Капитализм несет разрушения и смерть

Перевод: Коммуна им. Клары Цеткин (КиКЦ)

Наш товарищ из "Struggle La lucha" Грег Баттерфилд взял интервью у нашего редактора и участницы женского движения Катерины Андреевой. Мы подготовили перевод этого интервью: о женском движении, войне и империализме.

 

В феврале 2014 года поддержанный США переворот сместил на Украине избранное правительство и установил крайне правый режим, представляющий западные империалистические интересы, а также местных олигархов и неонацистов. Это новое правительство пошло войной на мятежный шахтерский регион Донбасса, к настоящему моменту обошедшейся уже по меньшей мере в 13 тысяч человеческих жизней. Народ Донбасса заявил о независимости, создав Донецкую и Луганскую народные республики (ДНР и ЛНР).

В мае 2016 года я встретил в Донецке студентку вуза Катю. В дальнейшем она присоединилась к кружку левых активистов, где было нескольких опытных организаторов, вынужденных уехать из западной части Украины. Сегодня она не только соискатель степени магистра, но также участница женского и коммунистического движения. В этом интервью она делится с Struggle La lucha своим опытом.

— Прошло уже пять лет с момента кульминации поддерживаемого США майдана в Киеве.  Вы жили в Донецке в то время? Что вы больше всего помните из переворота и первых дней войны?

— Во времена тех событий я жила в Донецке, как и большую часть своей жизни. Уезжала я лишь на два месяца летом в 2014 году. Вернулась домой в сентябре, война тогда шла полным ходом. Тогда я только начинала интересоваться марксизмом, была одиночкой, не участвовала ни в каких движениях. Вспоминать те дни не люблю. Мне часто стыдно, что я заняла тогда отстраненную позицию. С другой стороны, у меня не было хороших учителей и наставников. Я могла бы поступить глупо.

— Какова ваша политическая деятельность сейчас? Как опыт последних пяти лет сформировал ваши политические взгляды?женского клуба «Аврора»

— Сейчас я участница женского клуба «Аврора». Наша основная деятельность – просветительская. Мы изучаем женский вопрос с марксистских позиций, смотрим фильмы, обсуждаем книги, читаем научно-популярные лекции и т. д. Еще одна важная сторона нашей деятельности – философский кружок, на котором мы изучаем политическую экономию, первоисточники классиков марксизма и т. д. Еще с недавних пор я член Комсомола. У нас много планов по развитию. Я вижу, что многие молодые люди активно интересуются левыми идеями. Меня очень радует, что мои ровесники хотят изучать марксизм, понимать суть вещей при капитализме.

Война – это жесткий опыт и в плане формирования политических взглядов, и в плане формирования характера. Но я четко осознаю, что капитализм несет с собой разрушения и смерть. Мы должны быть сильными и не опускать руки в нашей борьбе.

— Как бы вы сравнили положение женщин в Донецке с тем, что существовало до переворота в 2014 году? А для рабочих вообще? Какое влияние оказывает экономическая блокада?

— Экономическая блокада и война не может позитивно влиять на положение рабочего класса, в частности женщин. Мы сейчас все потенциальные мигранты. Многие люди остались без работы. Рабочих из Донбасса легко обмануть, их нещадно эксплуатируют, часто они вынуждены работать нелегально. Некоторые стали фрилансерами или работают удаленно, но в этом случае возникают проблемы с обналичиванием электронных денег. Для этого нужно либо платить здесь большие проценты, либо выезжать в ближайшие российские города – Ростов или Таганрог. Тем не менее пока у нас относительно дешевые коммунальные услуги. Большая часть студентов получают стипендии. Хотя они небольшие, это помогает в наших тяжелых условиях.

— Какие сходства или различия вы видите между тем, что произошло на Украине пять лет назад, и нынешней ситуацией в Венесуэле и других латиноамериканских странах, на которые нацелены США?

