Битва за чувство собственного достоинства

В Екатеринбурге очень долго говорилось о необходимости строительства помпезного церковного сооружения к 300-летию Екатеринбурга, которое состоится в 2023 году. Намечались разные варианты размещения, в том числе и такие амбициозные, как акватория городского пруда; жители делали вид, что интересуются этой проблемой, а православные попы и чиновники делали вид, что считаются с интересами горожан.

 

Первый день. Начало

И вот в жаркий солнечный день 13 мая всё то, о чём так долго говорили попы и чиновники свершилось: сквер Октябрьской площади обнесли забором и, таким образом, запретили гуляющим и отдыхающим горожанам, наслаждаться благоустроенной зелёной территорией. К вечеру того же дня у сквера стали стихийно скапливаться люди, которые в итоге повалили часть забора и спокойно зашли на территорию сквера. Охрана «стройплощадки» не смогла справиться с горожанами, но вскоре ей на помощь прибыли самоуверенные юноши из «Академии единоборств РМК». Миллионер Алтушкин, владелец Русской медной компании (а заодно и «Академии единоборств РМК» вместе со всеми «академиками-единоборцами»), чья компания, судя по всему, является подрядчиком планируемого строительства, выступил в физическую защиту интересов православной церкви.

 

Сквер Октябрьской площади в Екатеринбурге

 

Полные сил и агрессии алтушкинские юноши стали бесцеремонно применять насилие и, в конце концов, вытеснили мирных горожан, и восстановили забор. Полиция, всё это время, спокойно наблюдала за противоправными действиями «единоборцОв», по существу, делегируя организованным любителям православия право применять безнаказанное насилие над неорганизованными любителями прогулок.

 

В чём конфликт?

Этот конфликт не является конфликтом антиправославным и уж тем более не является конфликтом антирелигиозным. Суть конфликта заключается в бесцеремонном игнорировании православно-государственными чиновниками самой простой потребности горожан - возможности прогуляться в благоустроенном зелёном уголке мегаполиса. Возмущение вызвало ничем неограниченная эгоистичная воля и ничем необоснованное решение кучки иерархов и государственных чиновников. Горожане никак не могут взять в толк, для чего в Екатеринбурге создавать такую плотность церковных сооружений РПЦ: буквально в 800 метрах от сквера (т.е. в 10 минутах ходьбы) на улице 8-го Марта расположен, недавно построенный, храм Большой Златоуст. Если от сквера пройти по проспекту Ленина 1 км (т.е. 15 минут пешком), то можно прийти к храму во имя святителя Иннокентия. Столько же времени у пешехода займёт дорога до храма на Крови (тоже, кстати, новодел), расположенного на улице Толмачёва, ой, простите, на улице Царской (в 2018 году участок улицы Толмачёва незаконно переименовали в Царскую). Вообще, центр Екатеринбурга, не обижен культовыми сооружениями РПЦ. От храма на Крови до храма Вознесения идти 10 минут (т.е. 1 км). А от храма Большого Златоуста до храма Святителя Николая Чудотворца идти 17 минут (т.е. 1,5 км) и столько же идти до Свято-Троицкого кафедрального собора (прекрасной архитектуры сооружение). И всё это расположено в самом центре столицы Урала; при желании не торопясь можно обойти 6 храмов за каких-нибудь 1,5-2 часа. В целом, по данным Екатеринбургской епархии, в городе действуют 75 храмовых сооружений и два монастыря, что явно свидетельствует об изобилии молебных домов в Екатеринбурге и можно было бы поумерить свои аппетиты РПЦ, но иерархи так не посчитали. Но самое интересное, что и в этом добросердечные екатеринбуржцы не препятствуют православным: стройте, коли есть деньги и место. А мест в столице Урала, даже в центре, достаточно для нового храма. К примеру, на улице Малышева (около «Высоцкого») простаивает не первое десятилетие то ли недострой, то ли пустырь.

 

Пустырь на улице Малышева

 

По другой центральной - улице Куйбышева, - рядом с цирком стоит также не первый десяток лет долгострой, уродующий лицо города. Таких мест в центре Екатеринбурга найдётся немало и почему бы главным блюстителям народной духовности не использовать их для постройки молитвенного сооружения? Однако, эти земли принадлежат крупным «бизнесменам» и это будет не по-христиански лишать их собственности; выкупать же земли для строительства - такого варианта РПЦ, вероятно, вообще никогда не рассматривает. Чтобы самой не тратиться и не ссориться с богатой паствой, церковь решила забрать землю у бедной паствы, разрешив все свои проблемы за счёт обыкновенных, простых и доверчивых горожан.

 

Долгострой по улице Куйбышева

 

Вот эта то наглость и цинизм вызвали возмущение простых жителей Екатеринбурга, и возмущение это прорвалось не тогда, когда отцы города, области и епархии формировали свой замысел, а тогда, когда началась его реализация. Но лучше поздно, чем никогда.

