Главная / Политика / постСССР / Дискуссия

ДВЕ ДАТЫ НЕСОВМЕСТНЫЕ. ПОСТСКРИПТУМ.

Две даты несовместные. Постскриптум.

Сама жизнь – если это слово в данном случае уместно – уже подтвердила и даже продолжила статью, еще прошлогоднюю в своей основе и актуализированную автором всего день тому назад. Точнее, около полутора суток – с учетом разницы часовых поясов. Ибо события, ее подтвердившие и продолжившие, разыгрались по другую сторону Атлантики. И стартовали именно в «Гадов день» – ни сутками раньше, ни сутками позже. Совпадение это, как мы увидим, вряд ли может быть случайным.

Речь идет о прогремевшем уже на весь мир теракте в американском городе Орландо. Самом кровавом из нескончаемой череды подобных массовых убийств как закономерных следствий одной из основ «американского образа жизни» – свободной торговли боевым стрелковым оружием. По числу жертв – 49 убитых, 53 раненых – его уже сравнивают с 11 сентября 2001 г.

При всем сочувствии родным и близким несчастных больных людей, избранных на сей раз мишенью террора, приходится сказать: это еще полбеды. Есть самые серьезные основания видеть в случившемся не просто деяние очередного «вольного стрелка», каковыми в менее «свободных» обществах заблаговременно занимаются психиатры, и даже не только неизбежный результат апогея «свободы» – ношения как с «писаной торбой» со всяческими сексуальными отклонениями, – но, прежде всего, тщательно подготовленную и организованную провокацию политического характера. Последствия ее могут обернуться настоящей бедой. Для американского народа, для многих других народов, в том числе российского, а потенциально и для всего человечества.

Сходство с 11 сентября 2001-го оказывается не только количественным, но и качественным. Причем сразу по нескольким параметрам.

Параметр первый – североамериканский. Прежде всего характерен почерк кровавых провокаций. Конечно, налицо «маньяк-одиночка», и на этой официальной версии будут настаивать до конца. Помимо внушающей благоговейный трепет результативности стрельбы, поражает уровень логистики: ведь надо было разместить прихваченный в ночной клуб немалый арсенал боеприпасов так, чтобы, не прерывая операции, успеть неоднократно перезарядить смертоносное оружие. И еще маленькая деталь: вдруг нам сообщают, что за время операции стрелок успел 16 раз воспользоваться услугами мобильного телефона и даже неоднократно посетил страничку в Facebook. Только неисправимые скептики замечают, что одиночка физически не мог произвести за такое время столько выстрелов. А уж чтобы столь «успешный» теракт совершил субъект, попавший в поле зрения спецслужб еще несколько лет назад,– такого мир не видел, пожалуй, со времен Ли Харви Освальда (и уж совсем немногим придут на память Богров, Виллен, ван дер Люббе и прочие персонажи первой трети прошлого века). Вообще все указывает на привычный сценарий: одинокого психопата назначают козлом отпущения, а подлинных киллеров заранее выводят с места преступления.

Бросается в глаза и точнейший, прямо в «десятку», выбор внутриполитического момента. Прошлый раз это была фальсификация выборов 2000 г., вручившая Джорджу Бушу-младшему  Белый дом, но с дефицитом легитимности. Теперь это, прежде всего, кульминация избирательной кампании в США. Ее не следует по инерции рассматривать как очередные «выборы без выбора». Двойной феномен Трампа и Сандерса уже несколько месяцев как свидетельствует: на сей раз выбор будет реален. Конечно, не между капитализмом и социализмом – между ними и не приходится выбирать в ходе электоральных процессов буржуазного общества, – но между двумя вариантами выхода из кризиса монополистического капитализма: реформистским и неофашистским. Сандерс, критикующий «слева» проекты суперимпериалистической трансокеанской интеграции, обещающий обеспечить всем гражданам богатейшей империалистической страны охрану здоровья путем передачи медицинского страхования от частных корпораций государству, даже грозящий банковским монополиям расчленением по образцу послевоенных Германии и Японии – представляет левореформистскую перспективу. Трамп, сочетающий в речах худшие черты Рейгана и Жириновского, как магнит притягивает накопившийся за годы кризиса потенциал реакции фашистского типа. Не удивительно, что он пугает даже Митта Ромни, занимавшего четыре года назад крайне правый фланг. К этому надо добавить намерение Сандерса, не снимать до съезда Демократической партии свою кандидатуру даже после получения Хиллари необходимого минимума голосов для выдвижения в президенты. Буквально накануне трагедии в Орландо его принял в Белом доме президент Обама, накануне заявивший о поддержке Хиллари. Договорились о совместном противостоянии Трампу. Это, конечно, не значит, что «истеблишмент» примет программу Сандерса и его кандидатуру в президенты. Но значит, что эта программа почти наверняка наложит серьезный отпечаток на позицию предстоящего съезда ДП, явив ядерной сверхдержаве и суперметрополии транснационального капитала призрак «левого поворота». По крайней мере, значило это – до двух часов ночи 12 июня.

