Анатомия текущего венесуэльского кризиса. Часть 1: вмешательство США и провалившийся переворот

Перевод: Kamidzu, Виталий

По состоянию на апрель 2019 года Боливарианская Республика Венесуэла остается под серьезной угрозой военной интервенции США, преследующей цель свержения законно избранного президента Николаса Мадуро и замены его марионеточным режимом, подчиняющимся интересам США.

В первые три месяца этого года империалистическая клика во главе с США особенно интенсивно и открыто поддерживала местных реакционеров в их дерзкой попытке насильственно заменить Мадуро на Хуана Гуайдо — спикера Национального собрания и лидера крайне правой оппозиции. Они утверждали, что президентство Мадуро нелегитимное и диктаторское, и обвиняли его руководство в усиливающемся экономическом и гуманитарном кризисе — по большей части искусственно создаваемом.

Сразу после того, как Гуайдо незаконно объявил себя временно исполняющим обязанности президента, санкции, вводимые США, усилились вместе с призывами к венесуэльским вооруженным силам «отозвать поддержку» Мадуро (по сути, призывами к перевороту) и прочими угрозами, направленными против других государств и сил, поддерживающих законное правление Мадуро.

Несмотря на все это, Мадуро продолжает держать ситуацию под контролем. Через три месяца после заявления о «временном президентстве» ставки Гуайдо сошли на нет, в то время как «медленное удушение санкциями» со стороны США, по-видимому, идёт совсем не так, как ожидалось. США продолжают говорить жестко — даже ссылаясь на вариант прямого военного вмешательства — но международное общественное мнение в значительной степени выступает против этого сценария и за диалог внутри Венесуэлы.

 

Победа Мадуро на выборах 2018 года

Мадуро, как и его предшественник Чавес, несет флаг PSUV (Объединенная социалистическая партия Венесуэлы), крупнейшей политической партии страны. PSUV выиграла почти на всех выборах, проводившихся с 1998 года, когда Чавес был впервые избран президентом. Однако в 2015 году оппозиция (коалиция из примерно 20 партий) получила две трети мест в парламенте, тем самым получив контроль над Национальной ассамблеей.

Это дало оппозиции эффективную платформу, с помощью которой можно было попытаться подорвать президентство Мадуро и его базу власти, создав тем самым почву для нового политического кризиса. В декабре 2017 года Национальное собрание официально обвинило Мадуро в нарастающем экономическом кризисе. В январе 2018 года было объявлено, что Мадуро фактически покинул свой пост. Однако Верховный суд страны постановил, что Национальное собрание не имеет конституционной власти свергнуть Мадуро.

Мадуро баллотировался под флагом PSUV на президентских выборах в мае 2018 года и был переизбран с 68% голосов. Оппозиционные Мадуро силы бойкотировали выборы. Ссылаясь на нарушения, они вместе со своими империалистическими союзниками оспорили его переизбрание. США и их сателлиты из «Лимской группы» — 13 латиноамериканских стран плюс Канада — незамедлительно объявили выборы в мае 2018 года нелегитимными и начали всеобъемлющую кампанию против Мадуро. (В эту группу входят Аргентина, Бразилия, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Гватемала, Гондурас, Панама, Парагвай и Перу.) Так начались вопиющие призывы свергнуть Мадуро с применением насилия.

Спустя всего месяц после выборов, июньский выпуск «Foreign Policy» (имперский рупора США) прозвучал запредельно кроваво: статья была нагло озаглавлена «Время переворота в Венесуэле[1]. Заявлялось, что «диалог и дипломатия не могут привести к разрешению кризиса в Венесуэле», и что «единственный институт, способный обеспечить реальный политический переход в Венесуэле — это венесуэльские военные».

Зловещим образом, в августе 2018 года Мадуро столкнулся с неудачной попыткой убийства, в которой использовались два беспилотника для подрыва взрывчатых веществ.

Пять месяцев спустя президент США Трамп назначил давнего фашиста Эллиота Абрамса специальным посланником США по Венесуэле. Абрамс известен своей причастностью к делу Иран-Контрас[2] и другим секретным программам США в Латинской Америке.

 

Январский гамбит 2019

Мадуро привели к присяге на второй президентский срок 10 января 2019 года. Как раз на следующий день Гуайдо заявил, что, поскольку переизбрание Мадуро было недействительным, место президента является вакантным, и что согласно конституции он как спикер Национального собрания должен принять обязанности в качестве временного президента.

