Главная / Аналитика / Азия / История

ТЯЖКИЙ УРОК ИСТОРИИ. ГЛАВА 13

Тяжкий урок истории. Глава 13

ОГЛАВЛЕНИЕ

13. Кому выгодно?

В 2004 г. на Индонезию обрушилось небывалой силы цунами. Одним из последствий бедствия, если верить прессе, стала находка сейфа, где каким-то чудом обнаружился сверхсекретный приказ об уничтожении всех коммунистов. Бессудный приговор миллионам людей был подписан заместителем Сухарто генералом Мокогинта в полночь 1 октября 1965 г. Существование подобного приказа можно было предполагать. Необычно другое: через считанные часы, утром 2 октября, сверхсекретный документ командования индонезийской армии лежал на столе… президента США Линдона Джонсона!1

В отличие от левых, контрреволюционный лагерь действовал целенаправленно, руководствуясь перспективной стратегией. Его важнейшим преимуществом была международная организованность, уже утрачиваемая коммунистами и мировым социализмом.  Возможности «тихой» интервенции увеличивала экономическая зависимость страны. Даже после экспроприации большей части иностранного капитала одна из главных экспортных отраслей – нефтяная – оставалась большей частью в руках англо-американских монополий.

Лишь спустя много лет стали известны, и то далеко не вполне, масштабы «вклада» международного империализма в подготовку индонезийской контрреволюции.

За океаном весьма оперативно реагировали на «коммунистическую угрозу». Еще с 1956 г. началось обучение группы индонезийских студентов в Калифорнийском университете в г. Беркли.

«В фонде Форда полагали, что деньги тратятся на подготовку людей, которые поведут за собой страну после ухода Сукарно», – объяснял позднее Джон Ховард, возглавлявший там международную программу обучения и исследований.

«Берклийская мафия», как ее прозвали, сотрудничала с военными заговорщиками, готовясь к дню, когда правительство «внезапно рухнет». По мере назревания кризиса Фонд Форда перешел к финансированию разработки «чрезвычайных планов» на случай «захвата власти КПИ». Под надзором профессоров, командируемых тем же фондом, выпускники Беркли организовали в Индонезийском университете не только экономическое отделение американского образца, но и «студенческую оппозицию», вскоре запятнавшую руки кровью. С 1962 г. индонезийская резидентура ЦРУ, которой руководил будущий директор управления Уильям Колби, составляла списки «внутренних врагов», их помощников и сочувствующих.

 Администрация Дж. Кеннеди, опасавшаяся вовлечения во вьетнамскую войну, еще рассчитывала обеспечить интересы США в Юго-Восточной Азии «мирным» путем, оторвав Сукарно от КПИ. Даже в моменты на грани войны Пентагон не прерывал сотрудничества с индонезийской армией. Насутион лично заверял посла США, что не допустит коммунистов в правительство. Но после далласских выстрелов США взяли курс на эскалацию войны в Индокитае и «зачистку» тылов. «Честные» националисты стали лишними. В роли фаворита Пентагона и ЦРУ Насутиона сменил Сухарто.

Согласно документам, частично рассекреченным лишь в июне 2015 г., полвека назад Индонезия была одной из основных тем обзоров ЦРУ, каждое утро ложившихся на стол президента Л. Джонсона. Многое до сих пор скрывается от общественности под предлогом обеспечения «национальной безопасности». Однако стало известно, что ЦРУ получило установку на высшем уровне «ликвидировать президента Сукарно в зависимости от ситуации и имеющихся возможностей». В то же время из рассекреченного в 2001 г. документа другой американской спецслужбы – Агентства национальной безопасности – явствует, что главной задачей ЦРУ в Индонезии было уничтожение КПИ.

Сразу после переворота правительство США приказало ЦРУ передать «черные списки» новым властям.

«Списки передавались по частям, их возглавляли высшие руководители коммунистической организации. Тысячи имен были переданы одному индонезийскому эмиссару в течение нескольких месяцев. Получателем был помощник Адама Малика, министра индонезийского правительства, который был союзником Сухарто в атаке на коммунистов».

Тогдашний глава резидентуры Джозеф Лазарски спустя много лет поведал, что эта деятельность координировалась высшим руководством ЦРУ, а «собранная информация превосходила все, чего смогла добиться местная служба шпионажа»2.

«Информированием» убийц в Вашингтоне не ограничились. ЦРУ выделило специальные фонды для взяток военным, оплаты их «советников», формирования, обучения и содержания террористических банд. Даже холодное оружие, которым убийцы приканчивали свои жертвы, поставлялось из США, правда не ЦРУ, а Пентагоном.

В отчете ЦРУ признавалось:

«По срокам и числу убитых антикоммунистическая резня в Индонезии стоит на первом месте среди самых ужасных убийств XX века»3.

Как стало известно позже, «тихие американцы» лично участвовали в массовом терроре. Бывший сотрудник посольства США в Джакарте спустя 25 лет рассказывал: «Это было большой помощью для их армии.  Вероятно (!), я убил кучу народа, и, возможно (!), на моих руках много крови, но это не так уж плохо. Бывает, что тебе надо бить со всей силой и в решающий момент». Посольство регулярно получало отчеты об убийствах. Агенты ЦРУ с дипломатическими паспортами аккуратно вычеркивали имена из списков, пока не отметило, что «красные» ликвидированы. «Нью Йорк Таймс» назвала содеянное «лучшим для Запада известием из Азии за долгое время»[iv].

