Главная / Политика / Мир / Рабочий класс

ОТКУДА ВЗЯЛСЯ ЛОЗУНГ "ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!" И КОМУ ОН НУЖЕН СЕГОДНЯ?

Откуда взялся лозунг "пролетарии всех стран, соединяйтесь!" И кому он нужен сегодня?

Этот вопрос нередко возникает на собраниях, на которых выступают левые. Он не случаен потому, что буржуазная печать внушает населению, что пролетариат уже исчез, нет вроде теперь и рабочего класса, а возник класс «эффективных собственников» и общество все больше заполняется довольным собой и окружением «средним классом».

Немного истории. К моменту созревания взглядов основателей научного коммунизма Карла Маркса и Фридриха Энгельса, а это были 40-е годы XIX века, в ряде европейских государств уже существовали немногочисленные рабочие организации, преимущественно находящиеся под влиянием утопического социализма. Одна из них, Союз справедливых, имевшая свои отделения в Париже и Лондоне, понимая необходимость полноценного идейного перевооружения, не раз приглашала Маркса и Энгельса в свои ряды. Когда выяснилась готовность лондонских руководителей Союза к его реорганизации, те дали согласие. Произошло это в феврале 1847 года, а в июне состоялся конгресс, который переименовал Союз справедливых в Союз коммунистов и принял новый Устав. Конгресс отказался от прежнего неопределенного девиза «Все люди братья!» и принял призыв «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Впервые в печатном виде этот призыв появился на титуле «пробного номера» издания «Коммунистический журнал» (Kommunistische Zeitschrift), выпущенного на немецком языке в сентябре того же года. Продолжения, из-за отсутствия средств, издание не имело. Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» стал всемирно известным и повсюду признанным с момента выхода в свет написанного Марксом и Энгельсом в декабре 1847 – январе 1848 года «Манифеста Коммунистической партии».

Несомненный интерес представляет передовая статья упомянутого журнала, содержащая ряд исходных программных установок Союза коммунистов. Особенно это важно для начинающих, ибо возрождаясь на здоровой не догматизированной и не обюрокраченной основе, коммунистическое движение вынуждено повторять и некоторые свои «детские» шаги.  

 

* * * 

 

Пробный номер 

Коммунистический журнал 

Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 

№ 1. Лондон, сентябрь 1847. Цена 2 пенса 

 

Просим всех заграничных друзей нашего предприятия направлять статьи и заказы на этот журнал по адресу; «Bildungsverein fur Arbeiter», 191, Drurylane, High Holborn, Лондон. Цена для Германии 2 зильбергроша или 6 крейцеров, для Франции - 4 су, для Швейцарии – 1 1/2 бацена.

Содержание: — Введение. — План гражданина относительно эмиграции. — Прусский ландтаг и пролетариат в Пруссии и вообще в Германии. — Немецкие эмигранты. — Политическое и социальное обозрение. 

 

ВВЕДЕНИЕ

Тысячи газет и журналов печатаются, все политические партии, все религиозные секты находят себе представителей, и только пролетариату, громадной массе неимущих, до сих пор не удавалось найти постоянный орган, которой бы целиком защищал его интересы и служил бы специально для рабочих путеводного нитью в стремлении к саморазвитию. Потребность в таком органе в пролетарских кругах заявлялась, правда, уже много раз и со многих сторон, а в нескольких местах делались уже и попытки основать такой орган. К сожалению, ни одна из них не увенчалась успехом. В Швейцарии один за другим появлялись журналы: «Молодое Поколение», «Радостная Весть», «Страницы Настоящего»; во Франции - «Вперед», «Страницы Будущего»; в Рейнской Пруссии - «Зеркало Общества» и т. д., но все они в скором времени погибали. Происходило это таким образом, что или полиция вмешивалась и изгоняла редакторов, или же не хватало денежных средств на продолжение издания; пролетарии помочь не могли, а люди из буржуазного общества не хотели. После крушения всех этих предприятий к нам уже с давних пор поступали с разных сторон предложения сделать новую попытку в этом смысле, так как, ввиду полной свободы печати в Англии, нам нечего опасаться преследований со стороны полиции.

