Главная / События / Америка / Голос Кубы

СКОЛЬКО ХИРОНОВ У КУБЫ?

Сколько хиронов у Кубы?

Кубинцы отмечают сегодня 56-ю годовщину военной победы над наемниками, которые в составе 1 500 человек, вооруженных и финансированных правительством США, вторглись на национальную территорию.

Церемония памяти прошла в этом городе, расположенном к югу от западной провинции Матансас и в 220 км к юго-востоку от Гаваны, где оказался последний оплот захватчиков (так называемые бригады 2506), которые были побеждены менее чем за 72 часа. 

Жители поселка Сьенага-де-Сапата, сцены боевых действий в 1961 году, приняли участие в церемонии, которую возглавили Хорхе Куэвас, член Секретариата ЦК Коммунистической партии Кубы и представили властей этой провинции.

С основным докладом выступил член территориального бюро Компартии Идобальдо Диас, который подчеркнул решающее обстоятельство, что 19 апреля социализм победил империалистическую атаку, хотя и ценой многих жизней.

"Сегодняшние поколения сохранят революционные завоевания и продолжат строительство свободной и суверенной страны, с намерением не возвращаться к прошлому", сказал лидер партии.

Диас выразил солидарность с народами Венесуэлы, Эквадора, Никарагуа, Бразилии и Аргентины, а также другими странами, которые защищают латиноамериканскую целостность и суверенитет.

"У нас есть все основания, чтобы продолжить этот путь, оставаясь верными идеям главнокомандующего Фиделя Кастро, мы клянемся защищать революцию и социализм при всех обстоятельствах", отметил он.

56 новых членов Союза молодых коммунистов (UJC) получили свои партбилеты, с юбилейной медалью 60-летия Революционных вооруженных сил (РВС), а также были награждены 52 участника этой эпической даты 1961 года.

Эта заболоченная территория стала ареной борьбы, которая оказалась первым крупным военным поражением империализма в Латинской Америке, отметив важную страницу в истории Кубы. [1]

Апрель – месяц, щедро отмеченный красным цветом. Начало войны за независимость в Латинской Америке и крах рабовладения в Северной. Рождение Ленина и Тельмана. Вершина пролетарских революций в Европе в 1919-м. Красное знамя над Баку в 1920-м. Провозглашение Второй республики в Испании в 1931-м. Штурм Красной Армией нацистского Берлина и казнь итальянскими партизанами чернорубашечного дуче. Революции в Боливии, Португалии и Афганистане. Народные восстания в Колумбии и Доминиканской Республике. Освобождение Сайгона, ставшего Хошимином. Провал первой американской интервенции в Ливию в 1986-м и фашистского путча в Венесуэле в 2002-м.

Но даже на этом фоне поистине звездным месяцем стал апрель 1961-го. Даже одна его неделя – с 12-го по 19-е. Это, пожалуй, вершина силы и славы мирового социализма в XX веке. Ее открыл полет Юрия Гагарина, а завершила кубинская победа при Плайя-Хирон.

«Плайя» по-испански – «пологий берег, пляж», а «Хирон» – «Большой поворот». Наверно, испанские мореплаватели дали этому участку южного побережья Кубы такое название потому, что здесь в болотистую низину глубоко вдается залив Кочинос («бухта Свиней»). Видимо, мореходы заворачивали сюда пострелять диких кабанов и запастись провизией перед долгим плаванием. Врагов революции – «гусанос» (исп. «черви»– прозвище кубинской контры) это захолустье привлекло другим. Здесь начиналась провинция Лас-Вильяс – единственная, где они, казалось, могли рассчитывать на некоторую поддержку. На горизонте виднелись горы Эскамбрай, где до 1965 года укрывались банды. Жившим на болотах углежогам – до революции отверженным из отверженных, полуголодным, поголовно неграмотным – «гусанос» рассчитывали легко задурить головы. А если бы даже поход «восставшего народа» на Гавану забуксовал, можно было и небольшими силами занять единственную дорогу среди болот и продержаться до подхода тех, на кого у «гусанос» была основная надежда, – североамериканских интервентов. «Могильные черви революции», как называл подобную публику Ленин, везде одинаковы. Черви – они и есть черви.