— Для меня очевидно то, что все эти события – это империалистические игры. Мы часто, кстати, забываем, что империализм – это не только прямое военное вторжение. Он давно действует другими путями, например навязывая некоторым странам экономическую зависимость, огромные долги, подчиняя их промышленность. Об этом прекрасно написал в свое время Владимир Ленин в книге «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Наша борьба – это борьба с империализмом, который пять лет назад нацелил свой хищный взгляд на нашу страну. Естественно, в Латинской Америке ситуация имеет свою специфику, но это все явления одного порядка.

Мы солидарны с народом Венесуэлы, следим за происходящими там событиями. К сожалению, многие левые, вместо того, чтобы выразить солидарность с Боливарианской революцией, начинают критиковать сложившуюся там систему. По моему мнению, в этот момент такая критика лишь служит на руку империалистам.

В первую очередь Венесуэле нужно отстоять свою независимость. Украине не удалось этого сделать. Хотя и раньше эта страна была во многом зависима, сейчас ее вряд ли можно считать самостоятельным политическим субъектом. Взгляните, что произошло с некогда богатейшей советской республикой! Украина стала самой бедной европейской страной, она ведет войну против народа Донбасса, при этом лицемерно утверждает, что это неотъемлемая часть украинского государства. Такое чувство, что над украинцами провели масштабный и бесчеловечный эксперимент. Люди глотают пропагандистский мусор, донбассофобия и социальный расизм расцветает, а правые чувствуют себя при таких условиях необычайно комфортно. Таковы последствия этого сочетания империализма, неолиберализма и отупляющего национализма.

 

Украина стала самой бедной европейской страной, она ведет войну против народа Донбасса, при этом лицемерно утверждает, что это неотъемлемая часть украинского государства.

 

— Рост неонацистских группировок в Европе и США вырос за годы после переворота на Майдане. Здесь, в США, недавно сообщалось, что белые сторонники превосходства в Калифорнии встречались и проходили подготовку в фашистских батальонах на Украине. Как вы оцениваете связь между тем, что произошло на Украине, и распространением неофашистских движений на Западе?

— Насколько я пониманию, рост неофашистских движений произошел до Майдана. Естественно, это процесс, а не какое-то одномоментное событие. Во многих европейских странах установились правые и консервативные режимы. Далеко за примером ходить не надо: посмотрите на соседнюю с Украиной Венгрию, где правит Орбан.

Очевидно, что мир переживает период реакции. Мы видим, как страна за страной оказывается под контролем правых или даже неофашистских правителей. И что удивительно, правые прекрасно ладят друг с другом. На Украине ультраправые, как я уже говорила, чувствуют себя прекрасно. Они могут безнаказанно громить ромские поселения. Они нападают на левых активистов, людей из ЛГБТ-сообщества, феминисток и прочих, кто хоть как-то не соответствует их представлениям о «нормальном человеке». Что уж говорить о терроре против людей, занимающих твердую антивоенную позицию», или терроре в Донецкой и Луганской областях.

Кстати, украинские фашистские батальоны не просто тренируют своих заграничных «друзей», но еще активно занимаются воспитанием детей в «патриотическом» духе.

Эта война привлекла много правых, которые стали воевать на стороне Украины. На их стороне есть даже российские фашисты.

Ультраправые понимают, что у них есть общее дело. А война в Украине для них – это еще и прекрасная тренировочная площадка, как бы страшно это ни звучало.

— Как трудящиеся и левые в США могут помочь борьбе людей в Украине и на Донбассе?

— Люди должны знать о том, что происходит на Донбассе. Я часто сталкиваюсь с тем, что иностранцы даже никогда не слышали, что здесь происходит. Я считаю, что трудящиеся и левые в США могут помочь нам тем, что будут прорывать эту информационную блокаду. У Донбасса много общего с той же Палестиной. Но о Палестине знают все левые, о Донбассе говорят немногие.

Мы очень благодарны тем товарищам из США, которые не забывают о нас и постоянно поднимают повестку Донбасса. 

Дополнительные материалы:

В начале 2018 года мы записывали интервью с Грегом. К сожалению оно вышло только на английском языке (если кто-то желает помочь с озвучкой - пишите нам).