Главная / Аналитика / Америка / Дискуссия

КОНСТИТУЦИОННАЯ РЕФОРМА И БУДУЩЕЕ СОЦИАЛИЗМА НА КУБЕ

Конституционная реформа и будущее социализма на Кубе

Сообщения о включении в новую кубинскую конституцию поправок, защищающих частную собственность, сделали анализ ревизионистских тенденций и восстановления капитализма на Кубе и за ее пределами вновь актуальным для мирового коммунистического движения. Согласно TeleSUR, основанном на серии заявления от Granma, официального органа Коммунистической партии Кубы, новый проект конституции, который будет представлен в Национальной ассамблее народной власти, будет включать статьи, которые официально восстанавливают частную собственность как одну из форм собственности, признанных государством. По их словам, это должно способствовать развитию «устойчивого социализма» и стать ответом на насущные проблемы империалистического недоразвития и распада социалистического блока. Поправки не единичный случай, так как этот процесс тянется через десятилетие поэтапных реформ, которые открыли двери для новых сфер в кубинской экономике, в том числе иностранных инвестиций и самозанятости среди кубинцев.

Кубинское правительство, а также его сторонники и недоброжелатели признают, что поправки стали только признанием уже существующего положения дел. Хорошо известно, что даже когда Куба официально не признавала частную собственность, частная собственность существовала как часть экстренных мер, возникших в результате кризиса 1990-х годов, и усилилась после восхождения товарища Рауля к высшим постам в Коммунистической партии и правительстве. Если все давно было так, почему теперь имеют значение конституционные изменения? Отталкиваясь от тех критиков кубинского правительства, которые настаивают на том, что подобные меры не имеют значения, поскольку они представляют только признание существующей политики, мы считаем, что эти реформы носят качественный характер. Есть много случаев, когда фактическое возвращение частной собственности при социализме или просто терпимость к ней, при определенных обстоятельствах приемлема и необходима. Несмотря на ревизионистские злоупотребления памятью о НЭП в Советской России, Ленин и поздний Мао подчеркивали важность стратегических отступлений, когда это необходимо, и мы не должны быть настолько уверены в себе, чтобы думать, что нам никогда не придется принимать такие сложные решения, как им. Ленин называл подобные шаги — стратегическим отступлением. Они не являются методом создания «устойчивого социализма» и не являются положительными. Они представляют собой опасные инфраструктурные уступки капиталистической надстройке, и Ленин сделал все, что в его силах, чтобы описать этот момент.

 

Не всегда все идет по плану, а тем более в условиях кризиса или катастрофы.


Мы видели результат бесхозяйственности таких мер и идеологических тенденций, которые несут ответственность за такое бесхозяйственное руководство. При строительстве социализма, особенно в странах неразвитых империализмом или восстанавливающихся из полуфеодальных условий, или просто совершенно опустошенных войной, нет универсального ответа на вопрос о том, как долго мы должны использовать государственную и экономическую машину капитализма. Однако, вспоминая критику Че ревизионистского и правого поворота Советского Союза, необходимо понимать связь буржуазной идеологии и классовой власти, и поэтому мы должны работать над тем, чтобы устранить эту связь, всегда, когда это возможно. Но не всегда все идет по плану, а тем более в условиях кризиса или катастрофы, когда государственная инфраструктура отсутствует или неспособна справиться с проблемами центра, тогда может потребоваться возрождение рынка, чтобы спасти социалистическое государство от катастрофы и нестабильности. Проще говоря, мы не можем предвосхитить нашу реакцию на каждую конкретную ситуацию и должны рассматривать конкретные материальные условия через коммунистическое (научное) понимание. На Кубе экономические реформы затронули, в основном, сектора туризма и иностранных инвестиций. Аргументация власти, в отношении этих двух элементов экономики, связана в первую очередь с отсутствием развитой промышленности на Кубе, которая продолжает зависеть от технологий других стран и их готовой продукции.

Корни неразвитости кубинской экономики тянутся ко временам хозяйничанья империалистов и колонизаторов, а затем к отказу советских социал-империалистов помочь Кубе в диверсификации своей производственной базы. Социал-империалисты предпочли оставить Кубу преимущественно сахаропроизводящей страной. Когда СССР рухнул, у Кубы не осталось вариантов, на кого можно было бы опереться в развитии, поэтому иностранные инвестиции действительно стали единственным вариантом. Это не единичный случай для социалистических стран. В целом способность социалистических стран присваивать технологии и капитал, необходимые для укрепления их позиций, идет на благо, но только до тех пор, пока она подчинена пролетарской диктатуре, с постоянной бдительностью власти в отношении негативных последствий. Проблема осложняется тем, что весь бюрократический аппарат и институциональные рамки, необходимые для взаимодействия с такими инвестициями, создают в государственном секторе своего рода буржуазное сознание в повседневных реалиях их работы. Несмотря на то, что это не обязательно реакционно — привлекать иностранные инвестиции, все институты и инструменты, которые возникают для поддержания экономики страны, становятся сами по себе буржуазными пятыми колоннами и должны признаваться как временные и чуждые социалистическому прогрессу.