Поразительно стандартна и тактика империалистических интервентов, особенно североамериканских. Коль скоро у контрреволюции нет сил для переворота (а так бывает почти всегда – слишком антинародны ее цели и средства) – надо ее руками (или руками маскирующегося под нее собственного спецназа) захватить хоть клочок национальной территории и продержаться на нем хоть несколько дней. Туда реально или виртуально перебазируется «законное правительство», чья задача – через имперские СМИ обратиться за признанием к миру: в свое время – «цивилизованному», позже – «свободному», теперь – «мировому сообществу». И, конечно, попросить своих хозяев прийти на «помощь» народу, страдающему от диктатуры (тоталитаризма, авторитаризма, экстремизма, терроризма – нужное подчеркнуть). И уже можно на «законном» основании, исключительно ради «свободы» и «демократии», спасения или отмщения неизвестно чьих «жертв», посылать канонерки, бомбардировщики, морскую пехоту, парашютные дивизии. И никого в «приличном» обществе не будет интересовать, сколько народа придется перебить в процессе «освобождения», кто на самом деле осуществляет массовые репрессии, кто извлекает из всего этого миллиардные сверхприбыли и кому платит миллионные взятки, и уж подавно – что об этом думают «освобождаемые» и их правительство.

Так уже было многие десятки, если не сотни раз. В Мексике и Панаме, Гондурасе и Никарагуа, на Кубе и Гаити, советских Севере и Дальнем Востоке, в Испании и Греции, Китае и Корее, Гватемале и Доминиканской Республике, Конго и Анголе, Ливане и Гренаде, снова Никарагуа и снова Панаме, Югославии и снова Гаити. Так сейчас происходит в Сирии. В Латинской Америке, а потом и во всем мире немного осталось стран, не испытавших на себе эту смесь буржуйского ханжества, национального предательства и колониально-расистского геноцида.

Но преступный замысел главарей «гусанос» и тех, кто за ними стоял, этим не ограничивался. В начале 60-х, как и сейчас, весь мир и не в последнюю очередь сами США действительно переживали «большой поворот». В напряженной борьбе решалось, куда именно: к демократии и реформам, хотя бы буржуазным, или к новому изданию фашизма; к независимости «третьего мира», хотя бы ограниченной, или к тотальному неоколониализму; к миру, хотя бы худому, или к ядерной войне. Джон Кеннеди, только что занявший Белый дом, делил реальную власть, как все президенты-реформисты до и после него, с правыми и ультраправыми – представителями наиболее реакционных кругов финансового капитала. Реформистов, хотели они того или нет, поднимала на своем гребне волна массового протеста угнетенных: рабочего класса, темнокожих американцев, народов «третьего мира» и особенно Латинской Америки. Поэтому и внутри господствующего класса борьба шла иногда не на жизнь, а на смерть, о чем свидетельствует гибель президента и его брата от рук террористов – скорее всего, тех же «гусанос», которых с их ведома готовили к убийству Фиделя.

Но прежде всего расправу над Кубой готовили правые ультра, задававшие тон в Пентагоне и спецслужбах. Она должна была обеспечить им политический триумф, деморализовать и сломить силы сопротивления, а президента превратить в их послушную марионетку. По духу это были фашисты со свойственной нацизму страстью к зловещей символике; возможно, они не случайно выбрали датой начала авантюры годовщину убийства Авраама Линкольна(!), да еще через три дня после столетия начала гражданской войны в США(!!). И при выборе места вторжения не последнюю роль могло сыграть название «Хирон» – явно не только Кубе, но и всей Латинской Америке, США и миру готовили очень большой поворот. Во всем этом легко узнать почерк директора ЦРУ Аллена Даллеса – автора первого плана убийства Ленина еще в 1916 г., участника тайных переговоров с Гиммлером, брата госсекретаря Джона Фостера – в прошлом юриста «Юнайтед Фрут компани», с которым они вместе организовывали переворот в Иране, интервенцию в Гватемалу и прочее в том же роде. Президенту преподнесли готовый сценарий, и хотя его этот план поддерживал так, как веревка повешенного, – не родился еще реформист, способный ответить в подобном случае решительным отказом.