«Непредсказуемые» деяния «одиночек» как пятнадцать лет назад, так и теперь удивляют наивных людей еще и стремительностью реагирования ведущих политиков. В 2001 г. это было молниеносное введение в США и союзных странах по существу режима «диктабланды», т.е. диктатуры с фиговым листком урезанной до предела буржуазной демократии, под предлогом войны с «международным терроризмом». Теперь – ультиматум Трампа: либо Обама и Хиллари делают по сути то же самое, объявляя войну «исламизму» вообще, либо президент подает в отставку, а поддержанная им кандидат снимается с выборов. Перед нами – не что иное, как сценарий «мягкого» государственного переворота.

Оба лидера правящей партии, разумеется, дают Трампу отповедь. Случившееся, как ни парадоксально, дает и им козырную карту – возможность убедительной критики свободной торговли оружием, с которой намертво связал себя не один Трамп, но вся «его» партия. Не далее как минувшим декабрем в конгрессе голосовался законопроект демократов о запрете продажи боевого оружия индивидам с заведомо криминальной или террористической (!) биографией. Голосами республиканского большинства он был провален со ссылкой на поправку к конституции, принятую более 200 лет назад. Наутро после бойни в Орландо группа законодателей-демократов внесла тот же законопроект заново.

Политическое противостояние грозит выйти на уровень, какого США не видели минимум полвека. По формальным признакам похоже на настоящий кризис верхов». Но правящая олигархия не намерена допускать, чтобы ее господство в центре империалистической системы пошатнулось. Как по команде внутри ДП нарастает давление на Сандерса, чтобы заставить его заранее снять кандидатуру. Это был бы, конечно, не переворот, но его политический аналог: поставить миссис Хиллари, в случае ее победы, под абсолютный контроль олигархии без каких-либо противовесов. Впрочем, тогда электорат Сандерса может и не прийти на выборы, фактически подарив победу Трампу (для него это почти единственный, не считая переворота, реальный шанс).

В любом из этих вариантов олигархия добивается своего – «диктабланды» (или диктатуры?) без всяких там игр в демократию. Все строго по Ленину: «Ни угнетение низов, ни кризис верхов не создадут революции (они создадут лишь гниение страны), если нет революционного класса…» Когда же дело касается ядерной сверхдержавы, главной резиденции и ударного кулака глобального транснационального капитала, подобное «гниение» не является лишь внутренним делом, ибо непосредственно отражается на судьбах всего человечества.

Параметр второй – латиноамериканский. Сходство с 11 сентября становится абсолютным с учетом того, что как тогда, так и теперь почти все погибшие принадлежат, с точки зрения расистов, к людям второго сорта. Тогда это были афро- и латиноамериканцы, теперь – почти исключительно латиноамериканцы (террорист или террористы «случайно» выбрали ночь, когда в клубе проводился латинский праздник). Причем больше половины – пуэрториканцы и мексиканцы.

