Главная / Политика / Америка / Женский ответ

ДВОЙНАЯ ОПАСНОСТЬ: БЫТЬ ЧЕРНОЙ И БЫТЬ ЖЕНЩИНОЙ

Двойная опасность: быть черной и быть женщиной

Пытаясь проанализировать положение черных женщин в Америке, некоторые люди разбиваются о нерушимую стену серьезных заблуждений, открытого искажения фактов и оборонительной тактики со стороны большинства. Система капитализма (а после его рождения и система расизма), в которой мы все живем, многими коварными способами и средствами пыталась уничтожить человеческую природу всех людей и в особенности человечность черных. Это означало вопиющую жестокость по отношению к черным мужчинам, женщинам и детям, проживающим в США.

Руководствуясь целью уничтожить волю черной расы противостоять своему подчинению, капитализм счел необходимым создать ситуацию, когда черный человек не может найти осмысленную и продуктивную работу. Чаще всего он не может устроиться на работу. И на черную женщину, экономически эксплуатируемую и подверженную физическому насилию, также влияла система. Впрочем, она могла найти работу на кухне белого человека и иногда становилась единственным кормильцем в семье. Это затруднительное положение привело к многим психологическим проблемам как у мужчин, так и у женщин и способствовало беспорядку, который мы обнаруживаем в структуре черной семьи.

К сожалению, ни черный мужчина, ни черная женщина не поняли истинный характер сил, воздействующих на них. Многие чернокожие женщины склонны принимать капиталистическую оценку мужественности и женственности и, по сути, считают, что черные мужчины беспомощны и ленивы, иначе бы они устроились на работу и содержали, как им следовало бы, свои семьи. Личные отношения между черными мужчинами и женщинами, таким образом, были разорваны, а одним из результатов было отделение мужа от жены, матери от ребенка и так далее.

Америка установила роли, которых должен придерживаться каждый человек. Она также определила «мужественность», как и «женственность», с точки зрения своих собственных интересов. Потому мужчина с хорошей работой, который зарабатывает много денег и водит «Кадиллак», — это настоящий мужчина, а человек, которому не хватает этих «качеств», — мужчина в меньшей степени. Рекламоносители в этой стране постоянно говорят американскому мужчине о его потребности в незаменимых символах его мужественности — в марке сигарет, которую предпочитают ковбои, в виски с мужественным резким привкусом, или в этикетке на спортивных ракушках.

Идеальный эталон, созданный для женщин, должен быть окружен лицемерным почтением и отстранен от настоящей работы. Он проводит часы безделья, наряжаясь и прихорашиваясь, одержимый откровенным потреблением, и ограничивает свою жизнедеятельность сексуальной ролью. Мы отвергаем эти модели. Женщина, которая остается дома, заботится о детях и доме, часто приходит к бесплодному существованию. Она должна провести всю свою жизнь спутницей своего приятеля. Он выходит в общество и возвращает ей маленький кусочек мира. Его интересы и понимание мира становятся ее собственными, и она, ограниченная биологической функцией, не может развиваться как личность. Такая женщина ведет паразитический образ жизни, который можно назвать «узаконенной проституцией».

Кроме того, думать, что черные женщины просто заботятся о своих детях и домах, как образец из белого среднего класса, — это пустые мечтания. Большая часть черных женщин должны работать, чтобы обеспечить свои семьи жильем, кормить и одевать их. Черные женщины составляют значительный процент рабочей силы чернокожих, и это справедливо как для самых бедных семей, так и для семей из так называемого «среднего класса».

Черным женщинам никогда давали такой фальшивой роскоши. И хотя нас подавляла эта репутация белых, реальность унизительного и дегуманизирующего труда быстро рассеяла этот мираж «женственности». Следующие отрывки из речи Соджернер Трут, произнесенной на Конвенции о правах женщин в XIX век, показывает, какую неполную и обманчивую жизнь представляет нам эта модель:

 

«Ну, детки, там, где много шума, надо бы навести небольшой порядок. Я думаю, где черные с Юга и белые женщины с Севера говорят о правах, белые мужчины скоро придут в порядок. Но о чем все здешние разговоры?