Но на сей раз орудие многочисленных преступлений против человечества не сработало. Впервые в Западном полушарии. Впервые в мире контра потерпела крах не спустя годы кровавой войны, не ценой сотен тысяч или миллионов жертв, а через три дня боев. Отравленное оружие сломалось о стальную волю бойцов Повстанческой армии и народных ополченцев, о выдержку и достоинство народа, в том числе углежогов Плайя-Хирон, впервые узнавших человеческую жизнь и решившихся больше ее не отдавать никому. Днем Победы кубинцев, всех верных делу независимости латиноамериканцев стало 19 апреля – 151-я годовщина начала той, первой, Войны за независимость, которую возглавляли Миранда и Боливар. Гусанос и их хозяева были бы не прочь приурочить к этой дате «независимость» Кубы от самой себя, как это удастся проделать тридцать лет спустя с Россией, – но тогда история воздала всем по справедливости.

Необходимое условие победы – благоприятная международная ситуация. В 1961 году мировой социализм был уже достаточно силен и в то же время еще достаточно сплочен и революционен, чтобы твердо встать на сторону Кубы. За несколько месяцев до Хирона на Остров Свободы пришло советское оружие, а сражаться им кубинцев успели научить наши советники. Тиски экономической блокады разжимали советская нефть и закупки кубинского сахара всеми странами социализма. Веское предупреждение СССР и всего социалистического лагеря стало серьезнейшим фактором сдерживания агрессора.

«Мы победили, можно сказать, минута в минуту, секунда в секунду в тот момент, когда только при исключительно неблагоприятном стечении обстоятельств нельзя было бы одержать победу»

Фидель Кастро Рус

Еще один важный союзник Кубинской революции, как некогда нашей и других,– солидарность народов, неразрывно связанная с региональным и всемирным революционным подъемом. По всей Латинской Америке молодежь записывалась добровольцами на войну с янки в защиту Кубы. Весь «третий мир» был раскален докрасна. Одна из стран НАТО, Франция, проигрывала войну в Алжире, другая, Бельгия, по уши увязла в Конго, третья, Португалия, – в Анголе. С треском вылетали из президентских дворцов правители стран-сателлитов от Турции до Южной Кореи. Вьетнамские партизаны начали первое наступление на Сайгон; США ведут отсчет боевых потерь во Вьетнамской войне именно с апреля 1961 г. В столь критический для мирового империализма момент президент Кеннеди не смог ввести в действие против Кубы регулярные вооруженные силы. Фидель Кастро имел основание сказать: «Мы победили, можно сказать, минута в минуту, секунда в секунду в тот момент, когда только при исключительно неблагоприятном стечении обстоятельств нельзя было бы одержать победу». Но этот звездный час своего народа и всего человечества надо было своевременно уловить, не испугаться его, не разменять на чечевичную похлебку минутных уступок и кажущихся достижений; для этого надо было безошибочно чувствовать настроение своего, и не только своего, народа, воплощать в себе и уметь поддерживать его боевой дух. Всем этим истинные вожди народов отличаются от мнимых.

Большой поворот произошел не в ту сторону, куда хотели повернуть мир стратеги ЦРУ и военно-промышленных корпораций. Карьера Алена Даллеса бесславно окончилась. Планы фашизации США пришлось отложить. Мир не превратился в большую Хиросиму или Чернобыль.

Одного Хирона с лихвой хватило бы, чтобы навеки вписать имя революционной Кубы, имена ее руководителей в анналы всемирной истории. Но самое поразительное – Хирон у нее далеко не один. Это слово на Острове Свободы стало синонимом Победы, и сам Фидель Кастро не раз называл «Хиронами» новые победы революционных народов и помогавших им кубинских интернационалистов. Называл с полным основанием. Ни у одной революции, кроме нашей Октябрьской, не было на счету стольких побед стратегического масштаба, имевших непреходящее значение для судеб всего человечества. Не слишком ли смелое утверждение? Думаю, нет.

Второй Хирон – защита в 1975-76 гг. только что завоеванной независимости Анголы от ударных сил расистской ЮАР, заирского режима Мобуту и местных марионеток. В организации, финансировании и осуществлении интервенции участвовала вся мировая реакция: североамериканская, западноевропейская, африканская, латиноамериканская, израильская, арабская, китайская. Расправа над Анголой должна была стать реваншем за поражение США во Вьетнаме, дополнить Североатлантический блок подобным ему Южноатлантическим, сцементировать союз откровенно фашистских сил ЮАР и Латинской Америки, ведших идейно-политическую родословную от германского нацизма. Не вышло. В год тридцатилетия разгрома третьего рейха под классическим фашизмом и колониализмом была подведена окончательная черта, и сделали это героические кубинские бойцы вместе с ангольскими, намибийскими, южноафриканскими революционерами. Без этой победы мировая контрреволюция началась бы уже в конце 70-е – начале 80-х гг., была бы откровенно фашистской, скорее всего вылилась бы в мировую ядерную войну и стоила жизни сотням миллионов людей, если не всему человечеству.