Настоящим «коньком» Трампа, как и всей фашиствующей реакции капиталистического мира, выступает война с иммигрантами – и не столько мусульманскими (это для США не так актуально, как для Европы), сколько именно латиноамериканскими. Нувориш с президентскими амбициями скандально прославился оскорблениями по адресу мексиканцев (чего стоит обещание заставить Мексику построить за свой счет стену на границе, чтобы не пускать своих граждан в США). Он обещает аннулировать даже робкие меры Обамы по регистрации некоторой части нелегальных иммигрантов. «Свободно присоединившееся к США государство» Пуэрто-Рико переживает сейчас финансовый крах типа греческого с той разницей, что, не будучи суверенным, не вправе даже объявить себя банкротом. Накануне флоридской бойни Белый дом фактически аннулировал статус «свободного присоединения», введя федеральную экономическую диктатуру. Выбор того или иного решения обоих вопросов – статуса нелегальных иммигрантов и судьбы Пуэрто-Рико – грозит придать соперничеству двух американских партий черты противостояния буржуазного реформизма и тенденции не просто неофашистской, а прямо неонацистской. Кульминация рассмотрения обоих вопросов пришлась на середину июня.

В этом плане закономерно, что провокация, как и полтора десятилетия назад, исходила из Флориды – главного прибежища антикубинской, а в последние десятилетия и всей латиноамериканской, фашиствующей реакции. Именно там, даже по официальной версии, прошли подготовку боевики «Аль-Каиды» перед 11 сентября, там же учинена нынешняя бойня. На сей раз, похоже, для полной верности провокацию дублировали: в том же Орландо накануне произошло убийство популярной певицы. Теперь его, конечно, затмит бойня в гей-клубе, но если бы последняя сорвалась, все равно нашлось бы что раскрутить – вроде как перед самым убийством Немцова в Интернет забросили оказавшееся сильно преувеличенным сообщение о смерти «вследствие голодовки» Надежды Савченко.

Впрочем, и это еще не конец: 14 июня в парке все того же Орландо ребенка… загрызает крокодил. Может, это и совпадение, но очень сомневаюсь. В Латинской Америке, особенно на Кубе, «великого северного соседа» часто олицетворяют в образе «дядюшки Каймана», и ненавистники кубинского народа вполне могли разыграть еще один кровавый спектакль как раз в день рождения Че Гевары, особенно любившего это сравнение. Вспоминается и череда нападений акул на туристов возле египетских пляжей буквально накануне «арабской весны». Телеуправляемые рыбы или рептилии – к сожалению, уже не фантастика. Впрочем, Интернет полнился опровержениями – крокодил, уверяли, ни при чем, зря отстреляли пять аллигаторов: мальчик «просто утонул»… Да был ли и мальчик-то?

Зато бесспорно, что 13 июня во Флориде – даже чуть ли не в Орландо – должен был открыться процесс над укрывшимся в этом штате (где же еще?) отставным офицером чилийской армии Педро Пабло Баррьентосом, обвиняемым в убийстве легендарного певца-коммуниста Виктора Хары. Экстрадировать его на родину для суда Вашингтон отказался. Любят там устраивать резонансные процессы не просто у себя, а в таких специфических местах, где об объективности судей и присяжных нельзя даже мечтать. Но, видно, и там уверенности в полной управляемости суда не было – в Аргентине даже при Макри признали-таки организаторов террористического «плана Кондор» виновными. Как раз кстати вдарить по нервам почтенного жюри так, чтобы слабо соображало, за что и против чего голосует. И чтоб никаких демонстраций – при чрезвычайном-то положении…

Но это все частные моменты, пусть и важные. Есть и более общие. Похоже, что все «стратагемы» североамериканских ультра заранее прорепетированы к югу от Рио-Браво. Вариант со снятием Сандерса повторяет Аргентину середины прошлого года, когда правивший блок под массированным давлением хозяев империалистического мира не решился ставить на левоцентристов и выдвинул «умеренного» кандидата, обеспечив на деле победу местному «Трампу». Переворот, грозящий теперь США, до боли похож на совершенный месяц назад в Бразилии и подготовляемый в Венесуэле путем применения к ней «Демократической хартии» Организации американских государств, кстати принятой аккурат 11 сентября 2001 г. Кстати, 13 июня в Санто-Доминго открылась сессия ОАГ, фактически этому вопросу и посвященная. Если у кого еще оставались сомнения, откуда идут указания латиноамериканской реакции, теперь должна наступить полная ясность.