Кроме того, все сделки по инвестициям должны оцениваться адекватно, и, конечно же, нельзя считать, что все инвестиции являются хорошим вложением. Многие сделки, особенно те, которые предлагают монополистические капиталисты империалистических стран, включают положения и условия, которые направлены лишить пролетарскую диктатуру своего суверенитета на национальном и международном уровнях. Функционеры, занимающиеся такими инвестициями, должны быть отдалены от управления и подчиняться партии, которая определяет пролетарскую политику в управлении. На Кубе, как и во всех других ревизионистских странах, доверие между иностранными инвестиционными функционерами и партией было построено в сторону растущей автономии буржуазного класса. Их отношение к инвестициям стало настолько простым, что они постоянно ищут пути дальнейшего закрепления его как постоянного элемента нового кубинского государства. Люди, которых следовало критиковать за утилитарный подход и близкие отношения с функционерами буржуазии, стали ведущей силой в партии. Несмотря на их якобы преданность коммунистической партии, настоящая лояльность этих людей заключается в расширении роли и интересов растущего частного сектора и постепенном вытеснении фактической пролетарской власти в этом процессе. 

 

Рынок не служит дополнением к государственной экономики, а растет за счет нее.

 

Такая же логика применяется в секторе туризма, который стал движущей силой частной собственности на Кубе. Обоснования для увеличения туристического сектора являлись бы разумными, если бы была уверенность, что его будут держать под контролем государство и партия пролетариата, поскольку это был бы наименее опасный способ получения иностранной валюты в нужных количествах для закупки товаров, необходимых для выживания страны. На практике проблема оказалась с двойным дном. Прежде всего кубинское государство не регулировало обращение валюты, и она распространялась как внутри страны, так и в руках государства. На местном уровне ее обращение способствовало усилению независимости частного сектора, поскольку валюта не регулируется государством, но принимается в торговле. Во-вторых, как и во всех других областях, излишний оптимизм партии, включение функционеров в высшие руководящие органы и расширение туристического сектора ради улучшения экономики привели к безудержному росту частной собственности и рыночных отношений на Кубе. Наряду с ростом рыночных отношений, также развился диссидентский класс, который формально проявляет лояльность к Коммунистической партии и ее принципам, а на деле занимается вытеснением остатков пролетарской власти. Теперь разговоры о расширении туризма в стране уже не привязаны к пролетарской диктатуре, и пролетарские силы больше не управляют развитием туризма. Вместо них функционеры указывают на растущую покупательную способность некоторых кубинцев в качестве свидетельства «социалистического» характера этих реформ, постоянно обещая, что реформы не противоречат коммунизму, а несут лишь выгоду для людей. Однако умалчивают, как рост рынка требует новой законодательной защиты и более высоких надбавок (отступных) — дальнейшего ослабления контроля за буржуазными и мелкобуржуазными элементами. Рынок не служит дополнением к государственной экономики, а растет за счет нее. В то время как негативные последствия, помимо очевидных вопросов суверенитета, возникающих в результате превращения части населения в рабскую массу для западных туристов, на данный момент скрыты размером рынка, мы, без сомнения, увидим растущую стратификацию и коррупцию. 