Нам обещали свое содействие ученые и рабочие, однако мы все еще колебались, опасаясь, что в ближайшее уже время у нас не хватит необходимых на продолжение органа денежных средств. Наконец, было сделано предложение обзавестись собственной типографией, чтобы таким образом обеспечить основываемый журнал. Была открыта подписка, члены обоих просветительных обществ для рабочих в Лондоне сделали все, что они в силах были сделать, и даже больше того, и в короткий срок было собрано 25 фунтов стерлингов. С такими деньгами мы взялись за дело и дали знать в Германию, чтобы нам прислали нужные шрифты; наборщики из наших союзов работали бесплатно. И вот мы выпускаем первый номер нашего журнала. Некоторая поддержка с континента обеспечила бы его существование. У нас не хватает еще печатного станка, и как только в нашем распоряжении окажется необходимая для его покупки сумма, типография наша будет вполне оборудована, и мы будем в состоянии печатать в ней, кроме журнала, еще и брошюры в защиту пролетариата. Так как мы решили действовать наверняка, то, разослав этот пробный номер, мы переждем и посмотрим, какие средства притекут к нам со стороны, прежде чем продолжать наше издание. К концу года мы надеемся получить нужные сведения, и тогда вырешится, будет ли выходить журнал раз в две недели или раз в неделю. Для ежемесячного выхода его было бы, пожалуй, достаточно поддержки одного Лондона. Цена каждого номера покамест определена в 2 пенса, 4 су, 2 зильбергроша или 6 крейцеров. Но как только число подписчиков подымется до двух тысяч, цену можно будет значительно понизить.

Ну, а теперь, пролетарии, очередь за вами! Присылайте нам статьи, подписывайтесь на журнал, если только вы в состоянии сделать это, распространяйте его, где только можно. Дело идет о защите святого, правого дела, справедливости против несправедливости, дела угнетенных против угнетателей; мы ведем борьбу за правду против суеверия, против лжи. За то, что мы тут делаем, мы не хотим награды, не хотим оплаты, потому что мы исполняем лишь свой долг. Пролетарии, если вы хотите быть свободными, то пробудитесь от вашего сна и сомкнитесь крепко воедино! Человечество требует от каждого, чтобы он исполнял свой долг. 

 

Пролетарии!

Прежде всего, мы дадим здесь краткое объяснение этого слова, с которым мы обращаемся к вам, так как многим из вас, возможно, и неизвестно происхождение его и значение.

В пору могущества римского государства, когда оно приближалось к высшему пункту своей цивилизации, граждане его распадались на два класса: имущих и неимущих. Имущие платили государству прямые налоги, а неимущие отдавали ему своих детей, которые шли на то, чтобы защищать богатых, и должны были проливать свою кровь на бесчисленных полях сражений, чтобы еще более увеличить могущество и достояние имущего класса. Proles по-латыни означало детей, потомство; пролетарии составляли, стало быть, класс граждан, которые не обладали ничем, кроме своих рук да детей.

С тех пор, как нынешнее общество приближается к вершине своей цивилизации, с тех пор, как изобретены машины и сооружены крупные фабрики, с тех пор, как собственность попадает в руки отдельных лиц, стал развиваться у нас все в большей мере и пролетариат. Ничтожное число привилегированных владеет всей собственностью, большая масса народная не обладает ничем, кроме своих рук да детей. И совсем, как в римском государстве, нас, пролетариев, и наших сыновей, наряжают в солдатские мундиры и дрессируют до состояния машины, заставляя нас охранять наших собственных угнетателей и проливать свою кровь по мановению их руки. Совсем, как тогда, наши сестры и дочери обречены служить удовлетворению скотских похотей богатых сластолюбцев. Совсем, как тогда, накипает и ненависть угнетенных бедняков к богатым угнетателям. Однако же пролетариат современного общества стоит на совсем иной и лучшей основе по сравнению с римским. У римских пролетариев не было для освобождения ни средств, ни необходимого образования; им не оставалось ничего, кроме мести и гибели в борьбе ради мести. А из нынешних пролетариев многие, благодаря искусству книгопечатания, уже достигли высокой степени образования, уровень остальных также с каждым днем повышается благодаря их стремлению к объединению. В то же время, рядом с их повышающимся умственным развитием и все более тесным сплочением, привилегированный класс представляет картину ужаснейшего эгоизма и отвратительнейшей безнравственности. Современная цивилизация обладает достаточными средствами, чтобы сделать счастливыми всех членов общества; поэтому целью современных пролетариев является не только разрушение, месть и освобождение ценою смерти. Их цель - содействовать установлению такого общества, в котором бы все могли жить свободными и счастливыми людьми. Пролетариями в современном обществе являются все, кто не может жить своим капиталом, рабочий точно так же, как и ученый, художник точно так же, как и мелкий буржуа. Хотя мелкая буржуазия и обладает еще некоторым состоянием, однако же, вследствие страшной конкуренции со стороны крупного капитала, она с очевидностью приближается гигантскими шагами к тому состоянию, которое совершенно уравняет ее с прочими пролетариями. Мы можем поэтому уже причислить ее к нашим рядам, потому что она столь же заинтересована в том, чтобы избежать состояния полного лишения имущества, как мы - в том чтобы выйти из этого состояния. Поэтому соединимся с ними, это поможет обеим сторонам.