В те же недели в одной из латиноамериканских стран имел место факт совершенно другого рода, в свете трагедии в Орландо не менее показательный. В Гондурасе, где спецслужбы США и их кадры из Майами еще со времен центральноамериканской войны 80-х гг. орудуют как нигде свободно,  «эскадроны смерти» вдруг переключились с террора против левых активистов на истребление… геев. Протесты «неправительственных организаций» оставались гласом вопиющего в пустыне. Как «банановая республика» дозволила такое покушение на «самое святое» великого северного соседа и при этом избежала убийственных санкций – до 12 июня выглядело непонятным. Но для подготовки мега-теракта с модным нынче аспектом «гомофобии» – в самый раз.

Однако латиноамериканский аспект ситуации не исчерпывается деяниями провокаторов. Неделю назад на Кубе прошел саммит Ассоциации карибских государств, где участвовал губернатор Пуэрто-Рико. Один из итогов – подтверждение права этой страны на самоопределение. В ближайшее время вопрос будет рассматривать Комитет ООН по деколонизации под председательством бывшего министра иностранных дел Венесуэлы. А исход второго тура президентских выборов в Перу, прошедших тоже неделю назад, в точности моделирует ситуацию, на грани которой находятся США: буржуазно-либеральный кандидат с минимальным перевесом берет верх над кандидатом ультраправых только благодаря поддержке левоцентристов.

Похоже, оба противостоящих лагеря во всем регионе выстраивают боевые порядки для решительного сражения.

Параметр третий – ближневосточный. Обе провокации – как 11 сентября 2001-го, так и нынешняя – совершены руками «исламских террористов» или им приписаны. Более того – исполнителями (или имитаторами) обеих назначались американские афганцы, сыновья соучастников и одновременно жертвы агрессии мирового империализма против демократического Афганистана и СССР. Понятно, что уже их родители, и «по наследству» они сами, находились и находятся «под колпаком» спецслужб США, чего никто даже не пытается скрывать. И тогда, и теперь исполнители гибнут на месте преступления – концы сразу прячутся в воду, если не все, то многие.

Сходны и геополитические перспективы обеих провокаций. Та положила начало массированной интервенции США и НАТО на Ближнем и Среднем Востоке, продолжающейся и поныне. Эта, нынешняя, грозит последствиями не менее масштабными. Не зря ей непосредственно предшествовали блиц-визиты на Ближний Восток высших руководителей Пентагона.

Характерно, что организаторы провокации, как и пятнадцать лет назад, «перестраиваются на марше». 11 сентября 2001-го – автор помнит первые радиосообщения – уничтожение башен-близнецов попытались было «повесить» на колумбийских партизан (как четыре года спустя кабинет Аснара неудачно «вешал» теракт на мадридском вокзале на басков). Лишь позже возникла «Аль-Каида» (как затем и в Мадриде). И теперь сперва начали раскручивать версию с ИГИЛ, которому «вольный стрелок» Омар Матин будто бы присягнул прямо с места преступления. Да и сами игиловцы не замедлили взять на себя ответственность за стрельбу в гей-клубе, как недавно за уничтожение российского самолета над Синаем и другие деяния, совершенные неизвестно кем. К подобному «разделению труда» все, кто внимательно следит за событиями, уже привыкли.

И вдруг – разворот едва ли не на 180 градусов. Городу и миру сообщают: О. Матин, оказывается, сам был завсегдатаем все того же гей-заведения, даже предлагал посетителям свои «услуги». Так что не при чем, выходит, здесь «гомофобия». Не при чем, похоже, и ИГИЛ: «по последним данным», Матин выражал поддержку одному из американских смертников, работавших на «Аль-Каиду» – чуть не главного конкурента ИГИЛ в разных «горячих точках».

Но это присказка, сказка впереди. Нас уверяют: еще в 2013 г. Матин заявлял ФБР (!), будто «состоит в ливанском движении «Хезболла»»1. А именно эта организация в последние месяцы и недели попала, можно сказать, в «око тайфуна». Саудовская Аравия и прочие нефтяные монархии, чьи многолетние связи с правоклерикальным экстремизмом и терроризмом являются секретом Полишинеля, несколько месяцев назад объявили главным террористом именно ее.