Вон тот человек сказал, что женщинам нужно помогать носить тяжести и переносить их через рвы или грязь, и уступать им лучшие места. Никто никогда не помогал мне с тяжестями, не носил через грязь и не уступал мне никакого места! И разве я не женщина? Посмотрите на меня! Посмотрите на мою руку! Я пахала и сажала и собирала в скирды, и никакой мужчина не обошел меня! Разве я не женщина? Я могла работать не меньше мужчин и есть не меньше мужчин - если мне давали - и переносить боль ударов! И разве я не женщина? Я родила тринадцать детей и видела, как большинство из них продали, и когда я плакала от материнской скорби, никто, кроме Иисуса меня не слышал! И разве я не женщина?»

 

Сегодня в Движении, к сожалению, есть некоторая путаница по поводу того, кто кого угнетал. С момента наступления власти черных чернокожий мужчина был выдающимся лидером нашей борьбы за справедливость в этой стране. Он по большей части видит, какой на самом деле является система. Но он отрицает свои ценности и мораль во многих вопросах, когда речь заходит о женщинах. Кажется, что он руководствуется страницами Ladies Home Journal.

Некоторые чернокожие мужчины утверждают, что общество их кастрировало, но черные женщины каким-то образом этих гонений избежали и даже поспособствовали этому «лишению мужского достоинства». Позвольте мне заявить здесь, что чернокожую женщину в Америке по праву можно назвать «рабыней раба». В результате ослабления черного мужчины таким унизительным угнетением, у черной женщины не было защитника, ее использовали и в некоторых случаях все еще используют как козла отпущения за те несчастья, которые эта ужасная система причинила черному мужчине. Ее физический облик был опорочен; к ней домогались и ее насиловали белые колонизаторы; она подвергалась худшему виду экономической эксплуатации, вынужденная быть служанкой белой женщины и кормилицей отпрысков белых, пока ее собственные дети чаще всего оставались голодными и заброшенными. Такая глубина вырождения приводит тому, что вами социально манипулируют, физически насилуют, разрушают вашу семью и вы не можете ничего сделать с симптомами этой болезни.

Это правда, что наших мужей, отцов, братьев и сыновей кастрировали, линчевали, с ними обходились грубо и жестоко. Они пострадали от самых жестоких нападок на мужчин, которые только знал этот мир. Однако заявлять, что черные женщины угнетают черных мужчин, — это грубое искажение фактов. Капиталистическая система сочла выгодным поработить и угнетать их, и она приступила к этому, не подписывая никаких соглашений с черными женщинами.

В то же время нужно отметить, что черные женщины не возмущаются ростом власти черных мужчин. Мы это одобряем. Мы видим в этом возможное освобождение всех черных людей от гнилой системы, которая приносит всем нам страдания. Но это не значит, что мы должны отвергать одних ради других. Такой ход мысли — плод невежества: либо X, либо Y. Ошибочно думать, что для того, чтобы черный мужчина был сильным, черная женщина должна быть слабой.

Те, кто проявляет свою «мужественность», говоря черным женщинам о возращении к домашней, подчиненной роли, принимают контрреволюционную позицию. Система плохо обращалась и с черными женщинами, и мы должны говорить об устранении всех видов дискриминации. Если мы говорим о строительстве сильной нации, способной отбросить ярмо капиталистического угнетения, мы говорим о полном вовлечении всех мужчин, женщин и детей, каждого человека с высокоразвитым политическим сознанием. Имея дело с нашим врагом, нам нужна вся наша армия, а не ее половина.

Некоторые черные женщины считают, что в жизни нет более плодотворной роди, чем рождение и воспитание детей. Такое мировоззрение отражает социальную обусловленность и заимствуется (всецело, полностью и без изменений) у буржуазной белой модели. Некоторые молодые сестры, которым никогда не приходилось вести домашнее хозяйство и соглашаться на ограниченную роль, которую это влечет за собой, склонны романтизировать роль домохозяйки и матери. Черные женщины, которым пришлось выполнять такую функцию как единственное занятие в жизни, менее склонны иметь романтические воззрения.