Третий Хирон – защита революционной Эфиопии от вторжения войск сомалийского режима генерала Мохамеда Сиада Барре. Нищая Сомали, хоть и имела неплохую армию, вооруженную советским оружием и обученную советскими советниками (?!), не могла и мечтать своими силами справиться с соседней, гораздо более населенной и развитой, страной. За генералом, бывшим воспитанником молодежной организации итальянских фашистов, получившим на ограбленной им родине прозвище «Большой Рот», стояла такая же международная коалиция, как за врагами Анголы. Нити тянулись прежде всего в Вашингтон и столицы его союзников по НАТО. Не обошлось без ЮАР, Израиля, Китая. Но особенно рвались в бой последний шах Ирана и арабская реакция. Сомали даже приняли в Лигу арабских стран, хотя к арабам ее население имеет весьма отдаленное отношение. Если бы кубинские интернационалисты не преградили агрессорам путь, клубок фашиствующей империалистической реакции и исламского фундаментализма намертво затянулся бы еще до афганской и иранской революций, задушил бы их обе в колыбели, вырвал бы у антиимпериалистических сил нефтяное оружие. СССР получил бы тогда явно не один Афганистан и не одну Чечню, и сколько бы пролилось крови – известно одному Аллаху.

Четвертым Хироном можно назвать сандинистскую народную революцию в Никарагуа и освободительную борьбу 80-х годов в соседних странах, особенно в Сальвадоре. Ясно, что это – дело народов Центральной Америки, но столь же ясно, что без всесторонней помощи Кубы небольшим и не самым развитым странам не удалось бы устоять против ударных сил главной империалистической державы и ее сателлитов. США по существу оккупировали Гондурас и Коста-Рику, вооружили и обучили армии Сальвадора и Гондураса, а никарагуанских «контрас» превратили из разношерстных банд в регулярную армию. Их прикрывали, десантировали и эвакуировали военные самолеты и вертолеты США, их снабжали разведданными с американских спутников, от их имени на море пиратствовали торпедные катера ВМФ США со стертыми опознавательными знаками. Правители США финансировали контрас из госбюджета, а когда конгресс это запрещал – путем нелегальной торговли оружием и наркотиками, от которых умирали тысячи молодых американцев. Подобно гусанос на Плайя-Хирон, контрас были фактически частью вооруженных сил США. Но они, как и те, не только не смогли победить, а были наголову разбиты – Сандинистской народной армией, а армия сальвадорской хунты – народной армией Фронта национального освобождения «Фарабундо Марти». Этим революционеры обязаны не только мужеству своих народов, но и военной, политической, экономической поддержке социалистических стран, и в первую очередь Кубы. Не преступая норм международного права, эта поддержка уравновешивала мощь мирового империализма, брошенную на другую чашу весов. Не зря Вашингтон ставил условием любых переговоров с Никарагуа вывод кубинских советников. Но даже когда обвал европейского социализма вынудил революцию к отступлению, оно не превратилось в капитуляцию. Центральноамериканские революционеры и их союзники не позволили потопить народы в море крови, добились и в этих тяжелейших условиях политического компромисса, фактически завоевав для всей Латинской Америки буржуазную демократию и сохранив плацдармы будущего «левого поворота».

Пятый Хирон – столь же захолустный и прежде малоизвестный, как его кубинский предшественник, поселок Квито-Кванавале на юго-востоке Анголы. Здесь в конце 1987 г., перед очередной встречей Горбачева с Рейганом и явно не без участия перестроечной пятой колонны, войска расистской ЮАР окружили основные силы ангольской армии. Если бы Квито-Кванавале пал, врагу удалось бы взять реванш за 1975-76 гг., уничтожить ангольскую революцию и спасти режим апартеида. Но на пути снова встала Куба. В Анголу – на расстояние большее, чем от Москвы до Гаваны, – был переброшен крупный контингент Революционных Вооруженых Сил, танки и даже ракетные установки, снятые с баз ПВО. Кубинское руководство пошло на это, зная, что уже не может рассчитывать на помощь СССР в случае вторжения США, что ЮАР в отличие от 1975 г. располагает ядерным оружием, тайно переданным ей Вашингтоном. Под реальной угрозой ядерного удара кубинские и ангольские бойцы наголову разбили врага. Ему пришлось договариваться о мире в Анголе и независимости Намибии в обмен на вывод кубинских войск. Апартеид был обречен на скорое крушение, а фашистскому крылу империализма нанесен удар, значительно ослабивший его позиции в момент наступления контрреволюции на европейский социализм. Иначе, возможно, итоги Второй мировой войны были бы открыто пересмотрены еще двадцать лет назад.