Задача этого журнала - в работе на пользу освобождения пролетариата, а чтобы оно совершилось как можно скорее, мы должны призывать всех угнетенных к объединению.

Мы называем наш орган «Коммунистическим журналом», потому что мы убеждены и знаем, что это освобождение может быть достигнуто только путем полного преобразования ныне существующих отношений собственности, словом, что оно может осуществиться только в обществе, основанном на коммунизме. Мы предполагали вставить здесь краткое и для всех понятное исповедание веры коммунизма, и проект его уже написан. Но так как оно должно служить в будущем путеводной нитью для нашей пропаганды и, стало быть, имеет чрезвычайную важность, то мы сочли своим долгом сначала послать этот проект нашим друзьям на континенте, чтобы выслушать на этот счет их мнение. И как только мы получим ответы от наших друзей, мы напечатаем их в следующем номере со всеми необходимыми изменениями и дополнениями.

Коммунистическое движение многими понимается до такой степени превратно, другими оно намеренно до такой степени искажается и поносится, что мы принуждены все-таки сказать и здесь несколько слов о нем, поскольку мы его знаем и принимаем в нем участие. Мы ограничимся, главным образом, тем, что заявим здесь, чем мы не являемся. Такое отмежевание наперед отметет многое из той клеветы, которою мы, вероятно, были бы встречены.

Мы не педанты системы, мы по опыту знаем, как бессмысленно спорить и ломать себе голову насчет учреждений, которые должны быть устроены в будущем обществе, оставляя в то же время без внимания все средства, которые могли бы привести нас к этому обществу. Предоставим философам и ученым строить системы для устроения будущего общества, мы считаем это и хорошим и полезным. Но если бы мы, пролетарии, стали совершенно серьезно спорить об устройстве мастерских, о форме управления в грядущем коммунистическом обществе, если бы начали ссориться по поводу покроя одежды или лучшего способа очистки уборных и т. п., то мы стали бы попросту смешны и по праву заслужили бы кличку непрактических мечтателей, которую так часто прилагали к нам. Задача нашего поколения – разыскать и доставить строительные материалы, потребные для постройки нового здания; а построить его – это уже задача будущих поколений, и мы можем быть спокойны – в строителях недостатка не будет.

Мы не из тех коммунистов, которые всего хотят достигнуть любовью. Мы не проливаем горьких слез при лунном свете над несчастиями человечества и не замираем затем в восторженном восклицании при мысли о золотом будущем. Мы знаем, наше время серьезно, мы знаем, оно требует от каждого напряжения всех его сил, и мы знаем, что эти грезы о любви не что иное, как своего рода духовное самоослабление, лишающее каждого, кто предается им, всякой дееспособности.