21 января начались протесты оппозиции. 22 января Национальное собрание официально объявило, что Мадуро узурпировал власть. На митинге в Каракасе 23 января (и, по его же собственному признанию, после прямых консультаций с Вашингтоном) Гуайдо провозглашает себя временным президентом и клянётся возглавить правительство «демократического перехода», которое проложит путь к следующим выборам.

Неудивительно, что США и «Лимская группа» тут же признают Гуайдо временным президентом и требуют от Мадуро уйти в отставку. Другие союзники США, включая страны ЕС, Японию, Австралию и Израиль, делают то же самое.

В ответ на это, правительство Венесуэлы клеймит США в пух и прах за организацию переворота. Мадуро заявляет, что США развязывают «нефтяную войну, чтобы вторгнуться, захватить нашу Родину, и править здесь», вводя санкции и другие меры давления с целью спровоцировать народные волнения и в конечном итоге посадить Гуайдо в качестве марионетки США посредством жесткого или мягкого переворота. Он разрывает дипломатические отношения с Вашингтоном и требует, чтобы американские дипломаты покинули Венесуэлу в течение 72 часов, хотя обе стороны сохраняли связь через «кабинеты двустороннего интереса».

Тем временем, венесуэльское правительство лишает Гуайдо парламентской неприкосновенности и возбуждает уголовное дело — явный шаг к аресту или ограничению свободы передвижения. Мечта Гуайдо о быстром захвате власти столь же быстро угасает.

 

На военном фронте

Империалисты и местные ультраправые хотели бы, чтобы венесуэльские вооруженные силы прекратили поддержку Мадуро и перешли на сторону оппозиции — ключевой фактор фактического прихода к власти тандема США и Гуайдо. Но большинство политологов считают, что армия и другие ключевые правительственные механизмы в ближайшем будущем останутся на стороне Мадуро.

Со времени начала противостояния в январе не произошло ни одного военного столкновения или серьезного раскола, несмотря на явные и неоднократные призывы высокопоставленных официальных лиц США и лидеров внутренней оппозиции к государственному перевороту. Кампания против Мадуро на международной арене также, похоже, потеряла импульс. Даже некоторые латиноамериканские правительства, ранее поддерживавшие Гуайдо, склоняются к тому, чтобы передумать.

Однако угроза прямых военных действий США продолжает висеть над Венесуэлой как меч. Сам президент США Трамп намекнул, что такое вооруженное вмешательство является «одним из вариантов». В то же время некоторые факторы мешают США и их союзникам немедленно пойти по этому пути.

Во-первых, лагерь Мадуро, похоже, расширяет и консолидирует свою массовую военную базу, которая вряд ли является слабой.

Venezuelanalysis.com оценивает «передовую» численность Национальных Боливарианских Вооруженных Сил в 235 000, дополненную как минимум 1,6 миллионами членов ополчения «Бригады обороны». В апреле этого года Мадуро объявил, что число венесуэльских милиционеров будет увеличено с 2,1 миллиона до 3 миллионов к декабрю 2019 года, и ополченцы станут «полноценной частью» национальной армии.

США хотят, чтобы их региональные партнеры сформировали стратегию своего собственного военного вмешательства в Венесуэле. В частности, ожидается, что США будут поигрывать военными мускулами вместе с Колумбией, которая граничит с Боливарианской Республикой на протяжении 2000 километров.

Примечательно, что США и Колумбия якобы находятся в тесном военном союзе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Но некоторые политические аналитики считают, что Колумбия, а также и другие государства, управляемые проамериканскими режимами, — такие как Бразилия, — могут пересмотреть военную опцию ввиду потенциально катастрофических последствий такой совместной с США горячей войны (против Венесуэлы или внутри нее) с точки зрения их собственных внутренних проблем — социальных волнений и мятежников.

 

На дипломатическом фронте

26 января по запросу США было созвано заседание Совета Безопасности ООН для обсуждения венесуэльского кризиса. Великобритания, Германия, Франция и Испания поклялись признать Гуайдо временным президентом, если в течение восьми дней не будут объявлены досрочные президентские выборы.

Но союзники Венесуэлы воспротивились, обвинив США в организации переворота и использовании СБ ООН для хулиганских нападений на другие государства, в которых США также призывают к смене режима. Значительная часть стран продолжает поддерживать президентство Мадуро. К ним относятся Россия, Китай, Южная Африка, Турция, Сирия, Иран, Боливия, Куба, Сальвадор, Мексика и Никарагуа. Россия, Китай и Южная Африка, в частности, предостерегли США от новых санкций или военного вмешательства, пообещав помочь усилиям Мадуро по поддержанию национального суверенитета и стабильности, и выбрали внутривенесуэльский диалог в качестве единственного способа урегулирования кризиса.