Между прочим, окончательный запрет КПИ и убийство Айдита произошли 22 ноября, точно во вторую годовщину убийства Дж. Кеннеди. Совпадение? Может быть…

Официальный Вашингтон был главным, но не единственным спонсором преступления. Ответственность с ним разделяют ближайшие союзники по НАТО. Британская спецслужба МИ-6, обладающая давними связями в исламском мире, подключилась к кампании ЦРУ по дезинформации мусульман относительно «зверств» индонезийских коммунистов. Военные суда Соединенного Королевства охраняли транспорты, перевозившие карателей.

По данным весьма осведомленного журнала «Шпигель», разведслужба ФРГ, возглавляемая бывшим нацистским генералом Рейнхардом Геленом, предоставила «оружие, радиостанции и около 300 тысяч марок для переворота Сухарто». Во второй половине ноября 1965 г., в разгар массовых убийств, ФРГ посетили несколько сухартовских генералов, в их числе один из главных организаторов террора Сукендро. Помощник Гелена, в прошлом высший офицер СС Рудольф Эбсгер-Рёдер, стал ближайшим доверенным лицом и биографом Сухарто[v].

После переворота США, Япония, Нидерланды, Великобритания и другие страны-кредиторы создали международный консорциум для урегулирования проблемы внешнего долга Индонезии. За отсрочку платежей и финансовую «помощь» режим Сухарто вернул прежним владельцам иностранные предприятия, взятые ранее под государственный контроль.

Огромное влияние приобрели экономисты из Беркли. Они снабдили диктатора готовыми рецептами «решения» проблем. Времена неолиберализма еще не наступили: даже «берклийской мафии» было ясно, что правительство должно участвовать в управлении экономикой и гарантировать цены на рис. Но приоритет отдавался монополиям, нацелившимся на богатейшие недра Индонезии (Ричард Никсон назвал их «величайшей ценностью Юго-Восточной Азии»). «Улыбающийся генерал», как прозвали Сухарто западные журналисты, согласился на все, предложив авторам рекомендаций стать его советниками. Вскоре им вручили ключевые посты, в том числе министра торговли и посла в Вашингтоне.

В начале 1967 г. был принят закон об иностранных инвестициях. Компаниям разрешили владеть минеральными ресурсами без ограничений, «временно» освободили их от налогов. Уже в первые четыре года инвестиции превысили 1,4 млрд. долл., треть которых приходилась на США. В Джакарте открыли филиалы банки США, Японии, Нидерландов, ФРГ, Франции и др. Возобновилась «помощь» МБРР и Агентства США по международному развитию – USAID.

В ноябре 1967 г. корпорация «Тайм-Лайф» организовала в Женеве трехдневную конференцию по Индонезии с участием крупнейших банков, нефтяных компаний, «Дженерал Моторс», «ЮэС Стил», «Империал Кемикал Индастриз», «Бритиш Американ Тобакко», «Сименс» и многих других корпораций. В ходе ее «берклийская мафия» передала им основные богатства страны: «Фрипорт» получила медь Ириана, американо-европейский консорциум – никель, «Алкоа» – большую часть бокситов, американские, французские и японские компании – тропические леса Суматры.

Иностранные инвестиции и «помощь» не пошли на пользу народу. Внешний долг к 1970 г. достиг 3,7 млрд. долл. Резко сократилось местное производство; полностью безработных, по официальным данным, насчитывалось 3 млн., частично безработных – 14 млн. Новая власть сдала в архив более чем умеренные аграрные законы 1960 г., а полученные крестьянами земли вернула прежним владельцам. И в середине 1990-х гг. из пяти индонезийцев четверо жили на доход менее одного доллара в день.

<<< Предыдущая глава | Следующая глава >>>
Оглавление


1. http//brecha.com.uy/

2. Alberto Rojas Andrade. El "Plan Yakarta" y sus efectos en Latinoamérica. http://www.pagina12.com.ar/diario/elpais/1-255128-2014-09-12.html

3. Kahin, George McT. and Kahin, Audrey R. Subversion as Foreign Policy: The Secret Eisenhower and Dulles Debacle in Indonesia. New York: The New Press, 1995.

4. Alberto Rojas Andrade. El "Plan Yakarta"

5. См.: http//brecha.com.uy/


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
ФАБРИКАНТ – ВРАГ ФАБРИКАНТОВ
ШТУРМАНЫ БУДУЩЕЙ БУРИ
ЛЕЖАЩИЙ ПОПЕРЁК И ОТКРЫТИЕ ДРЕВНЕЙШЕГО МИРА
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ. НЕВЫУЧЕННЫЕ УРОКИ
МАО, СТАЛИН И КРЕСТЬЯНСТВО
РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ: ОРЁЛ, ВЗЛЕТЕВШИЙ ВЫСОКО



НАШИ КНИГИ

Описание

КРУЖКИ

Учитесь вместе с группой Engels!

ЗА ПРОДОЛЖЕНИЕ ДЕЛА УГО ЧАВЕСА

За продолжение дела Уго Чавеса
2 февраля мы проводим митинг-встречу с сотрудниками дипмиссии Венесуэлы в Москве с выступлением чрезвычайного и полномочного посла Боливарианской Республики Венесуэла товарища Карлоса Рафаэля Фариа Тортоса.
Подробнее...