Реальный послужной список «Хезболлы» совершенно иной. Прежде всего, эта организация – шиитская, что уже само по себе отделяет ее от ИГИЛ и прочих порождений суннитского правого экстремизма. Если в далекие 80-е гг. она и совершала акции, произвольно интерпретируемые как «терроризм», то лишь против израильских и американских интервентов в Ливане. По действовавшим тогда нормам международного права эти действия были никаким не терроризмом, а вооруженной национально-освободительной борьбой против оккупантов (с таким же «правом» террористами можно объявить Джорджа Вашингтона и его сподвижников, и с куда большим основанием – сионистских боевиков, создававших Государство Израиль).  Сыграв важнейшую роль в обеспечении вывода оккупантов из Ливана, «Хезболла» выросла в его крупнейшую политическую партию и – в тамошних условиях одно трудно отделить от другого – главную вооруженную силу, превосходящую по всем статьям регулярную армию. Когда в 2006 г. в страну вновь вторглись израильские интервенты, именно «Хезболла» впервые в арабском мире нанесла им унизительное поражение. Три года спустя США руками финансируемых ими «неправительственных организаций» устроили в Ливане «кедровую революцию», добились вывода сирийских войск, но пожать плоды «победы» и превратить страну в свой плацдарм им не дала «Хезболла». Как крупнейшая партия она возглавляет патриотический блок в парламенте, председателем которого по конституции является представитель шиитской общины. Она же через организации ливанских бедняков (в большинстве шиитов) препятствует форсированию неолиберальных реформ.  Вполне закономерно она встала на защиту от агрессии братской Сирии, а также Бахрейна и Йемена. Ее закаленные бойцы – одна из главных антитеррористических сил во всем регионе, не говоря уж о самом Ливане, который без нее мигом окажется во власти интервентов.

Судите сами, можно ли сравнить «Хезболлу» с «Аль-Каидой», ИГИЛ и им подобными, или же наклеивание «террористического» ярлыка скорее напоминает лживые обвинения штатовских судов в отношении Пятерки кубинских героев-антитеррористов. В обоих случаях справедливостью и не пахнет – налицо стопроцентная месть тем, кто путает планы действительных покровителей терроризма. К этому надо добавить, что «Хезболла» поддерживает тесные связи с Ираном, а также прогрессивными силами Латинской Америки, где живет много выходцев из Ливана и Сирии. Характерно, что в связях с нею и с Ираном пытаются обвинить бывшего президента Аргентины.

Если «мировое сообщество» с подачи Вашингтона, Тель-Авива (не раз наносившего «Хезболле» воздушные удары, последнее время – на территории Сирии) и Эр-Рияда поставит ее вне закона, это сделает большую войну на Ближнем Востоке практически неизбежной. Во-первых, подведет «антитеррористический» фундамент под требования устранения конституционной власти Сирии и лично Башара Асада – давних союзников «Хезболлы». Во-вторых, перечеркнет все договоренности с Тегераном и заставит его выбирать между капитуляцией и войной.

В США явно нарастает борьба между сторонниками саудовского и иранского приоритетов в ближневосточной политике. До последнего времени правые республиканцы, издавна связанные с нефтяными корпорациями, традиционно отдавали предпочтение Эр-Рияду, демократы – Тель-Авиву. Теперь все прежние симпатии и антипатии идут кувырком: израильский премьер Нетаньяху бесцеремонно вмешивается в штатовскую политику на стороне республиканского конгресса, а тот принимает резолюцию, разрешающую родственникам жертв 11 сентября требовать по суду возмещения от Саудовской Аравии. Но 11 июня именно судебная власть признала аравийское королевство не причастным к терактам. Вероятно, очень влиятельным силам в США Эр-Рияд снова понадобился против Дамаска и Тегерана.

Ясно, чьим первоочередным интересам все это отвечает при нынешнем предвыборном раскладе. Правореспубликанское большинство в конгрессе США, готовое рисковать хоть мировой войной, лишь бы «уесть» президента, как может срывает выполнение договоренностей с Ираном, вводит против «Хезболлы» произвольные «санкции». И тут нынешняя провокация как нельзя кстати: требование Трампа к Обаме и Хиллари объявить войну не ИГИЛ, а вообще «исламскому терроризму» явно подразумевает «Хезболлу», чье название буквально значит «Партия аллаха». Лишний пример того, что идейные символы, даже разойдясь с политическими реалиями, продолжают представлять собою «открыто водруженное знамя» (К. Маркс), по которому мир судит о партии, и отнюдь не безразличны для ее судьбы и в целом для исторической равнодействующей.

