Аргентина: "мачизм" побеждает

Как страна, многотысячными митингами прощавшаяся с президентом Кристиной Фернандес де Киршнер, могла избрать себе в президенты ее полную противоположность – человека, не особенно скрывавшего, что намерен идти «совсем иным путем», исповедует совсем иные идеалы, намерен искать себе друзей среди совсем «иных миров»?

Как страна, пережившая, наверное, самый сокрушительный в новейшей истории крах неолиберальных иллюзий, могла избрать себе в президенты человека, который вплоть до второго тура выборов болтал не умолкая о «всерегулирующей руке рынка» и принимал как самых дорогих гостей крайне правое отребье со всего мира?

И почему, когда в мире и без того все хуже некуда, голосовать за тех, кто способен в кротчайшие сроки сделать этот мир еще хуже?

На все эти вопросы постарался ответить А.В. Харламенко в третьей части Международного обзора от 13.12.2015.