Те, кто в интеллектуальном плане показывает, насколько великой и полезной будет эта роль, кто считает самая важная вещь, которую они могут сделать для черного народа, — это дети, очень несправедливы. Такая логика полностью отрицает вклад, который исторически сделали черные женщины для нашей борьбы за освобождение. Среди них Соджернер Трут, Гарриет Табмен, Ида Б. Уэллс-Барнетт, Мэри Мак-Леод Бетун, Фанни Лу Хамер, и этот перечень можно продолжить.

Мы живем в высокоиндустриализированном обществе, и каждый представитель черного народа должен быть как можно более научно и технологически развит. Нам нужны для революции компетентные учителя, врачи, медсестры, эксперты по электронике, химики, биологи, физики, политологи и т. д. Черные женщины, сидящие дома и читающие своим детям сказки на ночь, просто не собираются этим заниматься. 

 

Экономическая эксплуатация черных женщин

Для капиталистической экономической системы целесообразным является сведение женщины к рабскому состоянию. Часто они становятся козлом отпущения за пороки этой системы. Как и белый бедняк с Юга, который точно также является жертвой, смотрит свысока на черных и способствует их притеснению, так, даруя мужчинам ложное чувство превосходства (по крайней мере в их собственном доме или в отношении женщин), угнетение женщин служит спускным клапаном для капитализма. Правящий класс может жестоко эксплуатировать и подвергать всем видам дегуманизирующей тактики мужчин, но они бросают вызов тем, кто ниже их, — они хотя бы не женщины.

Женщины — это также представительницы резервной армии труда, контроль за которой совершенно необходим для получения прибыли при капитализме. Система постоянно эксплуатирует женщин. Они получают меньше, чем мужчины, за тот же труд, а работа, которую специально отводят женщинам, низкооплачиваема, и на ней нет возможности продвижения. Статистика Бюро по делам женщин Министерства труда США показывает, что уровень заработной платы у белых женщин был даже ниже, чем у черных мужчин, а уровень зарплаты небелых женщин был самым низким:

Белые мужчины — $6,704
Небелые мужчины — $4,277
Белые женщины — $3,991
Небелые женщины — $2,861

Самый большой уровень эксплуатации в этой стране — в тех областях, в которых работают преимущественно черные женщины. Прислуга и работницы больниц — это хорошие примеры угнетения. Работницы швейной промышленности в Нью-Йорке позволяют нам взглянуть на экономическое рабство под другим углом. Международным союзом работниц швейной промышленности (МСРШП), где состоят черные и пуэрториканские женщины, руководят белые мужчины. Эти руководители работают в сговоре с правящим классом, и они полностью продали свои души корпоративной структуре.

МСРШП, чтобы посыпать соль на рану, вложила большие средства профсоюзного фонда в бизнес предприятий в Южной Африке, где царит расистский апартеид. Мало того что подкупленное руководство способствовало дальнейшей эксплуатации в этой стране, по-настоящему не представляя наивысшие интересы членов союза, так оно открыто использует средства, которые дали черные и пуэрториканские женщины, для поддержания экономики прогнившего правительства, заинтересованного в экономическом насилии и убийстве наших черных братьев и сестер на нашей родине — в Африке.

Все рабочее движение в США пострадало от сверхэксплуатации черных рабочих и женщин. Профсоюзы традиционно были расистскими и шовинистскими. Они поддержали расизм в этой стране (и смотрели сквозь пальцы на империалистическую эксплуатацию во всем мире) и не смогли бороться с привилегиями белых рабочих. Они не стали бороться и даже не поставили вопрос о неравенстве работниц при приеме на работе и оплате труда. Фактически не было борьбы ни против расизма белых рабочих, ни против экономической эксплуатации работающих женщин — против двух факторов, которые сдерживали успех реальной борьбы против правящего капиталистического класса.