Параметр четвертый – можно сказать, ближневосточный и североамериканский одновременно. Ближний Восток, как и Латинская Америка, присутствует не только вне США, но и внутри них. Причем в лице не столько иммигрантов-мусульман – численность коих в США, что бы ни говорил Трамп, не идет в сравнение с числом мигрантов-латиноамериканцев, – сколько значительной части собственно североамериканского общества. Речь идет о «черных мусульманах» – принявших ислам афроамериканцах. Это движение имеет в негритянской общине давние исторические корни. Среди невольников, привозимых в Америку из Африки, мусульмане были наиболее исторически развитыми, по традиционным меркам родовитыми, а некоторые и образованными; закономерно, что они пользовались среди товарищей по несчастью авторитетом и, как правило, возглавляли тайные  сообщества черных рабов. На этих корнях и взросло движение «черных мусульман», особенно усилившееся с конца 60-х – начала 70-х гг., когда лидеры других течений негритянской общины пали жертвами террора (Малькольм Икс, Мартин Лютер Кинг, «черные пантеры») или подверглись репрессиям, как Анджела Дэвис и другие коммунисты. В 90-х гг. о «черных мусульманах» напомнил миллионный «марш черных мужчин». Не будь это движение реальной силой, вряд ли темнокожий сын кенийца-мусульманина стал бы президентом США.

Терактам 11-12 июня в США предшествовало еще одно незаурядное событие: кончина живой легенды не только спорта, но и негритянского движения. Ровно полвека назад, когда чемпион мира по боксу предпочел предстать перед судом, чем идти на неправую войну во Вьетнаме, мы знали его как Кассиуса Клея. Но еще в 1964 г. он, приняв ислам, стал Мухаммедом Али. В рейгановском 1981-м его поразила болезнь Паркинсона – как знать, вследствие ли профессиональных травм или освоенных ЦРУ технологий «превращения в овощ». Но вынужденный уход из спорта и политики не уничтожил легенду, а даже усилил ее. Мухаммеда Али еще при жизни сравнивали с Нельсоном Манделой. Похороны его собрали многих видных деятелей от экс-президента Клинтона до турецкого лидера Эрдогана. Трудно сомневаться в том, что ультимативное требование Трампа к своим противникам публично отречься от «исламизма» направлено непосредственно на предотвращение их предвыборного союза с «черными мусульманами».

Беда в том, что в США внешняя политика зачастую является уж очень непосредственным продолжением внутренней – куда более непосредственным, чем может быть простительно ядерной сверхдержаве. Не с этим ли связано резкое обострение ситуации в самой населенной из африканских стран – Нигерии?  Как-то разом активизировались и «исламские террористы», примкнувшие к ИГИЛ, и совсем не исламские сепаратисты в нефтеносной дельте Нигера, и даже эпигоны «республики Биафра» конца 60-х гг. Ну и, конечно, президента обвиняют в коррупции – как же иначе… Нефть нефтью, но Нигерия – это еще и былой Невольничий берег, родина предков большинства афроамериканцев.

Явно присутствует и пятый параметр ситуации – восточноазиатский. Недавно прошел совместный саммит Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и России, а сейчас идет аналогичный форум той же организации с КНР. Диверсификация экономических и политических связей АСЕАН грозит спутать карты архитекторов «транстихоокеанского сообщества». Плохо помогают даже всемерно раздуваемые конфликты из-за необитаемых островов. И вот, как по команде, именно в последние дни сразу в нескольких странах Юго-Восточной Азии заявляют о себе все те же «исламские террористы». Десятилетиями сидели себе сравнительно тихо, «силы» их исчислялись в лучшем случае десятками боевиков, и, хотя буржуазные СМИ всего мира всячески их рекламировали, замалчивая на три порядка более сильную красную герилью, дальше словесной шумихи дело не шло. Даже ИГИЛ всего год назад не включало «государства» местных сепаратистов в свой воображаемый «халифат». И вдруг в несколько месяцев, если не недель, принимает всех чохом в свое «подданство».

