Захват аэропорта Гонконга – гром среди ясного неба

Перевод: Kamidzu, Коммуна им. Клары Цеткин (КиКЦ)

13 августа протестующие, захватившие аэропорт Гонконга, напали на журналиста, работающего на Global Times, финансируемого Коммунистической партией Китая (КПК), и держали его в заложниках в течение нескольких часов. Руки у Фу Гуохао были скованны стяжками после того, как появились слухи о том, что он работал тайным полицейским и шпионил за протестующими. В прямом эфире из аэропорта писатель и журналист Джеймс Гриффитс вещал о «безобразной конфронтации» в реальном времени.

«Я спросил протестующих, какой смысл делать это на данном этапе. Даже если он реально полицейский – они не знали, продолжать ли его удерживать», - затвитил Гриффитс. Позже, в тот же день, он затвитил об обмене, в котором принимал участие с некоторыми из протестующих.

Спросил детей, которые сказали, что он был под прикрытием, что, если он не был, они сказали, что всё равно. Спросил, что если он умрет, всё равно. Спросил их, что, по их мнению, произойдет, если он реально полицейский и умрет, «так что, они закроют Гонконг? Хорошо! Мы к этому готовы, мы хотим этого».

Большое количество протестующих, присутствовавших в здании аэропорта мешали другим журналистам освещать инцидент. Несколько человек обвинили работников СМИ в том, что они были полицейскими под прикрытием и, по словам Гриффитса, начали ругаться матом. Горстка протестующих безуспешно пыталась образумить быстро разгневавшуюся толпу.

В ходе освещения антиправительственных акций этот инцедент стал одним из самым шокирующим. До недавнего времени СМИ описывали митингующих против материкового Китая лишь в общих чертах: как мирных и не использующих насилие. Однако тщательный анализ событий показывает, что с тех пор, как протестующие ворвались в здание Законодательного Совета (ЗакСовет), почти каждый день происходят столкновения с проправительственными фракциями и полицией.

Первоначально протесты спровоцированала массовая паранойи о том, что Гонконг теряет свою автономию в составе Китае. Они последовали вслед за противоречивым заявлением правительства в начале этого года о подготовке законопроекта об экстрадиции, применимый к Тайваню, Макао и материковому Китаю. В законопроекте предусмотрены механизмы процесса экстрадиции по конкретным категориям преступлений при посредничестве судебных органов. Причем ни одно из них не включает политические преступления. Однако против него выступил антипекинский лагерь на том основании, что он сделает Гонконг уязвимым для материковой политической системы.

Законопроект также встретил сильное неприятие со стороны бизнес-элит города, которые, согласно наблюдениям, в других случаях обычно поддерживали пекинское правительство. Многие представители бизнессаб в июне закрывались и не работали в течении дня в знак протеста против законопроекта. В конце концов, он был отклонен правительством с заверениями от главы администрации Гонконга Кэрри Лэм, что он не будет снова внесен в законодательный орган.

Несмотря на тот факт, что законопроект полностью снят с повестки, протесты приобрели более насильственные характер. Согласно данным полиции, количество антиправительственных протестующих существенно снизилось с приблизительно полумиллиона до десятков тысяч. Однако, текущий раунд протестов ознаменовывает разрыв с тем мирным характером протестов, который был в начале, начиная с середины июня.

 

Сотни протестующих вломились в здание ЗакСовета в День передачи, разорили здание и подняли колониальный флаг, ознаменовывая начало серий насильственных протестов.

 

Поскольку город отмечал 1 июля как День передачи, годовщину окончания британского колониального правления и восстановление китайского суверенитета над Гонконгом, сотни тысяч людей заполнили улицы в поддержку правительства и полиции. Тем временем, сотни протестующих против материкового Китая вломились в здание ЗакСобрания, сломали центральную трибуну и подняли колониальный флаг. Это стало первым происшествием со стороны протестующих против материкового Китая, который был столь жестоким, вызывающим и пренебрежительным.

 

Гонконгцы против Гонконгцев

С тех пор, в течение месяца, антиправительственные протестующие, которых часто видели в черном и масках, стали особенно опасны. Аэропорт был захвачен, что привело к отмене сотен рейсов и уменьшению пропускной способности в более чем два раза. Помимо этих вредоносных действий, также поступали сообщения о применении насилия со стороны протестующих. В аэропорту и на линиях метро они неоднократно оскорбляли других пассажиров за отказ участвовать в их движении. Городская полиция заявила, что многие полицейские участки подверглись вандализму, а в нескольких частях города офицеры подверглись нападениям со стороны банд одетых в черное.

Полиция обвиняется в грубом обращении с людьми, использовании слезоточивого газа и нападениях на толпу. По различным оценкам, массовые аресты коснулись от 400 до 500 человек. Проправительственные демонстранты также участвовали в ожесточенных столкновениях с протестующими против материкового Китая. Наибольшее освещение получил случай на станции метро Yuen Long, где толпа, одетая в белое, напала на протестующих против Китая. По некоторым данным, в результате столкновений пострадали обычные пассажиры, а полицией было арестовано около 20 человек.

 

Жестокие столкновения между проправительственными и антикитайскими демонстрантами имели место ранее 5 августа, в районе North Point в восточном округе.

 

Искажения репортажей в международных медиа

Несмотря на наличие жестокости в действиях обоих политических сил, каждая из сторон противоборста описывается по-разному. В качестве примера, проправительственные демонстранты чаще упоминаются как «банды», особенно после инцидента в Yuen Long – в большинстве репортажей от таких СМИ как CNN, BBC и CBS. И это не смотря на тот факт, что в том же происшествии на станции метро Yuen Long, проправительственные демонстранты не были так жестоки, как антикитайские.

Недавний репортаж от BBC утверждает, что большинство проправительственных демонстрантов были наняты бизнес-элитой. Они сослались на новостной репортаж газеты South China Morning Post за 2017 год, согласно которому, более 100 000 человек в городе были связаны с печально известными «триадами», которые являются преступными синдикатами с богатой историей в городе. Были новости о том, что 8 из 20 арестованных человек в случае с Yuen Long, имеют существенные связи в триадах. Данная статья весьма настойчиво подводит рассказ к тому, что проправительственные сочувствующие являются в основном «головорезами», нанятыми для подавления протестов против Китая.

В качестве сравнения, захват ЗакСовета был преподнесён как рядовое недоразумение, никакого серьёзного вреда, всего лишь продолжение ненасильственных протестов против законопроекта. Даже случаи нападений на полицейские участки, хулиганские действия в отношении прохожих и журналистов, равная степень проявления насилия в стычках с проправительственными демонстрантами получили лишь незначительное освещение международной прессой.

В связи с текущим инцидентом в аэропорту, даже журналисты и СМИ, симпатизирующие антиправительственным демонстрантам, начали проводить самоанализ. Гриффитс, тот кто лично поддерживал анти-пекинский лагерь и его протесты, не мог не быть встревожен таким развитием событий. «Это было движение, известное тем, что тысячи людей на митинге могли расступиться, чтобы пропустить машину скорой помощи, чтобы она проехала,» - пишет он в Твиттере, «[движение это] теперь блокирует носилки, в то время как горстка адекватных людей пытается до них достучаться»,