняли участие почти в 500 судебных разбирательствах.

Такие приёмы коллективной защиты набирают популярность среди «жёлтых жилетов». В конце января в городе Сен-Назер была создана группа «правовой защиты», члены которой не обладают обширными познаниями в юриспруденции. «Мы составляем гарантийные письма для суда, находим адвокатов, организуем митинги перед зданиями судов и полицейских комиссариатов с требованием отпустить задержанных. Объявив в Интернете сбор денег для оплаты судебных издержек, мы получили 3 000 евро», – говорит Филипп. Члены этой маленькой команды собирают даже «рюкзаки с самыми необходимыми вещами (одежда, зубная паста)», на тот случай, если человека отправляют в тюрьму. «Эти преследования только заставляют нас лучше организовать свои действия!»


Примечания

  1. circulaires.legifrance. gouv.fr/pdf/2016/09/cir_41346.pdf
  2. www.facebook.com/groups/2183145828569460/
  3. https://amnistiegj.fr/