Это расистское, шовинистическое и манипулятивное использование черных рабочих и женщин, особенно черных женщин, было суровым бичом американской трудовой обстановки. Поэтому становится важным, чтобы те, кто понимает, как работает капитализм и империализм, осознали, что эксплуатация чернокожих и женщин направлена против всех и что освобождение этих двух групп является отправной точкой освобождения всех людей в этой стране и во всем мире. 

 

Политика спальни

Я кратко проанализировала экономическое и психологическое манипулирование черными женщинами, но, возможно, самым необычайным видом угнетения в наше время является кампания, которая продвигает стерилизацию небелых женщин с целью сохранить дисбаланс населения и власти между белыми имущими и небелыми неимущими.

Эта тактика — еще один пример хитрых схем, которые правящая элита пытается совершить по отношению к черному населению для усиления своего контроля. Недавно мы обратили внимание на то, что массовая кампания за так называемый «контроль за рождаемостью» сейчас продвигается не только в слаборазвитых небелых районах мира, но и в черных общинах в США. Однако то, что власти, ответственные за эти программы, называют «контролем за рождаемостью», на самом деле ничто иное как открытый хирургический геноцид.

Соединенные Штаты спонсировали клиники стерилизации в небелых странах, особенно в Индии, где уже около 3 миллионов молодых мужчин и мальчиков в Нью-Дели и окрестностях были стерилизованы в импровизированных операционных, созданных американскими работниками Корпуса мира. Учитывая эти обстоятельства становится понятно, почему некоторые страны рассматривают Корпус мира не как благотворительный проект, а как свидетельство опасений Америки перед слаборазвитыми районами, а скорее как угрозу самому их существованию. Эту программу можно было бы назвать скорее «Корпусом смерти».

Вазектомия, которую делают мужчинам и которая занимает шесть или семь минут, — относительно простая операция. Стерилизация женщин, с другой стороны, по общему признанию, является сложным хирургическим вмешательством. Эта хирургическая операция (сальпингэктомия) должна выполняться в больнице под общей анестезией. Этот способ «контроля за рождаемостью» — обычная процедура в Пуэрто-Рико. Колонизатор-эксплуататор США давно использует Пуэрто-Рико как большую экспериментальную лабораторию для медицинских исследований, прежде чем позволить импортировать и внедрять здесь определенные практики. Когда впервые были усовершенствованы противозачаточные таблетки, их испытали для оценки их воздействия и эффективности на пуэрториканках и отобранных чернокожих женщинах (бедных), как на подопытных кроликах.

Сальпингэктомия стала самой обыкновенной операцией в Пуэрто-Рико, обычнее чем удаление аппендикса или миндалин. Она настолько распространена, что ее называют просто «la operation» — операция. 20% женщин в возрасте от 15 до 45 лет на острове уже стерилизованы.

А сейчас, как раньше с таблетками, этот метод импортировали в США. Стерилизационные клиники появляются во всей стране в черных и пуэрториканских общинах. Эти так называемые «женские консультации», предназначенные специально для лишения черных мужчин и женщин репродуктивных способностей, все чаще и чаще появляются в больницах и клиниках по всей стране.

Был создан ряд организаций для распространения идей стерилизации, например Ассоциация добровольной стерилизации и Ассоциация улучшения жизни человека (?!!) за добровольную стерилизацию, штаб-квартира которой находится в Нью-Йорке. В Фронт-Ройале, Вирджиния, есть своя «женская консультация» в больнице Уоррен Мемориал. Тактика, используемая в клинике округа Факир в Вирджинии, где бедные и беззащитные черные матери и молодые девушки подвергаются стерилизации, не ограничивается только этой клиникой.