Мы не из тех коммунистов, которые уже теперь проповедуют вечный мир, в то время как наши враги повсюду готовятся к бою. Мы знаем прекрасно, что нигде, за исключением разве Англии да Северо-Американских свободных Штатов, нигде нам не удастся перейти к лучшему строю раньше, чем мы силой добьемся для себя политических прав. Пусть осуждают нас за это иные и пусть ославят нас революционерами. Печали нам до этого мало. Мы, по крайней мере, не желаем пускать пыль в глаза народу, мы хотим сказать ему только правду и обратить его внимание на приближающуюся бурю, чтобы он мог к ней подготовиться. Мы не заговорщики, которые хотят начать революцию в такой-то именно день или перебить государей в такой-то срок; но мы и не терпеливые агнцы, безропотно принимающие на себя крест свой. Мы прекрасно знаем, что на континенте должен загореться бой между аристократическими и демократическими элементами, – это знают и враги наши, и они снаряжаются в битву; поэтому долг каждого приготовиться, чтобы нас не застигли врасплох и не истребили бы нас. Нам предстоит еще выдержать последнюю и серьезную борьбу, и когда наша партия выйдет из нее победительницей, тогда только настанет время, будем надеяться, навсегда отложить оружие в сторону.

Мы не из тех коммунистов, которые верят, что коммунистический строй может, словно по щучьему велению, быть введен немедленно после победоносно проведенной борьбы с врагами его. Мы знаем, что человечество не делает прыжков, а лишь шаг за шагом подвигается вперед. Не можем мы с вечера на утро перейти из негармонического общества в гармоническое; для этого понадобится, смотря по обстоятельствам, более или менее продолжительный переходный период. Лишь постепенно может быть преобразована частная собственность в общественную.

Мы не из тех коммунистов, которые хотели бы уничтожить личную свободу и превратить весь мир в одну большую казарму или в один большой рабочий дом. Разумеется, есть коммунисты, которые не стесняются и отрицают и хотят уничтожить свободу личности, которая, по их мнению, мешает общественной гармонии; но у нас нет никакой охоты покупать равенство ценой свободы. Мы убеждены, и в следующих номерах мы постараемся доказать это, что ни в каком обществе свобода личности не может быть больше, чем в том, которое будет построено на основе коммунизма.

Мы сказали теперь, кем мы не являемся; в нашем исповедании веры мы скажем, кто мы такие и чего мы хотим. Нам остается еще только направить несколько слов к пролетариям, принадлежащим к другим политическим и социальным партиям. Все мы боремся против современного общества, угнетающего нас и заставляющего нас томиться в страданиях; но вместо того, чтобы подумать об этом и объединиться, мы, к сожалению, слишком часто ведем борьбу между собою, к великому удовольствию наших угнетателей. И вместо того, чтобы, объединившись, всем вместе взяться за дело и установить демократическое государство, в котором бы каждая партия могла пытаться словом и печатью склонить на свою сторону большинство, мы ссоримся по поводу того, что должно произойти и чему не должно быть места, когда мы окажемся победителями. Нам невольно вспоминается при этом басня об охотниках, которые передрались между собою из-за шкуры медведя еще раньше, чем увидали его. В настоящее время поистине пора нам прекратить наши споры и вражду и подать друг другу руки для общей нашей защиты. Но чтобы это могло случиться, писатели, принадлежащие к различным партиям, должны перестать оспаривать чужие мнения с крайним ожесточением, осыпая их сторонников самою грубою руганью. Мы, со своей стороны, уважаем всякого человека, будь это аристократ или пиетист, лишь бы у него было свое мнение, которое он и защищает со всем упорством и решительностью, так как считает его правильным. Мы не даем пощады лишь тому, кто, под маской какой-нибудь социальной партии или религии, имеет в виду лишь свое собственное грязное я. Обязанность всякого честного человека разоблачать по возможности скорее таких лицемеров, выставив их во всей их отвратительной наготе к позорному столбу. Кто-нибудь может защищать и ошибочное мнение, но пока он считает его справедливым и честно стоит под его знаменем, его нельзя презирать.