Однако США по-прежнему неутомимы в своей дипломатической кампании по изоляции Мадуро. 11 апреля госсекретарь США Майк Помпео призвал латиноамериканские многосторонние институты оказать дальнейшее давление на Мадуро. Он подтвердил угрозу со стороны США использовать все экономические и политические средства для затягивания «политической и дипломатической петли… на шее Мадуро». Американские чиновники особенно сосредоточились на Кубе как на источнике «плохом влияния» на Венесуэлу, предупреждая Гавану о том, что «за продолжающуюся поддержку Николаса Мадуро придётся платить».

 

Экономические санкции

Ведомая США торгово-финансовая кабала вводит жесткие санкции сразу же после переизбрания Мадуро в мае 2018 года. Санкции ограничивают торговлю, блокируют доступ к лекарствам, еде и другим основным товарам, прекращают платежи и замораживают финансовые активы правительства Венесуэлы.

Зная, что Венесуэле остро нужны ликвидные деньги, чтобы продолжать функционировать на минимальном уровне, США в январе также предпринимают шаги, направленные на то, чтобы заблокировать правительству Мадуро доступ к финансовым ресурсам и перевести их на Гуайдо. В последние три месяца вводятся новые санкции США в попытке подорвать общую торговлю Венесуэлы (особенно экспорт нефти), способность проводить международные финансовые операции, а также воспрепятствовать другим государствам в их поддержке Мадуро, грозя им такой же негативной реакцией.

МВФ замораживает доступ Венесуэлы к приблизительно 400 миллионам долларов в рамках СДР (специальные прав заимствования). До сих пор МВФ продолжает блокировать указанный доступ, «пока не прояснится вопрос признания правительства».

США накладывают санкции на Petróleos de Venezuela, SA (PDVSA, государственная венесуэльская нефтегазовая фирма), заблокировав все её активы в пределах юрисдикции США на сумму не менее 7 млрд. долларов США, в то время как еще 11 млрд. долларов США могут быть потеряны с точки зрения поставок нефти в следующем году.

Американские фирмы все еще могут покупать венесуэльскую нефть, но платежи могут идти лишь на счет, недоступный для правительства Мадуро. (До 90% дохода PDVSA приходилось на продажи в США.) В то же время госсекретарь США Помпео также подтверждает контроль Гуайдо над активами, находящимися в распоряжении Федерального резервного банка Нью-Йорка или любых других банков, застрахованных в США.

Банк Англии (центральный банк Великобритании) по настоянию США отклоняет просьбу чиновников Мадуро о выводе золота Венесуэлы на сумму 1,3 миллиарда долларов США под предлогом того, что он будет использован Мадуро для «подавления своего народа». Империалисты знают, что Венесуэла может использовать это золото в качестве крайней меры при нехватке ликвидности.

В конце марта Казначейство США продолжает нацеливаться на золотодобывающую деятельность Венесуэлы, налагая санкции на государственную венесуэльскую горнодобывающую компанию Minerven.

В апреле США объявляют ещё одну партию анти-венесуэльских санкций, нацеленную на Центральный банк страны, четыре судоходные фирмы (три в Либерии и один в Италии) и девять судов, связанных с фирмами.

Официальные лица США оправдывают санкции, утверждая, что международное сообщество «охраняет зарубежные ресурсы Венесуэлы в интересах венесуэльского народа». Величайшее лицемерие и шантаж по этой линии — что перекликается и с заявлениями самих же представителей МВФ-ВБ — заключается в том, что эти два финансовых института на самом деле могли очень быстро ослабить гуманитарный кризис в Венесуэле; но они удерживают ресурсы, потому что «вопрос признания правительства» все еще, видите ли, неясен, а «ситуация на местах по-прежнему вызывает беспокойство». У США есть наглость обещать, что они будут использовать эти ресурсы «для восстановления Венесуэлы ... в соответствующее время, когда наступит переходный период» при так называемом «временном правительстве Гуайдо».