Глобальное наступление империалистической реакции, падение социализма в СССР изменили мир к худшему. Вокруг Кубы сомкнулось кольцо двойной блокады. Как сказал Фидель Кастро, время военных интернациональных миссий прошло. Добавлю – не потому, что против них можно что-либо возразить с позиций суверенитета народов и международного права (напротив, и суверенитет и международное право многим им обязаны), а потому, что для империализма сила выше права, и с соотношением сил приходится считаться. Но и в этих условиях счет Хиронов не кончился!

В годы «особого периода в мирное время» вся Куба стала большим Хироном. Ее главным интернациональным долгом стала защита суверенитета страны и основ социализма. Напрасно стареющие «гусанос» и зубры желтых СМИ ждали со дня на день желанной «революции» в Гаване. Кубинский народ отстоял социализм не только как залог суверенитета и основу жизни, достойной человека, но и как исполнение долга перед человечеством. Благодаря социализму Куба могла и может оказывать бескорыстную гуманную помощь многим народам. Она возвращает здоровье детям Чернобыля и зрение – тысячам латиноамериканцев, которым нечем платить за «услуги» коммерческой медицины. Для всех защитников и продолжателей дела социализма, всех противников имперского диктата и «конца истории» Остров Свободы – арсенал бесценного опыта, урок оптимизма, стойкости и достоинства. Это – его шестой Хирон.

В конце XX – начале XXI века несколько стран Латинской Америки, вдохновленные примером Кубы, ее помощью миллионам людей, отвергли неолиберальную реакцию и встали на путь прогресса. Левый поворот во всем регионе стал реальностью. В Венесуэле, Боливии, Эквадоре в мирных формах начались революционные процессы, подрывающие господство империализма и местной олигархии. Двойная блокада Острова Свободы бесславно окончилась. США не смогли навязать Латинской Америке свою АЛКА – «Зону свободной торговли Америк». Зато другая интеграционная организация, основанная в 2004 г. Кубой и Венесуэлой как альтернатива АЛКе, растет и крепнет, оправдывая свою аббревиатуру АЛБА – по-испански «рассвет». К ней присоединились Боливия, Никарагуа, Эквадор, Доминика, Сент-Винсент и Гренадины, Антигуа и Барбуда. Разве это не новый Хирон, уже седьмой?

Империалистическая реакция не прекращает попыток лишить народы с трудом обретенной независимости и свободы, задушить латиноамериканскую революцию. Но пока ей удалось взять реванш, да и то отчасти, лишь в самых зависимых и отсталых странах, где революция по существу не успела начаться, – Гаити, Панаме, Гондурасе. Там же, где трудовой народ политически организован и умеет отстаивать свои права, реакция терпит провал за провалом. И всякий раз в критический момент борьбы веско звучит голос Кубы, голос Фиделя.

В Венесуэле в апреле 2002 г. генералы-путчисты захватили президента Уго Чавеса, изолировали его на острове и, как теперь доказано, готовились убить. Официально объявили, что он подал в отставку. «Временным президентом» был назначен босс конфедерации частных предпринимателей, конституция отменена. На аэродромах уже сидели самолеты с североамериканским десантом. Монополизированные СМИ скрывали правду от народа Венесуэлы и от остального мира. Но товарищам Чавеса удалось связаться с Фиделем, и о происходящем стало известно народу Венесуэлы и всему миру. Путчисты продержались не дольше, чем их предшественники на Кубе сорок один год назад. Десант, как и тогда, не решились ввести в бой. Чем это не восьмой Хирон?

На востоке Боливии, где некогда принял геройскую смерть Эрнесто Че Гевара, осенью 2008 г. правые губернаторы провинций подняли сепаратистский мятеж. На чьи-то деньги собрали банду фашистских террористов из Аргентины, Хорватии, Венгрии и других стран – их задачей было уничтожить первого президента-индейца Эво Моралеса. И снова прозвучало предупреждение Кубы, Венесуэлы и их союзников. Затем и большинство правительств Южной Америки подняли голос в защиту конституционной законности и целостности Боливии. Оставшись в изоляции, путчисты вынуждены были бесславно отступить. Народ проголосовал за конституцию Многонационального Государства Боливия, за своих признанных лидеров. Не девятый ли это Хирон?