Находясь под угрозой сокращения количества фондов помощи, некоторые черные женщины, получающие пособия, были вынуждены согласиться на процедуру стерилизации в обмен на получение социальных выплат в дальнейшем. Больница Маунт-Синай в Нью-Йорке проводит много таких операций при всяком удобном случае, когда получается уговорить женщин. Печально известны этими поступками Миссисипи и некоторые другие южные штаты. Черные женщины часто боятся соглашаться на любой вид необходимых хирургических вмешательств, потому что из горького опыта они знают, что вероятнее всего выйдут из больницы без внутренних органов. (Проводятся удаление и матки, и фаллопиевых труб.)

Мы осуждаем это использование черных женщин в качестве медицинского испытательного полигона для белого среднего класса. Сообщения о негативных последствиях противозачаточных таблеток стали известны, когда они ударили по белому привилегированному классу. Эти возмутительные нацистские процедуры со стороны медицинских работников — это еще одно проявление абсолютно аморальной и бесчеловечной жестокости капиталистической системы по отношению к черным женщинам. Во всем мире были осуждены эксперименты по стерилизации, которые проводились в концлагерях около 25 лет назад, но, кажется, никого не огорчает, что эту же расистскую практику повторяют в США — «стране свободы и родине смелых». Эта кампания такая же бесчестная, как и немецкие газовые камеры, и в долгосрочной перспективе она столь же эффективна и имеет те же цели.

Строгие законы об абортах в этой стране — еще одно жестокое средство для подчинения и косвенный способ открытого убийства. Богатые белые женщины практически без труда могут сделать эту операцию. А бедная черная женщина или пуэрториканка находится во власти местного мясника. Статистика показывает, что смертность среди небелых от рук неквалифицированного подпольного акушера значительно выше, чем среди белых женщин. Почти половина смертей женщин фертильного возраста была связана с лишь абортом, из них 79% — это небелые женщины или пуэрториканки.

Мы не говорим, что черные женщины не должны использовать средства контроля за рождаемостью или заниматься планированием семьи. У черных женщин есть право и обязанность решать, в интересах ли борьбы заводить детей или нет. Ее право и обязанность — решать, когда в ее собственных интересах заводить детей, сколько их у нее будет, с какой разницей в возрасте — и в этом праве нельзя отказать никому.

Недоступность безопасных методов контроля за рождаемостью, принудительная стерилизация, отсутствие легальных абортов — это симптомы приходящего в упадок общества, которое подвергает опасности здоровье черных женщин (а следовательно, и всей черной расы) в своих попытках контролировать сами человеческие жизненные процессы. Этот репрессивный контроль черных женщин — симптом общества, которое считает, что имеет право привести политические факторы в уединение спальни. Уничтожение этих ужасающих условий освободит черную женщину для полного участия в революции, а затем в строительстве нового общества.

 

Отношение к движению белых

В последнее время многое было написано о женском освободительном движении в Соединенных Штатах. Возникает вопрос, есть ли какие-нибудь параллели между этой борьбой и движением чернокожих женщин за полное освобождение. Хотя можно провести некоторые сопоставления, просто потому что мы живем при той же эксплуататорской системе, есть определенные отличия, некоторые из них —  основополагающие.

Движение белых женщин далеко не монолитно. Любая белая группа без антиимпериалистической и антирасистской идеологии не имеют ничего общего с борьбой черных женщин. Белые женщины хотят быть равными с белыми мужчинами в их отвратительном обращении с людьми из третьего мира? Какие гарантии есть у чернокожих женщин, что белые женщины были бы не такими расистками и эксплуататорами, если бы у них была власть или они были бы в состоянии так поступать? Это серьезные вопросы, которые движение белых женщин не смогло поставить себе.

Черные борются не на жизнь, а на смерть с деспотичными силами в этой стране. Основное внимание черных женщин должно быть на борьбе с капиталистической и расистской эксплуатацией чернокожих. И хотя верно, что мужской шовинизм принял в американском обществе узаконенные формы, всегда нужно искать главного врага… основную причину положения женщин. На самом деле, некоторые группы приходят к неправильному выводу, что их угнетение объясняется просто мужским шовинизмом. Поэтому они придают своим трактатам чрезвычайно антимужской характер.