 

Борьба за контроль над венесуэльской нефтью

Длительное и крайне навязчивое вмешательство США в дела Венесуэлы объясняется в контексте наличия нефти. Венесуэла обладает крупнейшими подтвержденными запасами нефти в мире. В 1976 году нефтяная промышленность Венесуэлы была национализирована при президенте Карлосе Андресе Пересе. Все иностранные нефтяные фирмы были заменены местными, которые впоследствии были поглощены недавно созданной PDVSA. За 25 лет PDVSA превратилась в крупнейшую нефтегазовую фирму в регионе.

Когда Чавес стал президентом, он усилил государственный контроль над нефтяной индустрией. В начале 2000-х, Венесуэла была на пятом месте из самых крупных экспортеров сырой нефти, которая составляла 85% национального экспорта. Для дальнейшего усиления госконтроля, Чавес поднял лицензионные отчисления для нефтяных фирм и сформировал «смешанные компании», через которые PDVSA осуществляла совместный контроль с частными фирмами. К 2006 году PDVSA приобрела контрольный пакет всех этих совместных предприятий, хотя некоторые нефтяные транснациональные корпорации сумели сохранить своё незначительное присутствие.

 

Треть венесуэльской нефти перерабатывается на нефтеперерабатывающих заводах США

 

Чавистская политика, а также благоприятные правила ОПЕК привели к получению сверхдоходов благодаря повышениям цен на нефть. Это обеспечило ресурсами иные социально-экономические приоритеты правительства Венесуэлы. С другой стороны, противоречивые силы внутри страны и за ее пределами создавали проблемы для нефтяной промышленности. Например, сильная политическая забастовка работников PDVSA в 2002 году затронула 40% работников. Затем мировые цены на нефть рухнули в 2014 году, после чего последовали экономические санкции под руководством США.

В настоящее время это интенсивное перетягивание каната сосредоточено на контроле над PDVSA, особенно над ее зарубежными операциями. Основные активы, на которые нацелены санкции США, принадлежат CITGO, дочерней компании PDVSA, расположенной в США, и, как сообщается, основным источником доходов Каракаса из-за границы. Треть венесуэльской нефти перерабатывается на нефтеперерабатывающих заводах США, в основном в CITGO и еще двух других. CITGO является восьмым по величине нефтеперерабатывающим заводом в США с сетью из примерно 5000 автозаправочных станций в 30 штатах.

США пытались захватить CITGO в течение многих лет. В феврале этого года офис Гуайдо в США объявил о создании нового совета директоров CITGO. Затем компания незамедлительно разорвала связи со своей материнской фирмой (включая приостановку платежей, связей и рекламных кампаний), чтобы присоединиться к санкциям США.

Очевидно, что США хотят вернуть контроль над нефтяной промышленностью Венесуэлы. Советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон недавно хвастался, что правительство США беседует с крупными нефтяными компаниями США о перспективах инвестирования или захвата нефтедобычи в Венесуэле, как только кризис разрешится в пользу Гуайдо.

 

 

Противоречия в экономике Венесуэлы

Венесуэла страдает от перекоса внутренней экономики, которая до 1998 года была в основном добывающей и в значительной степени зависящей от нефти. Она по-прежнему в значительной степени зависит от экспорта нефти, величина которого варьируется от 65% до 95% от общего объема экспорта. Таким образом, недавние санкции под руководством США были нацелены на данное слабое звено. По оценкам, предыдущие экономические санкции, обошлись Венесуэле в 350 миллиардов долларов США в производстве товаров и услуг в период 2013-2017 годов.

Подобные противоречия служат факторами кризиса и явно указывают на большие пробелы в способности Венесуэлы к социально-экономическому развитию. Следовательно, когда мировые цены на нефть упали в 2014 году, а правительство отреагировало на это выпуском новых банкнот к концу 2016 года, результатом стала стремительная гиперинфляция. Венесуэла сталкивается с самым высоким в мире уровнем инфляции в течение пяти лет подряд. Было рассчитано, что с мая 2017 года по май 2018 года она составила 25 471%.

Кроме того, империалистические корпорации и крупная буржуазия Венесуэлы сохранили влияние в её экономике, и правительство зависит от них в отношении основных товаров и услуг. Например, гигантский Empresas Polar, принадлежащий венесуэльскому миллиардеру и ключевому лидеру оппозиции Лоренцо Мендосе, контролирует производство обработанных продуктов питания и напитков. Мендоса был обвинен в использовании рычагов давления на промышленность, чтобы вызвать нехватку продовольствия внутри страны.