Сказанного, полагаю, достаточно, чтобы убедиться, до какой степени флоридский теракт бьет прямо в «солнечное сплетение» не только североамериканской, но и всей мировой политики. И насколько «вероятны» в данном случае случайные совпадения.

В этой связи особое внимание обращает на себя дата преступления. Рассмотренные параметры объясняют ее с точностью до месяца, максимум до двух недель, но не до дня. В самом деле, почему не третье июня – день памяти имама Хомейни? Не пятое – годовщина начала израильской оккупации арабских земель в 1967 г. и убийства Роберта Кеннеди, как считается, террористом-арабом в 1968-м? Не четырнадцатое – день рождения Че Гевары и «бронзового титана» Антонио Масео, годовщина предательского разгрома революции 1959 г. на сакральном для афроамериканцев острове Эспаньола-Гаити – родине единственной в истории революции черных рабов, где и сейчас весьма неспокойно? Наконец, не двадцать второе – дата особо «сакральная» для фашистов всего мира? Почему именно 12 июня?

Конечно, мы вправе допустить, что над миром вновь пророкотало эхо черной «романтики» третьего рейха, восходящей к древним культам богов-губителей в «Гадов день». К ней вполне может иметь отношение и то обстоятельство, что именно к 12 июня приурочили завершение очередного форума Бильдербергского клуба, чьи фашистские связи давно и хорошо известны. Один из старейших теневых институтов империалистического «мирового сообщества» впервые изменил традиции, заранее опубликовав в Интернете список тем, намеченных к обсуждению. Центральное место занял тот же вопрос, что доминирует в повестке дня транстихоокеанского и трансатлантического «партнерств», – переход от постоянной занятости по коллективным договорам к краткосрочным трудовым контрактам без согласования с профсоюзами, без социальных обязательств.

Но когда в центр ставятся вопросы, столь явно затрагивающие интересы сотен миллионов людей труда, на одной черной эзотерике далеко не уедешь. Слишком узок круг тех, для кого она внятна и значима. Требуется что-то гораздо более близкое «людям с улицы». Что именно – показывает опыт эксплуататоров всех времен, особенно же фашистов: толпе надо указать «образ врага».

Есть основания предположить, что выбор конкретного дня теракта мог определить шестой параметр ситуации – российский. Точнее, «постсоветский».

В тот же злополучный день и чуть ли не час, когда «стрелок» в Орландо входил в «свободный от оружия» гей-клуб, на улицы Киева выплескивался… гей-парад. В противоположность празднику флоридских собратьев, киевский обошелся без кровопролития. Даже профессиональные погромщики из «правых радикалов», как их политкорректно величают российские СМИ, забыли о прежних протестах против этого мероприятия.  И не удивительно – именно в этот день оно вполне соответствовало их «сверхзадаче». Демонстративное осквернение «Дня России» должно было как можно сильнее разжечь по обе стороны границы националистические эмоции. Это вполне подходящий аккомпанемент и к новым залпам по донбасским городам и селениям, и к визиту нового премьера за океан.  Оценивая усердие,  вице-президент США заявляет киевскому гостю: «Мы решительно поддерживаем осуществление революции, которая на этот раз удалась».

Мы и раньше не сомневались, что майамские гусанос и киевские поклонники Бандеры – приятели не-разлей-вода. Теперь получаем новые подтверждения. Небезынтересно, что террорист прибыл «на дело» прямиком из флоридского города Сент-Питерсберг. Намек не тоньше, чем у киевского «парада». Умей доморощенные антисоветчики соображать, даже им пришлось бы, хотя бы ради собственной безопасности, пожалеть о переименовании Ленинграда сообразно пожеланиям фюрера третьего рейха.

Рано или поздно – как удачно говорится по-испански, скорее рано, чем поздно – им придется пожалеть и о «празднике», которым РФ подчеркивает свою вину за разрушение Союза. Разрушение вопреки мандату, данному на референдуме большинством граждан РСФСР и УССР. А ведь в этом – причина доброй половины всей нынешней русофобии в кавычках и без них. И далеко не только на Украине.

Вот и для тех, кто стоит – не сомневаюсь в этом – за флоридским терактом, удобство выбранной даты в том, что она позволяет представить случившееся диаметрально противоположно – смотря что потребуется, – но всегда против государства, упрямо держащегося за злосчастную дату.