С этой точки зрения, напр., не имел права Карл Гейнцен нападать на коммунистов так, как он это сделал во втором номере «Трибуна». Карл Гейнцен, по-видимому, или совсем не знает коммунизма, или увлекся личной враждою, какая существует между ним и некоторыми коммунистами, и стал поносить великую партию, стоящую в самых первых рядах демократической армии. Прочитав его нападки на коммунистов, мы были в высшей степени изумлены, потому что задеть нас его оскорбления не могли, так как, таких коммунистов, как он их описывает, и на свете нет, и он вероятно создал их силою своего воображения специально с целью затем их уничтожить. Мы говорим, мы были изумлены, так как нам непонятно было, как мог демократ бросить таким образом факел раздора в ряды своих собственных собратьев по оружию; но еще более возросло наше изумление, когда мы дочитали его брошюру до конца и нашли там его девять пунктов, в которых он требует почти то же самое, что и коммунисты. Единственное различие между нами - это в том, что гражданин Карл Гейнцен смотрит на свои девять пунктов как на основу нового общественного строя, мы же видим в них основу лишь переходного периода, который должен привести нас к полному коммунизму. Разумным было бы поэтому объединиться/нам всем для достижения требований Карла Гейнцена; если, придя к этому, народ удовлетворится и на том остановится, мы подчинимся его воле; но если он решит идти и дальше, вместе с коммунистами, то надо полагать, что и гражданин Гейнцен так же не будет ничего иметь против. Нам известно, что гражданин Гейнцен на все возможные лады преследуется нашими угнетателями, он оклеветан ими и поруган. Немудрено, что он в раздраженном состоянии: поэтому у нас нет ни малейшего желания со своей стороны напасть на него; наоборот, мы не откажемся протянуть ему руку для объединения. В единстве сила, и только оно и в состоянии привести нас к цели.

Поэтому, пролетарии всех стран, объединимтесь – открыто, где это разрешено законом, потому что наша деятельность не боится света, и – тайно, где это запрещено произволом тиранов. Так называемые законы, запрещающие людям собираться для обсуждения выдвинутых на очередь жизнью вопросов и для требования своего права, - это лишь веление произвола тиранов, и кто им повинуется и уважает их, тот действует, как подлый трус, а кто презирает и нарушает их, тот поступает мужественно и честно.

В заключение прибавим, что на столбцах нашего журнала не будет места ни для сведения личных счетов, ни для восхваления отдельных лиц, исполняющих свой долг. Но мы приглашаем всех угнетенных и обиженных пролетариев обращаться к нам, и мы немедленно выступим на защиту их, предав имена угнетателей суду и проклятию общественного мнения, перед лицом которого начинают уже трепетать и самые закоснелые тираны.  


От редакции: Мы не предлагаем научное комментирование этого текста, которое ввиду его более чем полуторавекового возраста и колоссальных перемен в мире заняло бы много места, но обращаем внимание читателя на его непреходящее нравственное звучание. Консолидация труда в противовес натиску капитала не утратила и не могла утратить своей актуальности. Ее участники и формы не могли не измениться и менялись много раз. Но никакая пропаганда «эффективного собственника» и «среднего класса», положение которых на рынке к тому же подчас весьма неустойчиво, «консенсуса» работодателя и наемного работника при допускаемом обществом контрасте сверхбогатства, с одной стороны, безработицы и нищеты – с другой, не отменяет необходимости все более тесного единения работников производительного и творческого труда, умственного и физического.


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
«ИТАЛЬЯНСКАЯ ЗАБАСТОВКА», ИЛИ РАБОТА ПО ПРАВИЛАМ
В ПЕТЕРБУРГЕ РАБОЧИЕ УСТРОИЛИ ЗАБАСТОВКУ И ПРИШЛИ В ОФИС «МЕТРОСТРОЯ» ТРЕБОВАТЬ ЗАРПЛАТУ
ПРОДАВЦУ ХОРОШО?
ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ФРАНЦИИ?
ФРИЛАНС БЕЗ СВОБОДЫ
РАБОЧИЕ «KSS SICIM» ВЫШЛИ НА ЗАБАСТОВКУ В АКСАЕ ЗКО



НАШИ КНИГИ

Описание

КРУЖКИ

Учитесь вместе с группой Engels!

ПРЕКРАТИТЬ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКУЮ АВАНТЮРУ ПРОТИВ ВЕНЕСУЭЛЫ

Прекратить империалистическую авантюру против Венесуэлы
Революционное Правительство Республики Куба осуждает эскалацию давления и действий правительства Соединенных Штатов в отношении Боливарианской Республике Венесуэла.
Подробнее...