Крупная буржуазия Венесуэлы также способна манипулировать банковской и финансовой системой, которую боливарианское правительство не смогло экспроприировать и контролировать. Таким образом, при Чавесе Венесуэла не смогла остановить массовый отток капитала в 134 миллиарда долларов США в период 1999-2012 годов, что еще больше подорвало экономику.

При Чавесе, с другой стороны, правительство учредило несколько социальных программ, направленных на улучшение жизни бедных в стране, в том числе чернокожих и коренных общин. Был введен всеобщий доступ к образованию; к 2005 году ЮНЕСКО заявила, что Венесуэла ликвидировала неграмотность. Была внедрена национальная система здравоохранения и создано около 8000 новых медицинских центров в период с 2005 по 2012 год и при помощи нескольких тысяч кубинских медицинских специалистов. За последние восемь лет построено 2,5 миллиона квартир для бедных семей.

Было создано более 1000 коммун, чтобы люди могли осуществлять свое право на самоуправление на землях предоставленных государством. Например, коммуна Эль-Майзал занимает 2300 гектаров, где 9000 человек выращивают кукурузу и разводят скот. Эль-Панал, в самом Каракасе с 3600 семьями, выращивает юку и бананы и имеет свой собственный завод по выпуску сахара. Государство учредило 30 000 Местных Комитетов по Производству и Снабжению (CLAP), которые обеспечивают адекватное снабжение основными продуктами питания по субсидированным ценам.

Несмотря на эти успехи, народ Венесуэлы в последние годы сталкивается с трудностями из-за того, что экономика страны плотно зависит от доходов от нефти, которые резко упали, в следствие экономических санкций от США и диверсий внутри страны осуществляемых силами, которые настроеннымы против Мадуро.

 

Влияние саботажа экономики, мнимая «гуманитарная помощь»

Венесуэла переживает серьезный гуманитарный кризис с нехваткой основных товаров, включая продукты питания, воду и лекарства. Электрическая сеть подвергалась повторяющимся отключениям, а наихудшее произошло с 7 по 13 марта, когда отключения затронули 21 из 23 венесуэльских штатов. Правительство связало эту проблему с некой формой «кибератаки» на гидроэлектростанцию ​​Гури. Руководство энергетической сферы заявляет, что они предотвращали до четырех атак на электрическую сеть каждый день, в то время как венесуэльские вооруженные силы немедленно создали систему воздушного наблюдения за линиями электропередачи и заняли все стратегические объекты, «чтобы стабилизировать систему и предотвратить любые другие атаки».

Правительство возложило вину за перебои с электричеством на правых, диверсии которых спонсируются США. Мадуро заявил, что «Венесуэла… является испытательным полигоном для нового кибернетического, электромагнитного боевого оружия и новой военной стратегии, которая заключается не в прямом вторжении или бомбардировке ракетами, а в бомбардировке жизненно важных общественных служб». Знаменательно, что во время массового отключения электроэнергии 13 марта Майк Помпео написал в Твиттере следующее: «Без энергии, без света, далее — без Мадуро».

США также пытались вскрыть границы Венесуэлы, предлагая доставить иностранную помощь в страну с помощью оппозиции, в надежде, что это еще больше обострит критику Мадуро в обществе. Предполагалось, что поставки будут осуществляться через границы с Колумбией и Бразилией, чьи правительства поддержали Гуайдо. Каракас разоблачил лицемерие возглавляемого США альянса, который одной рукой предлагает гуманитарную помощь, а другой — ввел санкции, которые нанесли ущерб социально-экономическому положению Венесуэлы.

Правительство Мадуро осуждает эти санкции как абсолютно незаконные и аморальные, а также как попытки украсть богатство венесуэльского народа, несмотря на заверения народу Венесуэлы в том, что санкции «сделают нас сильнее».

 

Борьба за расширение зон влияния

Стратегический план США в регионе заключается не только в том, чтобы контролировать Венесуэлу и ее ресурсы, но, по словам Мадуро, «вновь колонизировать Латинскую Америку и Карибский бассейн».

Со времён печально известной Доктрины Монро 1823 года США долгое время считали Латинскую Америку своим собственным «задним двором». Эта претензия неоднократно сопровождалась вооруженными операциями, в том числе в ходе Испано-Американской войны. Особенно после заявления Рузвельта в 1904 году о том, что США имеют право выступать в качестве «международной полицейской силы» в регионе, до сегодняшнего дня все страны Латинской Америки испытывали вмешательство США, как явное, так и скрытое. Венесуэла не является исключением, поскольку ранее в истории страны США уже поддерживали несколько марионеточных режимов.