Можно изобразить преступление как инспирированное Россией или по меньшей мере из России. Не потому ли подчеркивается сочувствие «стрелка» чеченцам Царнаевым, осужденным за бостонский теракт 2013 г. Уже не первый год, что бы ни случилось в России и вне ее, непременно ищут «чеченский след».

Теракт можно «прочесть» и как неофициальное объявление войны именно России и всем, кто станет иметь с ней дело. Ведь к «Дню России» демонстративно приурочили и встречу министров обороны стран НАТО по подготовке к июльскому саммиту в Варшаве. Сразу после нее стало известно, что к началу 2017 года блок планирует разместить четыре многонациональных батальона в Латвии, Литве, Эстонии и Польше. По этому поводу министр обороны США заявил: «Обсуждая восточный фланг НАТО, мы также говорим о том, что альянс может предпринять для сдерживания российской агрессии. В этом плане НАТО должно делать больше». А польский министр обороны назвал Россию «самой большой угрозой мировой безопасности».

Тем временем президент и премьер Турции направили коллегам в Москву по официальному письму с поздравлением по случаю «Дня России». Это произошло впервые после «инцидента» с уничтожением российского боевого самолета, сразу после поездки Эрдогана в США. Содержание писем не раскрывается, если не считать фраз о стремлении к нормализации отношений. Пока мы не можем судить, искренне ли это стремление, какие условия выдвигаются с обеих сторон. Но сам факт обмена посланиями на фоне натовского «сдерживания» мог побудить провокаторов дать понять, как они намерены отвечать на любые подвижки в нежелательном для них направлении. Не зря многие опасаются, что недавняя ликвидация американским беспилотником лидера афганских талибов расчищает ИГИЛ путь на север.

Увы, официальная Москва подчас сама множит число врагов. Посещение Москвы израильским премьером Нетаньяху сразу отозвалось террористическим «салютом» в самом Израиле. Было бы странно, если бы оказанное деятелю столь одиозному не только на Арабском Востоке, но теперь и в США, гостеприимство накануне «Дня России» не аукнулось, пока косвенно, и официальной Москве. Если уж нельзя обойтись без такого вояжа, стоило хотя бы обождать с ним, по крайней мере до выборов в США…

Из происшедшего следуют и более общие выводы. Реакционное наследие прошлого как пружина: сколько ее ни сжимай, сорвется и ударит в самый опасный момент. Это относится и к дате, мягко говоря, реакционного происхождения, которую «новая Россия» позволила, и все еще позволяет, навязать себе в главные праздники. «Уж сколько раз твердили миру», что добром это не кончится, а воз и ныне там (есть ситуации, когда лучше баснописца не скажешь). На болоте не возведешь ничего прочного. На иллюзиях не построишь никакого реального прогресса. В едином взаимосвязанном мире для движения вперед, и даже просто для защиты жизни от смерти, мыслима только одна основа. Ее выражает старый принцип правосудия, ныне брошенный в грязь буржуазной юстицией и ждущий наших рук, умов и сердец: «Правда, только правда, одна правда, ничего кроме правды».

1. источник Русская служба Би-би-си по ссылке


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
СОЦСТРОИТЕЛЬСТВО В КНДР. ЧУЧХЕ СЕГОДНЯ
СОЦСТРОИТЕЛЬСТВО В КНДР. VII СЪЕЗД ТРУДОВОЙ ПАРТИИ КОРЕИ
СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В КОРЕЙСКОЙ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
СОЦСТРОИТЕЛЬСТВО В КНДР. ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА В КНДР
СОЦСТРОИТЕЛЬСТВО В КНДР. ПОСЛЕСЛОВИЕ
СОЦСТРОИТЕЛЬСТВО В КНДР. ПРЕДИСЛОВИЕ РАБОЧЕГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. И.Б. ХЛЕБНИКОВА



НАШИ КНИГИ

Описание

ЧТО ПРОИСХОДИТ В ИНДИИ? ВЗГЛЯД ИЗ ДЕЛИ.

Что происходит в Индии? Взгляд из Дели.
Встреча с коммунистом из далекого Дели, с товарищем Виджаем Сингхом.
Подробнее...