Еще одно важное различие состоит в том, что освободительное движение белых женщин опирается на средний класс. Очень немногие из этих женщин подвергаются крайней экономической эксплуатации, которую испытывают изо дня в день чернокожие женщины. Если они считают, что домашняя работа унизительна, они могут купить свободу за деньги — обычно нанимая черную горничную. Для нас наиболее важны экономические и социальные реалии жизни черной женщины. Это не просто интеллектуальные гонения; движение для нас — это не психологическая вспышка; оно материально; мы можем ощутить его во всех наших начинаниях. Мы, черные женщины, сталкиваемся с теми же проблемами, что и черные массы, поскольку у нас на самом деле одни и те же проблемы.

Если белые группы не осознают, что они на самом деле борются с капитализмом и расизмом, у нас нет общих связей. Если они не понимают, что причина их положения кроется в разрушительной экономической и социальной системе, а не просто потому что мужчины получают косвенное удовольствие от «использования их тел по эксплуататорским причинам» (кажется, подобные рассуждения довольно распространены в группах белых женщин), то мы не можем объединиться с ними вокруг общих требований и не можем даже говорить об этих группах серьезно, потому что они не имеют никакого значения для черных женщин в частности и для борьбы чернокожих в целом.

 

Новый мир

Черная община и особенно черные женщины должны поднимать вопрос о том, какое общество они хотят видеть. Мы должны учитывать, каким образом нас угнетает капитализм, а затем перейти к созданию институтов, которые разрушат это пагубное влияние.

Новый мир, за создание которого мы боремся, должен уничтожить любой гнет. Ценность этой системы будет определяться положением людей, которые сейчас наиболее угнетены, — положением мелких сошек. Если женщины любого порабощенного народа не освобождены, то эти перемены еще нельзя назвать революцией. Если черная женщина должна будет отступить на то место, которое она занимала до вооруженной борьбы, то все движение и вся борьба будет в отступлении с точки зрения настоящего освобождения колонизированного населения.

Народная революция, которая привлекает каждого представителя общины, мужчин и женщин, в итоге меняет участников. Когда вы мельком увидите свободу и вкусите немного самостоятельности, вы не сможете вернуться к старому порядку, созданному расистским и капиталистическим режимом. Мы должны понимать, что революция подразумевает не только готовность положить наши жизни на линии огня и погибнуть. Это обязательство в некотором смысле легко выполнить. Умереть за революцию — это одно дело; жить ради революции — значит принять более трудные обязательства по изменению ежедневных жизненных установок.

Это будет означать изменение традиционных привычек, сложившихся как результат жизни в полностью развращенном обществе. Это означает иное отношение к вашей жене, мужу, родителям и сотрудникам. Если мы собираемся освободить себя как народ, нам следует признать, что у черных женщин есть очень специфические проблемы, о которых нужно говорить. Мы должны освободиться вместе с другими людьми. Мы должны незамедлительно начать работать над этими проблемами, а не дожидаться великого дня в будущем, когда каким-то чудесным образом свершится революция.

Отдавать женщине роль домработницы и матери, пока мужчины идут в бой — весьма сомнительная доктрина для революционера. Каждый человек должен развивать высокое политическое сознание, чтобы понимать, как эта система порабощает всех нас и какие действия должны мы предпринять для ее полного уничтожения. Те, кто считает себя революционерами, должны общаться с другими революционерами как с равными. И насколько я знаю, пол не определяет революционеров.

В революции должны участвовать старики, молодежь, мужчины и женщины. Низведение женщин чисто к вспомогательной роли или к просто культурным традициям — доктрина, с которой опасно выступать. Если черные мужчины, готовившиеся к вооруженной борьбе, не поймут, что мы пытаемся создать общество, в котором не будет угнетения всех его представителей, революция потерпит неудачу в своей заявленной цели.