 

Так отдыхали горожане в сквере

 

После первого дня

Ни церковные, ни государственные, ни предпринимательские мужи оказались не готовы к такому отпору со стороны... кем они нас считают? не людьми точно. Но утро вечера мудренее и на следующий день Екатеринбургская епархия, сделала официальное заявление, в котором утверждает, что оказывается располагает «сведениями о спланированности акции и разжигании определёнными силами противостояния по поводу строительства храма, модерирования протеста в ходе акции и подстрекательства молодых людей». Что за «определённые силы» и как они «модерировали протест» епархия не уточнила. Но зато в изобилии сама «модерировала» фактами: так по-мнению церковных иерархов оказывается горожане проявляли насилие, кидая бутылки в защитников православия. Под защитниками православия церковь в этот раз имела ввиду алтушкинских «академических единоборцОв». «Модерируя» фактами церковные деятели представили конфликт в виде нападок подкупленных хулиганов против бескорыстных православных верующих. Эта версия стала приоритетной для многих средств массовой информации. В «Коммерсанте» под заголовком о конфликте за сквер опубликовали фото задержания полицией человека в маске не подписав, что это в действительности «боец-академик», а не протестующий.

 

Всё, что за забором, будет уничтожено в ходе стройки

 

Пригласивший протестующих на встречу, губернатор Куйвашев, по итогам встречи заявил о полной законности всех процедур, предшествовавших стройке; сказал, что стройке быть, а участникам несанкционированных акций пригрозил полицией. А ведь ещё накануне (видимо слегка обескураженный) он заявлял: «Мы поговорим и всё обсудим. Выслушаем друг друга. Мы постараемся вместе найти выход из сложной ситуации ради будущего нашего общего города, любимого Екатеринбурга». На законность всех действий, в качестве главного аргумента, указывала и православная церковь. И к этому стоит присмотреться: осенью 2018 на градостроительном совете Екатеринбурга утвердили место постройки, т.е. администрация города согласилась снести сквер; затем в феврале 2019 прошли общественные слушания (вместо предлагавшегося городского референдума), где присутствовавшие 3309 человек подавляющим большинством поддержали снос сквера; далее, депутаты городской думы перевели земли из назначения «Парки и скверы» в религиозные, а глава администрации Высокинский не медля подписал проект межевания. Невооружённым глазом видно, что планам РПЦ по строительству храма, была оказана колоссальная поддержка со стороны государственных органов, как в части невероятного лишения сквера парковой зоны, так и в стремительном сопровождении документооборота. РПЦ, государственные чиновники и крупный бизнес (РМК и УГМК) составили альянс, воля которого является решающей и окончательной.

 

Зелёный уголок в каменных «джунглях» пойдёт под снос

 

Второй день протестов

Экономическая, политическая, государственная и духовная мощь альянса «РПЦ-государство-монополистический капитал» не смутила недовольных (может быть, потому что они смутно представляют себе возможности этого альянса) и к вечеру 14 мая протестующие горожане вновь собрались на несанкционированную акцию. В толпе было много молодёжи, но было достаточно горожан среднего и старшего возраста, но двигателем этой акции, конечно же были молодые: от 25 и младше. Старшее поколение, не во что не верящие, и всю свою жизнь боявшиеся открыть рот и поднять голову и в этот раз с иронично-циничными ухмылками поглядывали на окружающее их действо и участия в нём не принимали.

 

Толпа неравнодушных во второй день

 

Вся борьба развернулась вокруг забора - символа ограничения свободы. У молодёжи организаторов не было, они действовали спонтанно без чётко продуманного плана и организации. Явно не хватало ораторов, наглядного агитационного материала, планов действий и чётких целей акции. Какая-нибудь группа начинала скандировать лозунг («Это наш город»; «Власть - это мы»; «Позор» и т.д.), затем его подхватывала вся масса и это заводило протестующих. Несколько таких речёвок приводили к атаке на забор, с попыткой его вырвать из рук полиции и унести. Надо отметить, что внутри «стройплощадки», за забором были уже не юноши Алтушкина, а полиция и Росгвардия. На удивление нигде не было видно многотысячных масс православных верующих, вставших на защиту столь необходимого на этом месте храма. А ведь ещё утром епархия не смущаясь вещала о конфликте не с РПЦ, а именно с верующими, коих, по заверениям епархии, были десятки тысяч. Между тем, полиция всеми силами старалась сохранить целостность забора, не пускать в сквер митингующих и снимали на видео всех активистов. Во время стычек за забор полиция стремилась выдернуть из толпы самых активных и затащить к себе на территорию. Иногда им это удавалось, иногда протестующие отбивали своих, но в целом было арестовано 26 человек. В общем, то спокойная, то вновь обостряющаяся борьба за забор завершилась ликвидацией протестующими целого участка забора со стороны Драматического театра, части, которого были выброшены в реку Исеть. Оголенный «фронт» бойцы Росгвардии закрыли собственной цепью и тем самым сдерживали толпу. Со стороны набережной протестующие упорно пытались разрушить забор и были к этому близки, но силами ОМОНа толпа была выдавлена с набережной. В целом, митинг не был столь уж многочисленным и не превышал 5000 человек. К 2 часам ночи движение пошло на спад горожане стали расходиться, а вместе с ними стали разъезжаться полиция и Росгвардия. Предварительно протестующие, как и накануне, убрали за собой мусор (видимо в результате подстрекательства). Отдельные группы молодёжи остались в качестве дежурных. Но не успел завершиться второй день, как духовно-политическо-финансовый альянс стал готовиться к третьему дню - на территорию «стройплощадки»/сквера стали усиленно завозиться строительные вагончики и устанавливаться вдоль забора.