Встревоженные приходом Чавеса к власти в 1998 году и его популярностью, США удвоили свои усилия по интервенции. Они поддержали попытку правого переворота 2002 года, которую предотвратил народ Венесуэлы. Даже предшественник Трампа Обама, который пообещал нормализовать дипломатические отношения с Кубой, своим злейшим врагом, заявил в 2016 году, что Венесуэла представляет собой «редкую и чрезвычайную угрозу национальной безопасности США и внешней политике».

Несмотря на местонахождение на другом конце мира, Китай и Россия стали одними из тех государств, которые открыто противостояли вмешательству США в Венесуэлу и весь латино-американский регион. Они вдвоём повели себя как ядро блока БРИКС, чтобы защитить свои стратегические интересы в регионе, несмотря на очевидный сдвиг лояльности правительства Бразилии при новом президенте Болсонару.

 

В 2018 году Китай и Венесуэла подписали 28 соглашений о сотрудничестве

 

Китай увеличивает влияние на Латинскую Америку с помощью инфраструктурных проектов и инвестиций и, таким образом, считает стратегическим шагом улучшение взаимоотношений с Венесуэлой, которая богата нефтью. Китай в настоящее время является крупнейшим кредитором Венесуэлы; половина всех китайских кредитов Латинской Америке за последнее десятилетие была выдана боливарианскому правительству.

Венесуэла оплачивает свои долги нефтяными поставками и планирует утроить экспорт нефти в Китай. В 2018 году Китай и Венесуэла подписали 28 соглашений о сотрудничестве, в основном касающихся переработки сырой нефти, энергетики и добычи полезных ископаемых. Китай пообещал и впредь оказывать поддержку Венесуэле, и сам Мадуро недавно заявил, что может рассчитывать на то, что Китай станет союзником в американской «экономической войне».

Быстро растущее присутствие Китая в Венесуэле встревожило США и их союзников, и придает им дополнительную необходимость в скором времени свергнуть Мадуро, чтобы только остановить китайское расширение влияния и вернуть контроль над венесуэльской нефтью с помощью Гуайдо. Так же Вашингтон рассматривает венесуэльскую арену частью своей более обширной геополитической задачи по сдерживанию Китая и своих энергетических интересов, по крайней мере в Латинской Америке, воспринимаемой «задним двором» США.

Между тем Индия остается одним из основных покупателей венесуэльской сырой нефти, игнорируя неприкрытые угрозы США за торговлю с Венесуэлой. Ожидается также рост помощи Кубы в различных формах. Россия, со своей стороны, предоставила Венесуэле 17 миллиардов долларов США в виде кредитов и инвестиций. В декабре 2018 года два союзных государства заключили соглашение, по которому Москва инвестирует 6 миллиардов долларов США в нефтяном и золотодобывающем секторах Каракаса.

23 марта около 100 российских военнослужащих прибыли в Каракас на борту двух самолетов с 35 тоннами груза в рамках соглашения о сотрудничестве в оборонной промышленности. Чиновники Трампа быстро назвали российское военное присутствие «нежеланной провокацией». Со своей стороны, Россия припомнила США их собственные вторжения в страны, из которых они в дальнейшем так и не вывели войска не смотря на обещания, например, из Афганистана и Сирии.

США хотят восстановить свою полную гегемонию в Латинской Америке как на своем «заднем дворе», как в былые времена, хотя на этот раз с помощью своих союзников внутри и за пределами региона. Но в связи с ослаблением влияния Гуайдо и постпенным ослаблением его международной поддержки, голос Венесуэлы, особенно трудящихся масс, призывающих к неустанной защите национальной свободы и народной демократии, прозвучал вновь, и теперь сильнее, чем когда-либо, в Латинской Америке и во всем мире.

 

Примечания

  1. https://foreignpolicy.com/2018/06/05/its-time-for-a-coup-in-venezuela-trump/
  2. Иран-контрас — политический скандал в США во второй половине 1980-х годов. Разгорелся в конце 1986 года, когда стало известно о том, что отдельные члены администрации США организовали тайные поставки вооружения в Иран. Чем нарушали оружейное эмбарго против этой страны. Дальнейшее расследование показало, что деньги, полученные от продажи оружия, шли на финансирование никарагуанских повстанцев-контрас в обход запрета конгресса на их финансирование.