Действия правого руководства кубинского государства, принимающего подобные законы, отлично раскрывает общие истины. Во-первых, там, где используются эти механизмы, и где существуют отношения капиталистической собственности, все должно быть под контролем и ответственностью перед социалистическим государством. Предоставление специальных положений или «прав» и продолжение этой практики или закрепление таких «прав» в основных государственных документах, ограничивающих власть партии или государства, является катастрофическим для социализма и противоречит диктатуре пролетариата. В то время как социалистическое государство иногда вынуждено идти на уступки ради продолжения своего существования, это невозможно сделать, связывая руки государства и партии буржуазными «правами», обеспечивающими существование и легитимность буржуазного класса и его борьбы против пролетариата. Именно подобное и происходит на Кубе. Конечно, все это результат существовавших давно ревизионистских тенденций, которые были вызваны отсутствием осторожности в осуществлении определенных действий в экономике, а также историческим подражанием ревизионистскому Советскому Союзу. Новая конституция представляет собой пример достижений буржуазии в ее стремлении уничтожить все остатки пролетарской диктатуры в кубинской партии и государстве. Капиталистические отношения, даже когда они находятся под влиянием социалистического государства, представляют собой зарождающуюся опухоль, которая на каждом шагу угрожает жизнеспособности пролетарской диктатуры. Чем дольше они существуют, формируя себе материальные условия, тем больше они помогают реконсолидации буржуазной классовой власти и вытесняют пролетариат. Таким образом, несмотря на отсутствие гарантий, отсутствие указа или конституционного статуса, эти отношения гноятся и, подобно раку, растут за счет социализма. Такие отношения не могут существовать гармонично в социализме, а только временно, чтобы они смогли обогнать его. Судя по словам многих партийных шишек, на Кубе эта практика отсутствует. Они говорят, что такие меры помогают сделать социализм «устойчивым» на Кубе. Подобные комментарии означают лишь молчаливое признание того, что принципы марксизма идут «слишком далеко» и что нарастание буржуазных отношений в государстве будет исправлять эти «ошибки» на практике. Недооценка стремления к росту этого сектора свидетельствует о серьезности ситуации, касающейся восстановления капитализма на Кубе. Помимо роста частного сектора, эти реформы, даже в рамках государственного сектора, а также коммерческие и рыночные механизмы, введенные кубинским планированием, также способствовали созданию «тыла» капиталистического движения, подрывающего социалистическое государство, и способствовали развитию частного сектора. Вопрос ревизионизма - это не просто один указ и конституционные права, но именно благодаря юридическим структурам успехи капиталистов закрепляются, а они явно готовы к классовой борьбе. Одно дело - признать экономические условия в стране и признать, что частная собственность сохраняется на деле, а другая - легитимность этих отношений для дальнейшего развития за пределами управления пролетарской диктатуры. 

 

Для пролетариата и их представителей в Кубинской коммунистической партии принятие конституции не станет концом пути.

 

Реагирование на материальные условия с «прагматизмом» и буржуазными уступками всегда представляется ревизионистам рациональной политикой, но это явно не социалистическая политика. Ревизионисты на Кубе не скрывают, что они полностью понимают последствия закрепления прав частной собственности в конституции. Для них это поможет обеспечить жизнеспособность государства и «модернизацию» экономики. Фактически данное событие представляет собой перевес в классовой борьбе на Кубе в пользу буржуазии, как в государстве, так и за его пределами. Даже для ревизионистов это обоюдоострый меч. По мере роста буржуазии на Кубе, вызванного постепенным поглощением госинститутов и расширением классовой власти в государстве и обществе, они будут вытеснять пролетарскую власть и ломать строй государства. В конце концов, когда буржуазия на Кубе будет достаточно сильной, и экономика достигнет переломного момента, даже ревизионистские «коммунисты» окажутся препятствием для верховенства закона капитала в обществе, и они будут выброшены на свалку. Просто потому, что это не произошло в 1990-х годах, это не означает, что угрозы краха не остается. Для пролетариата и их представителей в Кубинской коммунистической партии принятие конституции не станет концом пути. Внутренняя коррозия власти диктатуры пролетариата еще только накапливается, и производит лишь качественные скачки. Сейчас произошел один такой прыжок, но он явно не последний. Они должны сплотиться, чтобы противостоять этим законам, и даже если они не смогут полностью отменить частную собственность, они должны беспощадно атаковать все места, где буржуазия смогла закрепиться с помощью ревизионистов. Мы сможем увидеть реальное состояние общественного сознания на Кубе с будущим запланированным референдумом по новому проекту конституции, но, учитывая масштабы изменений в конституции, будет трудно точно сказать, какой именно консенсус будет достигнут по вопросу частной собственности. Тем не менее, мы должны поддерживать веру в наших товарищей в Кубинской коммунистической партии, что они не прогнуться под давящим их капитализмом. Отойти от попыток остановить капитализм — значит бросить кубинский пролетариат в безнадежной борьбе, но мы должны помнить, насколько тяжела ситуация.

