Карел Йон: «Мы перешли от позиционной войны к войне манёвренной»

Аналитический обзор. Сегодня, спустя полтора месяца после начала выступлений против пенсионной реформы, протестное движение принимает новые формы. Наш корреспондент побеседовал с сотрудником Научно-исследовательского центра университета Париж-Нантер, социологом Карелом Йоном об особенностях самого затяжного за последние полвека социального конфликта.

Стефан Герар: Меняется ли характер выступлений против пенсионной реформы?

Карел Йон: Интенсивность забастовочного движения снижается, и это вполне естественно. Мы наблюдаем изменение форм и целей протестных выступлений. Но это не означает, что мобилизация заканчивается. Участники проходивших в минувший четверг межотраслевых акции вновь продемонстрировали решимость продолжать борьбу против пенсионной реформы. Думаю, что теперь всё чаще будут проводиться символические акции: пикеты, театрализованные и хореографические постановки, напоминания политикам об обещаниях, данных в ходе предвыборной кампании или в рамках подготовки к выборам в муниципалитеты. Мы перешли от позиционной войны к войне манёвренной. Перед протестующими стоят три задачи. Первая заключается в том, чтобы постоянно поддерживать тему выступлений в прессе, особенно сейчас, когда выполнить обещание о ведении бессрочной забастовки оказывается не так-то просто. Вторая состоит в том, чтобы продолжать давление на власть. Выборы в органы местного самоуправления дают возможность оказывать косвенное воздействие на руководство страны через кандидатов и парламентариев. Третья – продемонстрировать способность парализовать экономику страны. Соответствующие инициативы выдвигало отделение ВКТ, объединяющее сотрудников портов, докеров, призывая работников оказывать давление на правительство, не заинтересованное в уменьшении оборотных капиталов.

С.Г.: Чем объясняются сложности, с которыми столкнулось объединение профсоюзов при попытках распространить протестное движение на другие сферы экономики в частном её сегменте?

К.Й.: Другим работникам (то есть кроме сотрудников кампании парижского городского транспорта RATP и железнодорожной компании SNCF – прим. ред.), особенно сотрудникам частных компаний, сложнее объявить забастовку протеста против пенсионной реформы, так как их работодатели не имеют никакого отношения к этому конфликту. А для тех, кто трудится на государственных предприятиях, противником в общественном диалоге является власть. Любопытно отметить, что в своём последнем обращении с призывом провести выступления протеста 23, 24 и 25 января объединившиеся профсоюзы попытались расширить спектр требований, добавив к ним темы повышения зарплат и профессионального равенства. Это один из способов привлечь на свою сторону работников частных компаний. Однако самое активное участие в акциях принимают сотрудники тех отраслей, которые непосредственно и сиюминутно испытывают трудности. Одна из них состоялась в прошлый четверг, когда по парижским улицам прошла многолюдная колонна работников науки и высшей школы. Они не только выражали своё несогласие с проектом пенсионной реформы, но и протестовали против принятия закона о многолетнем планировании научных исследований. Тогда же было упомянуто и о реформировании системы образования в старшей школе. Вопрос о пенсиях стал отправной точкой для выдвижения многих других требований, что доказывает полезность межотраслевого взаимодействия.

Профсоюзы способны наказать тех политиков которые проводят неолиберальные реформы, но в то же время они выдвигают недостаточно позитивных проектов развития общества

С.Г.: На фоне сегодняшнего общественного движения в прессе широко освещался вопрос о разногласиях между профсоюзами, одни из которых поддержали реформу, а другие осудили её. Сохраняются ли противоречия между ними?

К.Й.: Всё зависит оттого, с какой стороны рассматривать это явление. Не стоит упрощать ситуацию, видя в ней лишь повод для размежевания на два лагеря. Все профсоюзы используют переговоры как возможность выразить несогласие с происходящим и выдвинуть свои требования. Профсоюзные организации всегда отличались неоднородностью. В конце прошлой недели Национальный профсоюз работников образования в составе ФДКТ занял позицию, противоречащую взглядам федерации на пенсионную реформу. Так что было бы ошибкой сводить всё к этим разногласиям. Однако они проявляются особенно отчётливо во время переговоров с государственными властями и в межотраслевом масштабе.

С.Г.: Что это значит?

К.Й.: Поскольку теперь представительство того или иного профсоюза определяется количеством его активистов, соперничество между конфедерациями обостряется. При разработке стратегий они учитывают особенности конкурентной борьбы друг с другом. ФДКТ создала себе имидж уважаемой организации, потому что не выводила своих членов на улицы по каждому поводу. В вопросе об этой реформе ей надо было найти компромисс с исполнительной властью, пусть даже забыв об одном из важнейших своих требований – признании тяжёлых условий труда для некоторых профессий. Национальный союз независимых профсоюзов (Unsa) хочет, чтобы его представительство признали на межотраслевом уровне. Решение правительства об установлении 5-процентного порога для представительства в совете директоров будущего единого пенсионного фонда поможет членам Unsa войти в его состав.

С.Г.: Что вы можете сказать об организациях, выступающих против пенсионной реформы?

К. Й.: В первую очередь следует отметить относительно свободную позицию профсоюза административных работников (CFE-CGC). За последние несколько лет тональность заявлений этой организации стала более жёсткой. При этом она обрела большую свободу, так как её представительство ограничивается коллегией административных работников. Что же касается ВКТ, то она, так же как и ФДКТ, придерживается своего курса. Однако обе эти концепции (и готовность к переговорам, и проведение уличных акций) имеют свои пределы. Обе конфедерации сталкиваются с проблемами стратегического характера и с необходимостью решать две основные задачи. В первую очередь, им надо добиться того, чтобы влияние профсоюзов охватывало все сферы общественной жизни (это стало очевидным на примере движения «жёлтых жилетов» и «ночных дежурств»). В некоторых отраслях роль профсоюзов сведена к минимуму, что заставляет задуматься о выборе средств, которые помогли бы им занять достойное место в мире труда XXI века. Кроме того, профсоюзам следует решить, каким должно быть политическое продолжение социального противостояния. Они дали понять, что способны наказать тех политиков, от Николя Саркози до Франсуа Олланда, которые проводят неолиберальные реформы, но в то же время они выдвигают недостаточно позитивных проектов развития общества. Осознание этого факта создало основу для разработки документа под названием «Договор о жизни», в которой участвуют Лоран Берже и ФДКТ. С этой точки зрения представляет интерес открытое письмо, распространённое в воскресенье Филиппом Мартинесом (ВКТ), Орели Труве (Attac) и Жан-Франсуа Жюлиаром (Greenpeace).