Учитывая взаимные обязательства черных мужчин и женин по освобождению своего народа и других угнетенных народов всего мира, необходимо полное вовлечение каждого человека. Революционер обязан не только свергнуть власть имущих, но — что более важно — и создать новые институции, которые уничтожат все формы угнетения. Мы должны начать переписывать наше понимание традиционных личных взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Все средства, которые сможет собрать черная община, должны быть направлены на борьбу. Черные женщины должны активно участвовать в создании такого мира, где наши дети, близкие и каждый гражданин сможет вырасти и вести достойную жизнь, свободную от давления расизма и капиталистической эксплуатации.

 

Эта брошюра была написана активисткой движения чернокожего населения США и феминисткой Фрэнсис М. Бил в 1969 году. Она родилась в интернациональной семье: по материнской линии ее предками были евреи-иммигранты из России, по отцовской — чернокожие и коренные американцы. Политическую деятельность Бил начала в 1958 году, вступив в Национальную ассоциацию содействия прогрессу цветного населения. Эту организацию в 1909 году основала группа белых и черных американцев, среди которых был Уильям Дюбуа, Ида Уэллс-Барнетт, Мэри Черч Террелл. В 1960—1970-е годы Фрэнсис М. Бил уделяла особое внимание проблеме репродуктивных прав, движению против войны во Вьетнаме и защите Анджелы Дэвис. 

 

Перевод Екатерины Андреевой

Фрэнсис М. Бил


 

Комментарий: Почти полвека назад Фрэнсис М. Бил утверждала, что быть черной и быть женщиной — значит, подвергаться двойной угрозе, более жестокой капиталистической эксплуатации. Хотя законы о сегрегации ушли в историю, расизм и ксенофобия не перестали быть неотъемлемой частью общества. Пусть и нет практики масштабной принудительной стерилизации, репродуктивные права женщин остаются в шатком и уязвимом положении. Быть черной и быть женщиной — значит встречаться с непониманием специфических проблем внутри как женского движения, так и движения чернокожих. И пусть опыт освободительного движения чернокожих женщин кажется далеким от постсовесткой ситуации, похожие явления имеют место и сейчас. Феминистки, твердящие об универсальном женском опыте, повторяют мигрантофобские лозунги и используют риторику социального расизма, а левые мужчины до сих пор могут транслировать консервативные представления о роли женщины в обществе.

«Манифест черных женщин» был написан в то время, когда в США наступил расцвет второй волны феминизма. Женские группы — от дам, мечтающих беспрепятственно сделать карьеру, до симпатизирующих левым радикалок — говорили о защите прав женщин, о дискриминации при приеме на работу, неравных зарплатах, отсутствии доступа к качественному образованию, ограничении женщин ролью домохозяйки. Но ни одно из таких движений нельзя назвать по-настоящему революционным, пока его участницы не признают, что главный враг — это не специфическое психическое устройство мужчин, стремящихся к власти, а капитализм; расизм и сексизм же стали его органическими компонентами.


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
ХРАБРЫЕ ЖЕНЩИНЫ, КОТОРЫЕ БОРОЛИСЬ ЗА БРИТАНСКИЕ ШАХТЫ
УЧИТЕЛЬНИЦУ ОСУДИЛИ ЗА АНТИФАШИЗМ
ЭШЛИ ЙЕЙТС ОБ ОКЛЕНДЕ, АССАТЕ ШАКУР И ЛИДЕРСТВЕ ЧЁРНЫХ ЖЕНЩИН
ЖЕНЩИНЫ И НАЦИЯ
АНЖЕЛА ДЭВИС О BLACK LIVES MATTER, ПАЛЕСТИНЕ И БУДУЩЕМ РАДИКАЛИЗМА



НАШИ КНИГИ

Описание

СБОР ПОДПИСЕЙ ЗА РАБОЧЕГО КАНДИДАТА НАТАЛЬЮ ЛИСИЦЫНУ

Сбор подписей за рабочего кандидата Наталью Лисицыну
Партией РОТ ФРОНТ выдвинут на президентские выборы 2018 года рабочий кандидат — Лисицына Наталья Сергеевна, крановщица с Кировского завода. Наш рабочий кандидат — это вызов всей политической системе, в т. ч. и борьба с институтом президентства как таковым.
Подробнее...