За пределами Кубы нам следует лучше понимать и осознавать процессы восстановления капитализма и ревизионистские тенденции, которые его кормят. Если мы будем лучше понимать мировые тенденции, это не только укрепит наше собственное понимание социализма, но и поможет нам развить более глубокую интернационалистскую связь с пролетарскими движениями в других частях мира. Мы не должны просто быть праздными зрителями, а выверенными и ответственными действующими лицами в мировой борьбе против капитализма-империализма. Мы отвергаем тех, кто говорит, что мы не должны расследовать и анализировать такие процессы на Кубе или в других номинально социалистических странах, исходя из того, что они «левооппортунистические» и несущественны. Напротив, наш анализ должен приблизить нас к тем революционерам в Кубинской коммунистической партии и в других местах, которые активно борются и выступают против правых отклонений в партии и учатся на ошибках и успехах в управлении Кубой более полувека. Только оппортунисты и анти-марксисты могут утверждать, что коммунисты должны закрыть глаза на политическое развитие всех движений, кроме коммунистического. Тем не менее, мы не должны прибегать к бесполезному и педантичному нытью, особенно опасному среди многих левых коммунистических сект. Мы должны организовывать наши мысли в полезном и продуктивном русле, не просто излагать факты, а анализировать их. Существует дискретная левооппортунистическая тенденция, которая стремится выбросить все события на Кубе после 1959 года в мусорную корзину и забыть об этом. Коммунистам она помогает примерно так же, как и правооппортунистическая тенденция - обе не понимают объективной реальности ревизионистской коррозии и капиталистической реставрации на Кубе, хотя одна оппортунистическая тенденция и укрывается за прогрессивной теорией. Мы не должны надеяться только на законных коммунистов на Кубе, мы должны активно объединяться с ними и учиться у них.

источник

Беспартийные коммунисты
Перевод Александра Романова


 

Комментарии к статье эксперта по Кубе А.Лепешкина:

Главным недостатком статьи является то, что в ней не учтены специфические конкретные реалии Кубы и Кубинской революции. Когда мы говорим о преобразованиях в социалистической стране необходимо учитывать конкретно-исторические условия. Основная особенность состоит в том, что Куба страна не первого и даже не второго, а третьего мира. В ней никогда не была проведена полноценная индустриализация и не существовал массовый промышленный пролетариат.

Без иностранных инвестиций в данном случае промышленное развитие невозможно. Своих ресурсов для этого у Кубы недостаточно.

Второе. Речь идёт о законодательном регулировании частного сектора, который уже существует. Закрывать на это глаза - значит быть утопистом. При этом в статье обходится стороной вопрос о том в какие условия поставлен частный сектор. Как и положено в социалистическом государстве он находится в подчиненном положении не только по отношению к негосударственному, но и к кооперативному сектору.

Третье. К сожалению, туризм в настоящее время является основным источником доходов. Об опасности развития туризма и связи его с капиталистической реставрацией всегда говорил Фидель Кастро. Но альтернативы тут нет. Ни один остров Карибского моря не может пока обеспечить себя продовольствием самостоятельно. Куба тут не исключение. Единственный источник доходов - это туризм. Альтернатива ему - массовый голод. Осуждая развитие туризма необходимо предлагать альтернативы, их у авторов статьи нет.

Четвертое. Куба сегодня — маленький социалистический остров среди гигантского империалистического океана. И она не может существовать независимо от него. Необходимость торговать с внешним миром вынуждает идти на определенные уступки ради сохранения основных принципов социализма и независимости.

Пятое. В статье не рассмотрен вопрос о социалистическом кооперативном движении на Кубе. Сегодня он приобретает важнейшее значение.

Может ли Кубинская революция потерпеть поражение? Конечно, может. Но опыт её борьбы на протяжении последних тридцати лет заслуживает уважения и тщательнейшего изучения. Это беспрецедентный случай сопротивления маленького народа крупнейшему империалистическому соседу. А коммунистам надо понимать, что будущее социализма в целом и Кубинской революции в частности решается не на Острове Свободы, который сегодня сделал для этого всё возможное в данных условиях, а в планетарном масштабе.


ДРУГИЕ ЗАПИСИ
ПАНИХИДА НА УРАЛЕ
ИНТЕРВЬЮ В.С. БУШИНА «ЛИТЕРАТУРНОЙ ГАЗЕТЕ»
DIE LINKE ПОТЕРЯЛА БЕРЕГА
УСПЕХ БОРЬБЫ ЗА СОЦИАЛИЗМ В ЛОГОВЕ КАПИТАЛИЗМА
ОСНОВАНИЕ КОММУНИЗМА
МЫ МОЖЕМ ОСТАНОВИТЬ ВОЕННУЮ МАШИНУ



НАШИ КНИГИ

Описание

КРУЖКИ

Учитесь вместе с группой Engels!

ГУМАНИСТИЧЕН ЛИ СОВЕТСКИЙ АТЕИЗМ?

Гуманистичен ли советский атеизм?
В отечественной литературе 1950–1970-х гг. атеизм послеоктябрьского периода рассматривался как одно из достижений советской власти.
Подробнее...