30 сентября 2010 г. в Эквадоре путчисты-полицейские, много лет официально находившиеся на денежном содержании у посольства США(!), взяли в заложники президента Рафаэля Корреа. Мятеж начинался и в вооруженных силах. Но в первые же часы главы южноамериканских государств сообща предупредили, что не допустят антиконституционного переворота. Ответственность за безопасность законного президента они возложили на эквадорских военных. Официальный Вашингтон, как и в день мятежа в Гондурасе, выжидал, поручая третьестепенным чиновникам отрицать сам факт переворота. В тот же день Фидель в очередном «Размышлении» выразил уверенность, что и госсекретарю США придется осудить переворот. И через считанные часы пришлось! Спецназ эквадорской армии освободил президента, а незадачливым путчистам оставалось только сдаться. Десятый Хирон?

Далеко от Кубы до нефтяных полей Северной Африки и Среднего Востока. Далеки правящие там режимы от политического строя и идеологии Острова Свободы. Сегодняшние возможности Кубы несоизмеримы с мощью натовских армад, готовившихся бомбить Иран и разбомбивших Ливию. Но стоит самозваным «освободителям» занести над кем-то большую дубинку, как занесли ее полвека назад над Кубой, – и из другого полушария доносится предостерегающий голос победителя при Плайя-Хирон. Фидель заявил во всеуслышание: нападение на Иран чревато ядерной войной. И что же – угроза, казавшаяся даже самому Фиделю неизбежной, отодвинулась. Когда на Ливию обрушились натовские бомбы и ракеты, буржуазные СМИ и даже британский министр иностранных дел искали убежище полковника Каддафи в Венесуэле или где-то еще за тридевять земель. А Фидель, давно и хорошо знавший полковника, ясно заявил: он не сдастся, никуда не уедет, и останется верен боевым традициям своего народа. Напомнил, что кубинцы всегда так и поступали, и процитировал слова Антонио Масео: «Тот, кто захочет завладеть Кубой, получит лишь пыль ее земли, пропитанную кровью, если сам не погибнет в сражении».

Фашиствующая реакция еще может чествовать битых «гусанос», оправдывать террористов, но по крайней мере юг Западного полушария становится для нее огромным Хироном. Империализм совершает все новые акты агрессии и террора, но каждое преступление неумолимо приближает всемирный Хирон.

Мы вместе с Фиделем и Раулем верим в народ, который подобно морю затопит улицы Гаваны в день Победы. Надеемся, что он не повторит чужих ошибок и не соблазнится иллюзиями. Коммунисты трезво осознают реальности страны и мира. Они полны решимости преодолеть все, что угрожает Революции: экономические трудности, отставание хозяйственного механизма от условий страны и мира, бюрократические извращения и коррупцию. Это будет еще один Хирон. Может быть, самый главный.


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
ФИДЕЛЬ БУДЕТ ЖИТЬ ВЕЧНО В ЕГО НАРОДЕ
НЕТ МЕСТА ИМПРОВИЗАЦИЯМ И ТЕМ БОЛЕЕ ПОРАЖЕНЧЕСТВУ
ЗАЯВЛЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ КУБА
ЗАЯВЛЕНИЯ МИД КУБЫ
ПОЗДРАВЛЯЕМ С 58-Й ГОДОВЩИНОЙ ПОБЕДЫ РЕВОЛЮЦИИ
ДРУЖЕСТВЕННАЯ ВСТРЕЧА ФИДЕЛЯ КАСТРО С ПРЕЗИДЕНТОМ ВЬЕТНАМА



НАШИ КНИГИ

Описание

ЭШЛИ ЙЕЙТС ОБ ОКЛЕНДЕ, АССАТЕ ШАКУР И ЛИДЕРСТВЕ ЧЁРНЫХ ЖЕНЩИН

Эшли Йейтс об Окленде, Ассате Шакур и лидерстве чёрных женщин
Читайте интервью с Эшли об Ассате Шакур, лидерстве черной женщины и недавних жилищных преобразованиях в Окленде, Калифорния.
Подробнее...